Перейти к содержимому

Оцените эту тему

Recommended Posts

Столица, увеличившись почти в два с половиной раза, получила обширные земли — бывшие охотничьи угодья. Но вот незадача: в городе нельзя не то что стрелять, но даже расчехлять оружие. А пули-то cвистят! Корреспонденты «ВМ» узнали, откуда порохом пахнет.

file68al9xt2t4h6psjucke.jpg

Кирпичный двухэтажный дом на краешке Подольска с гордой вывеской: «Подольское районное общество охотников и рыболовов». На стенах директорского кабинета фотографии охотников с тушами кабанов и связками перепелов — воспоминания о хороших временах. Тихо, как в склепе. Пережив столетний юбилей, охотхозяйство опустело в разгар охотничьего сезона — львиная доля кишащих живностью лесов ушла в Новую Москву, где стрелять запрещено. Город все-таки.

Почти «Черный квадрат» Малевича

— Вот это были наши угодья, — Сергей Лозыченко, директор охотхозяйства «Коротыгино» Подольского районного общества охотников и рыболовов, водит пальцем по карте. — Только представьте: 80 тысяч га леса вошло в состав Новой Москвы. От нашего хозяйства — 70 тысяч.

На оставшемся кусочке практически нет леса, одни поля. Лучшие угодья — теперь городская территория. Лозыченко на своей должности уже 23 года. Знает каждую кочку, каждую лисью нору.

— Это хозяйство я создал с нуля, — говорит Сергей на тон ниже, суровость в голосе сменилась сожалением. — С одного кабана. Все было выбито. Долго мы здесь бились, пока не вышли из состава Московского общества охотников и рыболовов — МООиР.

Во многих районах ведение охотничьего хозяйства похоже на сбор грибов — банальное собирание даров природы, а чтобы разводить зверя, охранять — нет, такое не нужно. Браконьеры в одном углу стреляют, охотники, которые по закону пришли, — в другом. Вот и все.

Территория хозяйства была еще больше — часть Чеховского района и Домодедовского. Потом, когда в 1991 году началось деление территорий, охотников загнали в границы района. В 2001 году общество получило долгосрочную лицензию на использование территорий — целых 25 лет невмешательства со стороны любителей прикарманить лакомый кусочек. И вдруг 1 июля прошлого года выяснилось: «Вы теперь — Москва», — и, как прикладом по голове: «Охота на территории города запрещена».

— Ни одного суда, ни одного решения, что территория нашего хозяйства и лицензия изымаются, — негодует директор. — Даже официального ответа, запрета охоты от какой-то организации нет.

Мы писали главе Департамента природопользования — скажите, что «да, изымаем». Потому что по закону если территория изымается для государственных нужд, то по ст. 40 Закона о животном мире пользователь вправе предъявлять иски с учетом упущенной выгоды — мы ведь зарабатывали какие-то деньги, и мы можем выставить иск. Только непонятно, к кому. Территории нам передавала Московская область, Москва к этому никакого отношения не имеет. Заборов никто не ставил, охрану живой цепью — тоже.

Казалось бы, нет решения — живите, как жили. Но уж очень законопослушные охотники попались: сказали им, что с 1 июля это территории Москвы — все, как бабка отшептала. Никто не охотится в лесах бывшего хозяйства.

— Оставшаяся территория практически неперспективная. Она только на карте хорошо смотрится, — горько усмехается Сергей Дмитриевич. — Не указаны дачи, вот эта часть — военный полигон с бетонным забором, а тут — трасса. Здесь — сады, дачи, там — дачи. Если все места, где охотиться нельзя, закрасить черным, то останется практически черный квадрат. Из 14 тысяч га 8 тысяч — леса, но разорванные. Полуубогое хозяйство.

Нет кабанов — нет проблем

Официально охота запрещена, но джипы c желающими пострелять ездят. Жители раза три-четыре в неделю бередят не затянувшуюся рану директора — звонят, рассказывают, как то на одном краю леса заметят машины да людей с ружьями, то на другом.

Браконьерство цветет пышным цветом.

— Кабана выбито… Конкретных фактов мы не видели, но столько звонков! Ведь кабан был основной добычей. В разные годы охотники добывали от 50 до 100 голов. Лось, очень много косули.

На момент передачи территорий (на 10 марта 2012 года) — 750 голов копытных ушло в Новую Москву. На сегодняшний день не осталось ничего. Люди звонят нам, а что мы можем сделать? Отправляем к участковому. Только я на сегодняшний день не слышал, что кого-то поймали… А чему удивляться? Приедет полицейский или прокурор в ботиночках, он что, побежит в лес, где снега по колено, искать охотников? Вопрос — темный лес, как тот, что раскинулся на новых территориях. Писали, просили — возьмите специалиста охотхозяйства, создайте службу охраны. Тишина. О кабанах тоскуют всей дирекцией. Даже бухгалтер Галина Дмитриевна вспоминает, как кормили их почти с рук — выйдет егерь на площадку, постучит по ведру, и бегут боровы за лакомством, как собаки.

— Хотели искусственно разводить кабанов, так тут еще одна проблема навалилась летом — африканская чума свиней. Дано указание уничтожить всего кабана, на нашем кусочке его стреляют и днем и ночью. Зато на территории Новой Москвы проблема решилась сама собой: нет кабанов — нет проблем.

Когда пошла чума свиней, из питомника, арендованного в Вологодской области, прислали письмецо — ликвидируйте питомник или разводите других животных — хоть зайцев, хоть оленей. Но тут вмешалась природа-матушка — ураганом снесло забор, и кабаны благополучно убежали в лес. Перст судьбы, не иначе.

Лис бешеный. 1000 рублей за штуку

Если с кабанами браконьеры разобрались, избавив новые территории от чумы свиней, то отряды бешеных лис продолжают кошмарить местных жителей.

— Регулировать численность лисицы надо, она же будет с геометрической прогрессией расти, — уверен Лозыченко. — Бывало, когда на территории района выявляли до 98 случаев бешенства.

В прошлом году в деревне Матвеевское Подольского района погибла маленькая девочка. Скорее всего, ее покусала кошка, которая контактировала с больной лисицей.

Жители обращаются, просят стрелять — лисье бешенство очень распространено, — но никто не выезжает. Даже постановление о регулировании численности не спасает — на территории города стрелять нельзя.

— Это все равно, что вы начнете палить из ружья на Старом Арбате! — объясняет официальную позицию Лозыченко. — Есть правила охоты, где черным по белому написано — охотиться можно не ближе 200 метров от населенного пункта. На территории населенного пункта может применить табельное оружие только сотрудник полиции. Теперь представьте: приехал полицейский с пистолетом и попытается где-то в лесу застрелить лисицу. Смешно! Раньше на территории всего хозяйства с согласия ветеринарной службы выкладывали вакцину, вели отстрел. Администрация помогала материально: охотник стреляет лисицу, несет в ветеринарную службу. Тушка отправляется на анализы, охотник получает справку и, предъявив бумагу в Обществе, получает законную тысячу рублей.

И людям помог, и денежку заработал

«Перспективы нет», — мотает головой Сергей Дмитриевич, когда мы просим нарисовать хоть какие-то радужные картинки будущего хозяйства.

— Есть только одна надежда — что МООиР снимет монополию с угодий и в Московской области начнется закрепление территорий через аукцион. Продажа. Может, в том числе будет и наш сосед, Чеховский район, выставляться.

Есть возможность добавить хороших угодий. Места брошенные, но хорошие. Начнем опять с нуля — не привыкать. Если ничего не получится, то на нашей территории останется лишь разводить фазанов — охота по перу востребована. О копытных все же придется забыть…

Еще жива, чуть теплится надежда

Слушать о бедах обделенного хозяйства можно часами — безрадостно, плохо, караул. А что на самом деле? Отправляемся в антибраконьерский рейд — ловить нарушителей городского спокойствия с поличным.

Сегодня центр охраны троицко-новомосковской природы находится в ЮЗАО. Оттуда же, с Профсоюзной, 41, стартует и наша, пока небольшая, экспедиция под руководством начальника отдела экологического контроля по Юго-Западному округу столицы Департамента природопользования и охраны окружающей среды города Москвы Андрея Лялина, курирующего вопросы охраны окружающей среды на новых территориях и сформированный аналогичный отдел экологического контроля в Троицком и Новомосковском округах. На переходный период надзор за природными ресурсами новых территорий поручен ему и его подчиненным.

Ехать долго — рейд будет проходить в самом удаленном от исторического центра Москвы уголке Новой Москвы, на территории поселения Роговское. Березы, сосны мелькают за стеклом. По дороге Андрей Лялин рассказывает о том, как сегодня построена служба.

Одна из главных проблем, выявившихся этим летом, — браконьерство. Людям трудно привыкнуть к мысли, что теперь лес, в котором они, возможно, многие годы охотились, стал частью города, а значит, о любительской охоте пора забыть. Но постепенно, по словам Лялина, ситуация исправляется, не в последнюю очередь благодаря антибраконьерским рейдам и разъяснительной работе.

Едем по снежным барханам, присматриваемся, нет ли засидок — укрытий, в которых браконьеры подкарауливают зверя.

— Практически все места, где организованы или могут быть организованы засидки, нам известны, и если в ранний осенний период там можно было найти человеческие следы, то сейчас такое случается очень редко, — уверяет Лялин. — Слухами земля полнится: когда мы выезжаем в рейды, люди подходят, спрашивают, кто мы, для чего мы здесь, мы объясняем. И уже здравый смысл берет верх.

По дороге заезжаем в Троицк, где к нам присоединяются сотрудники полиции, прокуратуры, специалисты из местной префектуры и из Департамента природопользования. Вскоре наши ряды пополняет егерь ПООиР Юрий Матухно.

Еще час пути — и мы добираемся до первых засидок. За дорогой, идущей вдоль кромки леса, — огромное кукурузное поле. Хотя оно и убрано, некоторые початки остались, и живущие в лесу кабаньи семейства регулярно приходят сюда полакомиться. Идеальное место для того, чтобы устроить засаду. Пройдя пару сотен метров по снежной целине, подходим к стоящей в поле группе деревьев. Вот и первая находка! Между тремя стволами устроен небольшой настил из досок, к которому ведут прикрепленные к деревьям ступени из брусьев. Затаившись на таких настилах, браконьеры могут подолгу ожидать появления кабанов. Сегодня никого нет, даже следов не осталось. Видно, в последние дни здесь никто не охотился. Неподалеку, среди деревьев, находим еще одну засидку — та же картина, давненько не ступала нога браконьера.

— Всего таких засидок — пара десятков, в ходе рейдов иногда обнаруживаем новые, — рассказывает Андрей Лялин. — Охотятся здесь почти исключительно на кабанов, поэтому проверка засидок — одна из основных целей рейда.

В этот раз мы объехали только пять из них — это почти все, что находятся на территории поселения. Следов охотников нет нигде. В последнее время сотрудники отдела выезжают в подобные рейды практически еженедельно, так будет продолжаться до тех пор, пока природоохранная служба ТиНАО не сформируется окончательно. Впрочем, этого осталось ждать недолго.

В помощь инспекционному подразделению в распоряжении охранников природы уже сейчас есть два беспилотных летальных аппарата и небольшой автожир (он же гироплан — винтокрылый летательный аппарат, готовый вместить двух человек). Так что проблема браконьерства в скором времени отойдет на второй план. Но есть и другая беда: бесконтрольное увеличение численности некоторых зверей может привести к появлению эпизоотий («звериных эпидемий»), да и вообще к нарушению экологического баланса.

— Через два года здесь лис и бродячих собак будет столько, что хоть в лес не ходи. Уже сейчас они сжирают и косуль, и кабанят, — говорит егерь.

Причем трудно понять, кто хуже — очумевшие лисы или брошенные дачниками собаки. Последние сбиваются в стаи, которые способны загнать до смерти взрослое животное. Да и кто не знает, что и лисы, и собаки — переносчики бешенства, а это уже реальная угроза людям. Власти признаются: единственный метод профилактики болезни — раскладка вакцины.

— С префектурой уже достигнуто соглашение о предоставлении помещения в Троицке, люди набраны и пока входят в курс дела, — обнадеживает Сергей Немальцин. — Мы им помогаем, консультируем.

А чтобы усилить подразделения Департамента по охране животных в Троицком и Новомосковском округах, сформировано дополнительное подразделение — 20 человек. В дополнение к задачам отдела экологического контроля по ТиНАО департамента у этих людей будет наземное и воздушное патрулирование территорий зеленого фонда с целью предотвращения и выявления нарушений законодательства в области охраны окружающей среды, в том числе животных, — браконьерства, падежа животных, проведения иных биотехнических мероприятий. А пока часть вопросов охраны животных возложена на департамент и его подведомственные организации и на Дирекцию по обслуживанию зеленого фонда Троицкого и Новомосковского округов.

Источник: http://www.vmdaily.ru/news/ohota-na-novih-...1357751751.html

Изменено пользователем aeneus

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Алексей, а может по тарелкам пострелять куда-нибудь для начала съездить?))

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Бродячие собаки - страшная вещь. Они вытесняют зверей из леса, могут напасть на человека, особенно на маленького. В Ульяновском лесопарке я знаю стаю из десяти собак, в Валуевском - тоже порядка десяти. И это как минимум.

Сегодня видел их лёжку в лесу.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Бродячие собаки - страшная вещь. Они вытесняют зверей из леса, могут напасть на человека, особенно на маленького. В Ульяновском лесопарке я знаю стаю из десяти собак, в Валуевском - тоже порядка десяти. И это как минимум.

Сегодня видел их лёжку в лесу.

На днях наблюдал, как из леса, что окружает 3-ий квартал вышла стая собак из 7 особей. Побродили по кварталу, облаили всех, пошарились по мусоркам и снова ушли в лес. Я еще подумал, вот те на, дикие собаки обосновавшиеся в лесу.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Это скорее всего та же самая стая, что сфотографирована в теме про бродячих собак Града. Там среди них есть почти плюшевый бобик. Они гуляют по радужной, раньше постоянно подкармливались на конечной остановке "Град Московский". Теперь встречаю их на дорогах СНТ Просвещенец, рядом с малым пожарным прудом, в глубине леса у поляны лесника. В лесу они проводили время и зимой.

Есть подозрение, что они распугали наших зверей.

Плохо ещё то, что у нас полно бешенных лисиц, и такие собачки запросто могут от них заразиться, потом по привычке выйти в город и кого-то цапануть от непреодолимого желания кусаться.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Одни наблюдатели кругом: стрелять нельзя, травить нельзя, отлавливать - то ли боятся, то ли не умеют.

Как-то, до всех расширений и присоединений видел, как в Московском происходит граммотная зачистка. Первый круг машина тихо проехала, а второй - также тихо собрала. В условиях города это надо делать регулярно, пока народ просыпается под звуки лая собак, вышедших из леса и шерстящих мусорные контейнеры.

Подавайте адресные заявки в администрацию с указанием времени появления стай.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас


  • Похожие публикации

    • Автор: aeneus
      В Москве, прямо рядом с нами, все еще живут живут зайцы, тритоны, соколы и другие дикие животные. Об этом рассказывают эксперты по охране природы Москвы, авторы «Красной книги города Москвы» Галина Васильевна Морозова и Борис Леонтьевич Самойлов. Они же объясняют, чем плохи рулонные газоны, почему нельзя убирать опавшие листья и зачем в мегаполисе надо сохранять болота, реки и водоемы в естественных берегах.
      Екатерина Шерга: Успеет ли выйти в нынешнем году очередная, третья по счету Красная книга Москвы? Антон Кульбачевский, руководитель Департамента природопользования и охраны окружающей среды города Москвы, вроде бы прошлой осенью это твердо пообещал.
      Галина Морозова: Прежде всего, хочу напомнить всем и господину Кульбачевскому в особенности, что 2018 год – знаковый. Ровно 20 лет назад правительство города своим постановлением от 21 июля 1998 года одновременно с образованием в столице восьми особо охраняемых природных территорий приняло решение о подготовке Красной книги Москвы. Через три года вышло ее первое издание. В 2011 году вышло второе, дополненное, и на одной из его первых страниц Антон Кульбачевский заявил: «…Мы обязаны приложить максимум усилий для сохранения существующих сейчас рядом с нами видов растений и животных». Увы, на деле всё оказалось ровно наоборот.
      Удивительная водная птица чомга
      Что же касается неоднократных прошлогодних заявлений господина Кульбачевского о выходе в 2018 году третьего издания Красной книги – это просто его мечты. Озвучивать свои мечты, даже несбыточные – не запрещено! После 2011 года возглавляемый им Департамент, на который возложено не только издание, но и, главное, ведение Красной книги Москвы, трижды заказывал необходимые для этого инвентаризационные работы. Но уже изначально можно было прогнозировать их провальные результаты. На проведение каждой «инвентаризации» отводился только один год. А разве можно за один полевой сезон проинвентаризировать более 100 тысяч гектаров представленных в границах Москвы местообитаний диких животных и растений? Руководство департамента должно, наконец, честно признаться, что достоверных и сколько-нибудь полных материалов для третьего издания Красной книги Москвы у них просто нет. По этой причине и выпустить его раньше 2021 года, то есть соблюдая периодичность в 10 лет, как у Красной книги Российской Федерации, не получится.
      Кстати, мне тут пришла в голову мысль. Почему Департамент так хотел выпустить третье издание именно в 2018 году? Может быть, чтобы в нём не появились многочисленные чёрные точки – утраченные места обитания краснокнижных видов животных и растений? А таких точек на карте Москвы возникло великое множество! За короткий срок российская столица потеряла часть Крылатской поймы, Нагатинскую, Братеевскую и Марьинскую поймы; на очереди – уничтожение уникальной Мнёвниковской поймы.
      Борис Самойлов: Практически каждая природная территория Москвы понесла те или иные потери. Но больше всего пострадали незастроенные поймы реки Москвы и долины малых рек - с их разнотравными лугами, низинными болотами, старичными водоёмами и перелесками. Именно они позволяют выживать в условиях мегаполиса самым редким для Москвы видам животных и растений – горностаям, ласкам, зайцам-русакам, серым куропаткам, перепелам, разным видам уток и куликов, белым кувшинкам, ирисам и другим редким в мегаполисе видам животных и растений.
      Е.Ш.: Вы работали над предыдущими изданиями Красной книги. Как технически происходит учет растений и животных в огромном мегаполисе?
      Г.М.: В конце 1990-х годов был сформирован постоянный авторский коллектив, практически у каждого из нас свои “банки данных”, содержащие информацию по изучаемым конкретным исследователем группам растений и животных. Например, в нашем с Борисом Леонтьевичем банке данных собрана обширная информация о зарегистрированных на территории Москвы наземных позвоночных животных – млекопитающих, птиц, пресмыкающихся и земноводных – за всю историю зоологических исследований на территории, которую занимает современная Москва. Конечно, в границах Старой Москвы. Они постоянно пополняются – как в результате проводимых каждым автором наблюдений, так и за счёт данных, поступающих от москвичей – любителей природы или из других источников.
      Е.Ш.: То есть птиц и других животных надо физически найти, увидеть? Или уже не увидеть...
      Б.С.: Если речь идет о млекопитающих, их увидеть сложно, поскольку они, как правило, ведут ночной образ жизни и, к тому же, боятся людей. К примеру, хищных зверей – горностая, ласку, чёрного хоря, а также зайцев – беляков и русаков - учитывают зимой по следам. Птиц отыскивают в основном весной – по голосам и гнездам. Особая проблема – летучие мыши. Найти их очень сложно, а наблюдать в тёмное время суток весьма проблематично.
      Е.Ш.: Хочется продолжить фразой из девочковых страниц в соцсетях: «Меня найти трудно, потерять легко и забыть невозможно». А как их в таком случае вообще отслеживать?
      Б.С.: Только находить по звуковым сигналам или отлавливать с помощью навесных сетей (а потом отпускать). Но именно их видовой состав и численность важно знать, потому что они охотятся на насекомых в воздухе, обычно – над водой. И если воздух загрязнен разного рода выбросами, или в реку или пруд сбрасывают стоки, то летающих насекомых остается очень мало, а вслед за этим исчезают и летучие мыши.
      Горностай - животное, которому в Москве уже нет места.
      Г.М.: После завершения полевых исследований собранные материалы систематизируются и анализируются. К сожалению, чиновники, которые планируют работы по инвентаризации флоры и фауны Москвы, не обладают необходимыми познаниями – со всеми вытекающими для природы Москвы последствиями. Предыдущая Красная книга вышла в 2011 году с предисловиями Собянина и Кульбачевского. Когда мы, авторы Красной книги, их прочитали, нам стало очень грустно…
      Е.Ш.: Удивительно, что они могли понаписать? Ведь предисловие – вещь по определению формальная.
      Г.М.: Вот цитата из обращения Собянина: «Чтение, а лучше сказать, изучение этой замечательной книги станет увлекательным путешествием по природным зонам Москвы. Не сомневаюсь, что книга станет интереснейшим путеводителем и хорошим учебником». Большего непонимания того, зачем нужна Красная книга (а ведь это официальный документ правительства Москвы), трудно себе представить.
      Е.Ш.: Ну да, ясно, что для чиновников Красная книга – это статусный аксессуар, украшение начальственного кабинета наряду с портретом Путина и малахитовыми часами с изображением Георгия Победоносца…
      Г.М.: Еще раз: Красная книга - это, прежде всего, официальный документ правительства Москвы! Причем - обязательный к исполнению! На месте Собянина я бы написала вот что: «Господа, которые проектируют и строят, прежде чем выбирать место, не забывайте посмотреть, есть ли там краснокнижники! И за их потерю вы будете нести личную ответственность!». Но нет, Красную книгу превратили в красивое подарочное издание.
      Рядом новостройки, но выпь пока не ушла из болот.
      Б.С.: Тут надо объяснить, что такое Красная книга Москвы и в чем ее отличие от других красных книг, прежде всего – российской. Задача Красной книги РФ – решать проблемы сохранения и восстановления исчезающих и редких видов в масштабах всей страны. А цель московской – обеспечить сохранение биоразнообразия, а заодно продемонстрировать, насколько город живет в ладу с природой. Например, ни в Красную книгу Московской области, ни тем более в федеральную не занесены заяц-беляк или коростель, потому что за пределами Москвы их бегает сколько угодно. А в Красную книгу Москвы они внесены. Потому что зайцу-беляку для жизни нужен настоящий лес, а не парк, коростелю же – высокотравный луг, а не газон.
      Е.Ш.: Неужели в Москве остались места, где могут жить зайцы?
      Б.С.: Целых два вида: лесной - беляк, и полевой - русак. Их численность на некоторых природных территориях Москвы несколько увеличилась – потому что там, наконец, исчезли стаи бездомных собак.
      Г.М.: Зайцы-русаки живут даже на Крылатских холмах. В небольшом по площади заказнике «Теплый Стан» зайца-беляка видели в 2015 году. А вот в Царицынском лесопарке после его «приспособления для современного использования» исчезли не только зайцы и ежи, но и почти все лесные обитатели. Зато появились сизые голуби и крысы.
      Е.Ш.: Но ведь многим людям именно парк вполне подходит. Дорожки, газон, лавочки, лотки с китайскими игрушками. Деревья кое-какие. Нет зайцев? На них можно в зоопарке посмотреть.
      Б.С.: Если вы пойдете в любой московский лесопарк, особенно весной, то увидите, как много людей уходит с той территории, где газоны, лавочки, лотки и дымящие мангалы. Недавний опрос москвичей показал, что большинству горожан нужна именно природа – тенистые леса, цветущие луга, берега чистых рек с рогозом, тростниками и порхающими стрекозами. Но что происходит в последние годы в Москве? Если лес, то власти считают необходимым его “вычистить”, но не от мусора, а от необходимых для нормального развития леса валежника и почвозащитного подлеска, вместо рыхлой лесной подстилки и лесных трав устраивают газоны. Если это река или пруд, то их закуют в камень или оконтурят вертикальными стенками из бревен, после чего они превращаются в подобие канала или корыта, где уже в июне протухает вода и погибает рыба. Хотя живую природу, как показывают примеры многих европейских столиц, вполне возможно сохранить и в мегаполисе.
      Г.М.: А здесь даже не требуется больших денег. И именно по этой причине экологически ориентированные проекты Департамент в принципе не интересуют. А вот уничтожить все живое при «экологической реабилитации» каскада прудов в Покровском-Стрешневе или на ВДНХ за миллиарды рублей – это всегда пожалуйста.
      Е.Ш.: Тогда скажите, кого мы в Москве уже точно, безвозвратно потеряли?
      Г.М.: Сегодня этого точно никто не знает, поскольку Департамент свои функции по организации ведения Красной книги Москвы не выполняет. Есть специальный термин «вероятно исчезнувшие». Мы с уверенностью можем сказать, какой вид находится под угрозой исчезновения. Например, черный хорь, горностай, перепел. Все они были во втором издании Красной книги. В третьем издании для Старой Москвы они окажутся в черном списке, хотя они вполне могли бы быть сохранены.
      Б.С.: Где теперь жить тому же горностаю или перепелу? Еще недавно они обитали в Крылатской, Марьинской и Братеевской поймах. А ныне там, (а не где-нибудь на месте реконструируемой промзоны), построены и строятся развлекательные парки с аттракционами и мертвыми газонами.
      Г.М.: Есть в Красной книге и виды с неопределенным статусом. Это, например, орешниковая соня, которая живет в подлеске и ведет ночной образ жизни. Известно, что ее не так давно видели в Останкинской дубраве. Но, извините, этот многовековой широколиственный лес превратили и продолжают превращать в какое-то подобие ландшафтного парка – за 2 миллиарда! Или одна из самых удивительных по расцветке птиц – белая лазоревка, которую не случайно называют князьком. В её оперении сочетаются два цвета – чисто белый и ярко лазоревый. Эта маленькая синица гнездилась в Москве только в одном месте – в пойме реки Лихоборки. Только ее уничтожили: в этом году там завершилось строительство крупного транспортного объекта – со всеми вытекающими последствиями для живой природы.
      Б.С.: Незастроенные долины рек и болота московские власти расценивают как бросовые земли. У нас начальство, если видит где-то разнотравье высотой до колена, воспринимает это как форменный беспорядок. И тут же поступает приказ: «Состричь немедленно!»
      Г.М.: В Москве уже не одно десятилетие трудится Петр Павлович Бирюков, вице-мэр Москвы, курирующий департамент жилищно-коммунального хозяйства. Создается впечатление, что для него естественный травостой, да и вообще природа в Москве – личный враг. Может быть, это из деревенского детства и юности? Ведь в сельской местности трава – это или корм для скотины или же сорняки. И в обоих случаях её нужно косить. Кстати, насколько мне известно, именно Петр Павлович «внедрил» в московское озеленение рулонные газоны – тогда он был префектом Северного округа. И что мы имеем сейчас? Даже на Тверском бульваре жёлтые мочалки вместо зеленой травы! Когда же господин Бирюков и его соратники поймут, наконец, что такие газоны без регулярного полива в нашем климате просто не выживают! А поливать все эти тысячи гектаров заведомо нереально. Да и городскому бюджету, то есть налогоплательщикам, это удовольствие обернется в кругленькую сумму. Зачем же менять не требующее полива и масштабных затрат разнотравье на «аглицкие» газоны? Чей это бизнес?
      "Рулонный газон" в Москве. Фото автора
      Б.С.: Еще одно экологическое преступление – замена естественных почв искусственными почвогрунтами. Народ радуется – чернозем привезли! А это никакой не чернозем, а очень вредный искусственный субстрат. Такое впечатление, что производство этих почвогрунтов для кого-то хороший бизнес.
      Г.М.: У меня во двор уже несколько лет прилетает пара ворон, которые пытаются загнездиться: строят гнездо, самка садится откладывать яйца и все - исчезают. То есть они понимают, что птенцов им не выкормить. В первые дни их нужно кормить насекомыми и другими беспозвоночными. А на газонах, которые создают на этих самых искусственных почвогрунтах, таких животных очень мало. Да и регулярное – осенью и весной – удаление листового опада уже привело к резкому снижению численности тех же дождевых червей, которыми питаются многие виды птиц. Из-за повсеместного и ежегодного многократного выстригания травы и удаления опавших листьев почвенная фауна деградирует. Вслед за ней резко снижается численность еще недавно самых обычных в московских дворах ворон, галок и даже домовых воробьев.
      Б.С.: В российской столице нет внятной природоохранной политики. А то, что делается якобы для охраны природы – особенно, если вдруг на это выделяют больше деньги – чаще всего идет ей во вред. Мы уже говорили об урбанистическом благоустройстве и о так называемой «экологической реабилитации водных объектов». А есть еще «восстановление фитоценозов» или «формирование состава древостоев» - это вообще дикость какая-то, придуманная невежественными менеджерами, не знающими ни природы леса, ни законов его развития. Там и вырубка деревьев и кустарников и использование искусственных почвогрунтов и засорение лесной флоры чуждыми лесу травами.
      Е.Ш.: Расскажите хоть что-нибудь хорошее. Про какой-то успех. Про то, как кто-то к нам прилетел, приплыл, дополз, полюбил нас, захотел здесь жить.
      Б.С.: Прошедший год был очень трудный для насекомых, для птиц, для некоторых млекопитающих. Но очень благоприятный для земноводных! А в этом году впервые за много лет в Москве нашли гребенчатого тритона - земноводное, похожее на микродракончика. Причем нашли сразу три места его размножения: водоемы на природных территориях в Тушино, Тропарево и Новопеределкино. А это своего рода сенсация, потому что во всем мире земноводные сейчас находятся в глубокой депрессии, самые обычные виды вымирают в масштабах целых стран, и никто не может объяснить, в чем причина. Недавно в Главном Ботаническом саду нашли гнездящуюся длиннохвостую неясыть. Это таежная сова, она может даже зайчонка поймать. А ведь раньше эту птицу в Москве никто даже не встречал.
      Гребенчатый тритон - земноводное, недавно обнаруженное в водоемах на окраине Москвы
      Г.М: Такие находки в нашем городе могут быть, пока в его черте сохраняются островки природы. А вернуть исчезнувшие виды и восстановить природу очень трудно. Сейчас в европейских столицах пытаются это делать, разрабатывают целые программы… У нас тоже есть некоторые успехи – в восстановлении сокола сапсана, которого считают символом Москвы. На старинных гербах именно он на руке у Георгия-Победоносца. ВНИИ природы, при котором существует «Русский Соколиный центр», с 1996 года реализует программу восстановления сапсана в Москве. С 2007 года пара сапсанов гнездится на Главном здании МГУ, а в последние годы еще 2 пары стали выводить птенцов в Москве – в высотках на Котельнической и Смоленской площадях. Вот только дальнейшая судьба этой программы под большим вопросом, поскольку в текущем году Департамент, насколько мне известно, отказался продолжить ее финансирование.
      Е.Ш.: Это в здании МИДа? Статью о них можно было бы назвать «Соколы российской дипломатии».
      Б.С.: Сапсаны выбирают именно сталинскую архитектуру, потому что эти высотки со своими башенками, нишами, шпилями в какой-то степени имитируют природный скальный ландшафт.
      Е.Ш.: А чем они питаются?
      Б.С.: В основном, многочисленными в Москве голубями. Я надеюсь, мы в городе создадим устойчивую популяцию этих соколов. Но для этого нужно, чтобы здесь гнездились хотя бы пять-шесть пар.
      Г.М.: Раньше в Москве сапсан гнездился в лесах – в Серебряном бору, Сокольниках, Лосином Острове, а сейчас только на зданиях. Конечно, хотелось бы вернуть его и в природу, что предусматривала закрытая Департаментом программа. Но теперь это вряд ли будет возможно.
      Б.С.: Для экологического благополучия Москвы чрезвычайно важно, чтобы ее руководители уяснили, наконец, что особо охраняемые природные территории, биоразнообразие, сохранение редких видов – это не прихоть любителей природы, а жизненная потребность огромного мегаполиса и миллионов его жителей. За спасение московской природы надо бороться всем миром!

      Использованы фотографии из Красной книги города Москвы (2011)
      Источник: http://activatica.org/blogs/view/id/5588/title/krasnaya-kniga-moskvy-chernyy-hor-ushel-triton-ostalsya
    • Автор: AlekcDolche
      Фильм Андрея Караулова ,ведущего программы "Момент Истины" на 5 канале из цикла "Административные округа Москвы" о достижениях Троицкого и Новомосковского административных округов города Москвы.
      Действующие Лица
      Префект ТИНАО - Набокин Дмитрий Владимирович.
       
       
    • Автор: AlekcDolche
      «Новая Москва» стала стоп-словом для операторов колл-центра московского ЦОДД.

      Сегодня один из пользователей соцсети Facebook опубликовал в сообществе движения «Синие ведерки» «кафкианскую историю» о Центре организации дорожного движения
      .

      По его словам, уже второй день подряд на левой полосе Киевского шоссе в районе Рассудово, что на территории Новой Москвы, лежит разбитый отбойник.
      «Кто увернулся, тот и выжил», — отметил он.
      В связи с этим пользователь решил сообщить об угрожающем жизни препятствии сотрудникам ЦОДД. Позвонив на один из номеров центра, он, согласно призыву оператора, начал излагать суть своей «заявки», однако служащий ЦОДД очень странно отреагировал на слова «Новая Москва».
      «Вас не слышно», — сказал он и бросил трубку.
      Подобная ситуация повторилась еще по меньшей мере четырежды.
      «При этом камеры стоят и деньги собирают», — посетовал пользователь, посоветовав тем, кто сегодня «погибнет» на Киевском шоссе, жаловаться в ЦОДД. Об этом сообщает Рамблер.
      Далее: https://auto.rambler.ru/news/40194655/?utm_content=rauto&utm_medium=read_more&utm_source=copylink
    • Автор: Котобус
      Более 80 парков появится в Троицком и Новомосковском округах (ТиНАО), сообщил журналистам руководитель Департамента развития новых территорий столицы Владимир Жидкин.
      «Под эти парки будет выделено более 12 тысяч гектаров, это чуть меньше 10% всей новой территории», – сказал В. Жидкин.
      По его словам, сейчас в Новой Москве создается 15 парков: три из них на средства бюджета города, семь – на деньги муниципального бюджета и еще пять – за счет средств инвестора. Их общая площадь превышает 1,6 тыс. га. 
      https://stroi.mos.ru/
       


Пользовательский поиск

Город Московский на карте

Яндекс.Погода

Новости города Московский

Новомосковский административный округ НмАО, ТиНАО (Новая Москва). Виджет Яндекс.







×