ПрезиДЕНТ
Войти  
Подписка 0
Котобус

Агрокомбинат Московский не хочет быть девелопером?

Оцените эту тему:

74 сообщения в этой теме

Статья, конечно, старая, но довольно интересная, и я ее раньше не видел:Сразу хочу предупредить некоторых форумчан, что содержит много букв!

Растить, а не строить. Почему агрокомбинат "Московский" не хочет быть девелопером 11.12.2006 Smart Money. Аналитический еженедельник № 39Робот-погрузчик подхватывает горшочки с цветами и ставит их на конвейер, который переносит хрупкий груз к терминалу автоматической сортировки. За считаные секунды растения проходят тщательный отбор: мелкие отправляются обратно в теплицу, подросшие — в специальную зону, откуда их скоро заберут для развоза по розничным точкам. На 3,5 га теплиц работают пять человек. Такое даже в Голландии редко увидишь. Евгений Сидоров, генеральный директор и совладелец агрокомбината "Московский", одного из крупнейших в России производителей овощей, зелени и цветов, обожает разные технологические новинки. В его теплицах автоматы смешивают субстрат, выбирают в зависимости от влажности способ полива, регулируют температурный и световой режимы. Все, что требуется от людей, — периодически проверять исправность системы. Будущей весной глава "Московского" обещает запустить вторую очередь своих чудо-теплиц — еще 3,4 га, оборудованных по последнему слову техники. В перспективе новый комплекс "Московского" площадью 13,5 га сможет выращивать до 20 млн растений в год. Глядя на теплицы-дворцы, которые Сидоров возводит на участке между Внуковом и столицей, конкуренты крутят пальцами у виска. Девелоперский бизнес на подмосковной земле принесет в разы больше денег, чем самое эффективное земледелие, уверен Виктор Семенов, основатель и основной владелец компании "Белая дача". Семенов, который, как и Сидоров, начинал как "чистый" аграрий, сегодня больше всего зарабатывает именно на строительстве. Однако главе "Московского" эти подначки нипочем. "Я займусь девелоперским бизнесом, только если придется слишком тяжело или не хватит денег на модернизацию всех старых теплиц", — говорит он. Но это случится не раньше, чем через пару-тройку лет. До тех пор Сидоров все же надеется доказать скептикам, что в Подмосковье могут расти не только цены на недвижимость. В ОСАДЕ Технические новинки — удовольствие недешевое. На строительство 1 га современных теплиц необходимо €1-1,2 млн, а "Московскому" первые две очереди нового комплекса обошлись почти в 4 раза дороже — €27 млн за семь без малого гектаров. Треть этой суммы поставщики оборудования согласились получать частями в течение ближайших двух лет. Оставшиеся €18 млн — собственные средства агрокомбината. В прошлом году оборот "Московского" составил $69,6 млн, чистая прибыль — $12,7 млн. "Еще два года назад мы начали экономить на всем, — рассказывает Сидоров. — Не платили дивиденды акционерам, не занимались обновлением старых теплиц, кое-что продали". С учетом всех дополнительных расходов весь комплекс обойдется в €30 млн. Столь масштабные инвестиции — событие для отрасли. В прошлом году в России насчитывалось всего 2000 га теплиц, причем за последние пять лет было построено лишь 50 га. По данным ассоциации "Теплицы России", в 1995 г. в Московской области насчитывалось 526 га теплиц, а в этом останется не более 226 га. Выращивать зелень здесь становится все менее выгодно. Еще 3-4 года назад рентабельность этого бизнеса по чистой прибыли была на уровне 30-40%, сейчас — ниже 13%. В Подмосковье слишком дорогая рабочая сила: ее доля в себестоимости продукции подскочила с 15 до 30%. Еще одна причина — растущие тарифы на энергию: в себестоимости расходы на электричество, газ и тепло занимают уже 35% против прежних 16%. И что самое главное, выгодных альтернатив — хоть отбавляй. "Семь лет назад, когда у нас был только сельскохозяйственный бизнес, оборот составлял всего $7 млн. В прошлом году он достиг $120 млн, при этом на долю овощей пришлось только $20 млн. Рывок произошел благодаря девелоперским проектам", — рассказывает Семенов из "Белой дачи". Совместно с IKEA на принадлежащем "Белой даче" участке в 52 га близ 14-го км МКАД строится торговый центр "Мега" площадью 220 000 м2. Сейчас Семенов одержим идеей построить развлекательный центр "Парклэнд" проектной стоимостью $2 млрд, в котором будут автодром, развлекательный парк, казино, отели и даже поля для гольфа. "Удачные девелоперские проекты приносят сегодня не менее 20% прибыли", — говорит генеральный директор Leeds Property Group Елена Флоринская. Это практически безопасные инвестиции. "На рынке до сих пор ощущается нехватка как складских, так и торговых площадей. Если и строить, и продавать, то рентабельность этого бизнеса может доходить до 40%", — добавляет Томас Дукала, заместитель директора отдела финансовых рынков и инвестиций компании Jones Lang LaSalle. Из-за земли многие агрофирмы, например "Заречье" и "Марфино", стали объектами недружественного поглощения. Теперь на месте их хозяйств стоят жилые дома. Сегодня в Подмосковье осталось всего три крупных производителя зелени: "Белая дача", "Московский" и агрофирма "Косино". Причем сохранить все свое хозяйство удалось только "Московскому". У него по-прежнему 114 га теплиц. "Белая дача" в прошлом году сократила площади под овощеводство до 52 га. В этом году останется 36 га. "Мы переносим теплицы в Кисловодск", — рассказывает административный директор "Белой дачи" Вадим Екомасов. Пуск первой очереди намечен на 2008 г. "Косино" сохранила всего 17 га: за последние 10 лет на ее полях были построены микрорайоны Жулебино, Новокосино, Кожухово. Что же заставляет Сидорова идти против течения? ПУТЬ ИНЖЕНЕРА Агрокомбинат "Московский", построенный еще в 1968 г., превратился в акционерное общество в 1992 г. Евгений Сидоров в то время работал на комбинате главным инженером. Встать у руля родной компании помог случай: перед выборами нового генерального директора кандидат неожиданно для всех отказался избираться. Сейчас Сидорову принадлежит 10,06% акций "Московского". Родной брат Сидорова Сергей контролирует еще 9,93% акций. 43% акций распределено между тремя ООО, чьи собственники неизвестны, 13,7% акций принадлежит Виктору Семкину, заместителю гендиректора комбината. Кто владеет остальными, в компании не комментируют. До 2000 г. комбинат скорее выживал, чем зарабатывал. К "доведению технологий до ума" Сидоров приступил только в новом веке. Начал с автомобильного парка. В "бычках" и "ЗИЛах", которые развозили овощи по магазинам, была очень плохая вентиляция, из-за чего продукты порой успевали сгнить по дороге. Архаичные грузовички заменили на "Мерседесы". В автопарке "Московского" сейчас 120 машин, из них 44 — иномарки. На них в общей сложности было потрачено 120 млн руб. Затем принялись налаживать более тонкие процессы. "Когда выросла стоимость энергоносителей, я сперва думал, что с этим ничего нельзя поделать, — говорит Сидоров. — Но потом увидел, сколько у нас есть дыр, которые можно заткнуть. К примеру, если тщательно отслеживать температурный режим в теплицах, можно здорово сократить расход газа". Сидоров собрал инженеров и предложил отрегулировать отопление. А чтобы инициатива не забуксовала, часть от сэкономленных средств отдал в премиальный фонд. Сейчас, по его словам, доля энергоресурсов в себестоимости продукции "Московского" не превышает 32%. У "Белой дачи" этот показатель в районе 40%. НЕЗРЕЛЫЙ РЫНОК В прошлом году "Московский" вырастил больше всех овощей в столичном регионе — 38 000 т огурцов, помидоров, перца и баклажан. Почти все это было продано в столичных же магазинах. "Мы произвели 15 000 т, 7000-8000 т поставило "Косино"", — прикидывает Екомасов из "Белой дачи". Всего москвичи, по его оценкам, съели в 2005 г. не менее 300 000 т овощей. В этом съедят примерно на 10% больше. "Белая дача" сократит объемы поставок овощей почти на 20%, но Сидоров не рассчитывает быстро занять место конкурента. Нужно время, чтобы перестроить ассортимент. Сейчас примерно половина продукции "Московского" — это весовой товар, который закупают небольшие магазинчики и торговцы на открытых рынках. "Торговать на вес неинтересно, ведь здесь конкуренция исключительно по цене. Появятся завтра на рынке дешевые турецкие огурцы — и мы сразу в проигрыше", — рассуждает Сидоров. А вот с фасованной продукцией работать куда интереснее. Розничные сети предпочитают именно расфасовку. Самым серьезным конкурентом в борьбе за освободившееся место Сидоров считает импортеров овощей. "Голландцы поставляют помидоры стабильного качества и одинакового размера, — говорит руководитель отдела зеленной продукции сети "Азбука вкуса" Ирина Дорошенко. — Отечественные поставщики тоже прогрессируют, но стабильности нет". Чтобы не вылететь из пула поставщиков розничной сети, надо закрывать определенную часть ассортимента круглый год. Ради этого "Московский" пошел на компромисс: когда в декабре заканчивается сезон, он до февраля фасует импортные овощи. Хотя и не рад этому. "На произведенной нами продукции всегда стоит дата, когда ее сняли с грядки, — говорит Сидоров. — И сроки годности у нас в разы меньше, чем у импорта. Каждый может сам решить: хочет он есть помидоры, пролежавшие на полке, или нет". В сетях, впрочем, с Сидоровым не согласны. "Это отставание в селекционных технологиях, — считает руководитель отдела свежей продукции супермаркетов "Патэрсон" Анжела Зюзина. — Импортные помидоры более лежкие потому, что розница еще лет 15-20 назад приучила поставщиков предлагать продукт, с которым удобно работать". "Московский" пытается соответствовать духу времени: выпустил линию калиброванных и упакованных вручную овощей "Эксклюзив". Но, похоже, Сидоров все же понимает, что на этом поле его шансы подвинуть импортеров невысоки, и потому сосредотачивает силы на раскрутке другого направления — зелени в горшочках. Это самая выгодная для "Московского" позиция — рентабельность около 18%, да и с иностранными поставщиками здесь лбом никак не столкнешься. Они закрывают только самые экзотические позиции вроде розмарина, сладкого базилика, тимьяна. "Каждый день мы возим свежую продукцию в супермаркеты, а нераспроданные остатки забираем, — говорит Сидоров. — Чтобы уговорить ритейлеров на эту схему, мы несколько лет вели с ними настоящую битву. Ведь менеджерам торгового зала удобнее забить полку непортящимся товаром, чтобы не отвлекаться каждый день на замену". Сейчас работать стало намного проще. "Рестораны и всевозможные кулинарные шоу здорово разогрели рынок зелени, — отмечает Дорошенко из "Азбуки вкуса". — В нашей сети продажи увеличиваются на 100% в год. Если, скажем, четыре года назад во всей сети за неделю продавалось всего 3 кг рукколы, то теперь — 400 кг". Увы, но возросший уровень потребления зелени все равно недостаточен для "Московского". В день комбинат выращивает и поставляет в супермаркеты до 70 000 горшочков зелени. Из них 30-40% возвращается как нераспроданный товар. "Платежеспособный спрос в Москве есть, а вот культуры нет", — сетует Сидоров. Он попытался выправить ситуацию в прошлом году, запустив рекламную кампанию со слоганом "Ищите витамины на полках в супермаркетах" на телевидении и в метро. Потратил $1 млн, а нужных результатов не добился. "До сих пор стыдно за эту кампанию, — признается он. — Доверились агентству, которое все сделало по шаблону. Ничего не вышло, продажи не выросли. А сами мы слабоваты пока в маркетинге, все силы в последние годы были брошены на доставку и упаковку". И тут же сам себя одергивает: "Ничего, подтянемся. Один раз рынок мы уже развернули. Четыре года назад зелень покупали исключительно на рынках, а теперь в любом супермаркете есть наша фирменная стойка". Сейчас он готовит еще один "разворот". Ради этого Сидоров и взялся за строительство суперсовременного цветочного комплекса, о котором упоминается в начале статьи. ДЕНЬГИ ИЗ ГОРШОЧКА На первых двух очередях будут выращивать исключительно многолетние цветы в горшках: на 3 га уже высажены бегонии, цинерарии, пуансеттии. Через полгода мощность производства составит 1500 растений в день. К этому моменту Сидоров надеется понять, какие растения будут продаваться в столице лучше. Цветочным бизнесом "Московский" занимался и раньше. "Выращивать цветы на срез, чтобы конкурировать с российскими компаниями и поставщиками отличной продукции из Эквадора, Израиля и Голландии, пока не хотим. А вот цветы в горшках — большой формирующийся рынок", — поясняет Сидоров. В прошлом году вырастил почти 6000 однолетних цветов. По его оценкам, рентабельность бизнеса по выращиванию цветов в горшках достигает 25%. В прошлом году российский рынок цветов вырос до $1,2 млрд. Примерно 10% пришлось на цветы в горшках. "Наши продажи по этой категории увеличились на 20%, а в целом рынок вырос на 10%, — говорит Павел Малыгин, руководитель направления горшечных растений компании "7 цветов". — Это действительно перспективный рынок. Сейчас на нем господствуют импортеры. Отечественные хозяйства не умеют выращивать здоровые, красивые цветы". Малыгин пытался закупать цветы в России — в частности, у того же "Московского". Только подписанием контракта это не закончилось: "7 цветов" не устроил внешний вид растений. Но это было год назад. А сейчас Сидоров за качество своих цветов не беспокоится. Посадочный материал закупается за границей, с технологиями выращивания тоже все в порядке. "Если сохранят стабильные качество и объемы — без заказов не останутся, — убежден менеджер по продажам цветочной компании "Амадей" Сергей Сафонов. — Всем удобнее закупать цветы на месте, а не везти их из-за границы и переживать, не задержат ли фуру на таможне". Россельхознадзор периодически запрещает ввозить цветы из Голландии по санитарным соображениям. Сейчас, по слухам, чиновники вновь подумывают о запрете. Крупные продавцы уже ищут запасные варианты. "Если в России появится достойная альтернатива голландцам, любой поставщик вздохнет с облегчением", — говорит Сафонов. Продавать цветы "Московский" собирается, используя наработанные связи с сетями. Тем более что вести переговоры с ними стало легче: если раньше операторы требовали отсрочку платежа на 90 дней, то теперь согласны и на 40. Окупить цветочный комплекс Сидоров надеется за 7-8 лет. Конкуренты в это не верят. "Земля, на которой стоит "Московский", — лакомый кусок, на него будут претендовать московское правительство и застройщики", — говорит один из них. По подсчетам агентства Knight Frank, исходившего из консервативных оценок, сейчас 1 га в районе, где расположены теплицы "Московского", стоит не менее $300 000. "В этом месте есть смысл строить недорогие таунхаусы площадью 120-180 м2, — говорит руководитель отдела загородной недвижимости агентства Алексей Темнов. — Квадратный метр такого жилья потянет на $3000-3500". "В ближайшие два года точно этим заниматься не будем", — отмахивается Сидоров. И продолжает вкладываться в автоматизацию своих теплиц. Сейчас "Московский" получает в среднем 30 кг овощей с 1 м2 в год. Современные технологии в теории позволят увеличить урожайность на 30-40%. Если так и получится, о таунхаусах и впрямь можно будет забыть. Елена Провоторова

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

а неизвестно, есть на комбинате отдел рекламы или что-нибуть в этом роде?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

есть отдел маркетинга. занимается он пока экскурсиями и конкурсами...

проводились еще промо-акции с дегустациями в магазинах

Изменено пользователем graphite

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

есть отдел маркетинга.

о, заслал им предложение о сотрудничестве..

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Помните рекламу нашего комбината с девушками (слоган там был где найти здоровую и красивую женщину :)), залил на рапиду может кто хочет посмотреть

http://rapidshare.com/files/51618591/zelen_20_music1.mpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

о, заслал им предложение о сотрудничестве..

...боюсь твой ребрендинг не прокатит :)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Мне кажется, что отказываться от девелопмента было ошибкой.Фактически сейчас деньги заморожены на 7-8 лет, а если бы попробовали развить то вышли бы из проекта за 3-3,5 года с 20-40 годовыми, т.к. большинство коммуникаций уже присутствует. Скорее всего такое решение было принято из-за отсутствия соответствующего опыта: Типа как растения выращивать мы знаем, а как проектировать и строить не знаем, значит будем выращивать...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Мне кажется, что отказываться от девелопмента было ошибкой.Фактически сейчас деньги заморожены на 7-8 лет, а если бы попробовали развить то вышли бы из проекта за 3-3,5 года с 20-40 годовыми, т.к. большинство коммуникаций уже присутствует. Скорее всего такое решение было принято из-за отсутствия соответствующего опыта: Типа как растения выращивать мы знаем, а как проектировать и строить не знаем, значит будем выращивать...

Странно, вся прогрессивная Европа (Голландия та же) выращивает растения в защищённом грунте (покупая газ, сами знаете где и почём!), а мы не можем. Не задохнёмся ли мы от приезжих, когда построят всё, что запланировали? Меня вполне устраивал Московский - тихий, спокойный городишко. А по-поводу того, что не хочет быть девелопером - это неправда. Т.к. Почти все свои земли он попродавал. Всё Киевское шоссе от Внуково до МКАД - это были земли Московского. Теперь смотрим, что там сейчас.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Странно, вся прогрессивная Европа (Голландия та же) выращивает растения в защищённом грунте (покупая газ, сами знаете где и почём!), а мы не можем. Не задохнёмся ли мы от приезжих, когда построят всё, что запланировали? Меня вполне устраивал Московский - тихий, спокойный городишко. А по-поводу того, что не хочет быть девелопером - это неправда. Т.к. Почти все свои земли он попродавал. Всё Киевское шоссе от Внуково до МКАД - это были земли Московского. Теперь смотрим, что там сейчас.

Речь идет не о том что мы не можем, а о том что стоимость земли в близи мегаполиса очень высока и было бы эффективнее с позиции бизнеса заниматься девелопментом, а не с.х. В свою очередь с.х. предприятия отнести подальше от города, где земля стоит намного меньше. Продажа земли не есть девелопмент. Девелопмент это развитие, выбор объекта, разработка концепции, получение всех разрешений, надзор за строительством и эксплуатация или продажа комплекса.Меня безусловно тоже устраивал московский своей тишиной и немноголюдностью, но на наши частные мнения никто никогда не будет обращать внимание и если с позиции бизнеса будет выгодно строить торговый центр или жилой квартал их будут строить.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

А по-поводу того, что не хочет быть девелопером - это неправда. Т.к. Почти все свои земли он попродавал. Всё Киевское шоссе от Внуково до МКАД - это были земли Московского. Теперь смотрим, что там сейчас.

Рассказовский комплекс с полями для выпаса скота постигла таже участь. Стадо пустили под нож.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Речь идет не о том что мы не можем, а о том что стоимость земли в близи мегаполиса очень высока и было бы эффективнее с позиции бизнеса заниматься девелопментом, а не с.х. В свою очередь с.х. предприятия отнести подальше от города, где земля стоит намного меньше.

с.х. предприятия может и можно перенсти (земледелие и коровники, например), но создать такое хозяйство, как Московский, можно только вложив колоссальные средства (строительство котельных, проводка газа это только малая часть затрат). Такие средства вложил СССР в 60-70-х годах, сейчас этого сделать, к сожалению, не возможно. Даже продав все земли Московского.Вы думаете, что в Голландии земля намного дешевле? Только там самое высокое здание - 9 этажей (есть, конечно, водная специфика, но это касается не всей Голландии). Однако, почему-то там огромные поля под земледелием и футболом. И ничего, живут...

Продажа земли не есть девелопмент. Девелопмент это развитие, выбор объекта, разработка концепции, получение всех разрешений, надзор за строительством и эксплуатация или продажа комплекса.

Что же, Сидорову в строители податься? У нас мало "девелоперов", занимающихся не своим делом, да и вообще пол-Москвы не своим делом занимается. Как Вы видите концепцию продаж? "Раньше вы покупали у нас огурцы, а теперь купите квартиру с видом на Саларьевский горнолыжный курорт". Так чтоли?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вот почитайте еще интервью господина Семёнова, он пошел несколько другим путём, нежели Сидоров. Сразу предупреждаю - букв довольно много:

Виктор Семенов: «Девелопментом мы занялись вынужденно». Интервью С ростом доходности рынка недвижимости в девелопмент пошли компании, никогда строительством не занимавшиеся. С учетом дефицита помещений все, что возводилось, находило спрос. Но среди девелоперов было мало настоящих профессионалов. ГК «Белая Дача» – одна из немногих российских компаний, выросшая до масштабных проектов с международными компаниями IKEA, Hines, EBRD и др. О вынужденном выходе на рынок недвижимости, успехах и новых проектах рассказывает Виктор Семенов, председатель наблюдательного совета агрофирмы «Белая Дача». – Как получилось, что аграрная компания занялась девелопментом? – Мы стали строить вынужденно. Исторически мы занимались только продовольствием, экологически чистыми овощами, салатами, потом – цветами, рулонными газонами, крупномерными деревьями и т. д. Но жизнь не стояла на месте, и нам пришлось осваивать другие направления. Сначала мы просто хотели спасти свиноферму, которая располагалась у МКАД. И 8 лет назад перевели ее в Подольский район, где купили заброшенный свинокомплекс. Кстати, сегодня стало понятно, что и там ферме не место, поскольку Подольск и окрестности Симферопольского шоссе активно развиваются. И мы планируем перевести хозяйство уже в Талдомский район. А на месте бывшей свинофермы сегодня построена «Мега – Белая Дача». Тогда мы не знали, как использовать освободившуюся землю, искали альтернативы. Можно было бы построить теплицы, в то время компания входила в тройку крупнейших тепличных комбинатов России, и сейчас входим в десятку. Но мы решили, что неправильно использовать землю рядом с Москвой под теплицы. В результате для овощей было приобретено 130 га в Кисловодске, для цветов и рулонных газонов – земля в Раменском районе. Многие мои коллеги, которые занимались сельским хозяйством, столкнулись с вопросом использования земли рядом с растущим мегаполисом. Большинство из них банально продали свои земли. Мне кажется, мы сделали правильно, что не пошли по этому пути. – Почему вы не стали распродавать землю, вы же никогда не занимались девелопментом? – Но считать тоже умеем. Мы наблюдали тенденцию на рынке и поняли, что продавать землю глупо. Изначально хотели пойти по пути соинвестирования: мы вкладываем в проект землю, партнер – строит. Но инвесторы предлагали нам заведомо невыгодные варианты – 5–10%. Так нам пришлось самим заняться строительством. Первый проект начали делать в 1998 году – 5000 кв. м охлаждаемых складских помещений. Планировали использовать его для своих нужд – в качестве плодоовощного распределительного центра. Нам удалось получить кредит у Всемирного банка, они же навязали подрядчика, выигравшего тендер. Но, не начав строить, эта компания обанкротилась. И следующая за ней по результатам тендера стала нашим подрядчиком. Удивительно, но эта фирма вообще не имела опыта строительства, у нее не было лицензии для работы в России. Но, как говорится, нет худа без добра. Поскольку подрядчик работать не собирался, нам пришлось собрать команду и самим вести строительство. Мы благополучно сдали объект, а потом еще сумели выиграть суды у бывшего подрядчика. В качестве performance bond мы получили $530 тыс., в то время как весь объект стоил $4 млн. Поскольку команда уже была сформирована, мы решили развивать это направление и строить следующий складской комплекс. – Почему снова склады? – Тогда на рынке был острый дефицит складских помещений хорошего качества, да и сейчас он сохраняется. Мы пригласили профессиональную западную компанию, сделали дизайн помещений. Начали строить на задворках тепличного комбината, там было болото, в котором даже трактора находили. Вычистили, выровняли площадку, завезли тысячи тонн песка, разработали хороший проект. Построили очень быстро – всего за 8 месяцев с французской компанией. Никто не верил, что мы сможем в такие сроки реализовать проект. – Почему? – Многие девелоперы с мировым именами пытались тогда строить склады, и у них ничего не получалось. Возникали проблемы с землей, властями, коммуникациями, энергетикой, и внешние обстоятельства не позволяли реализовать проект. А мы новички на рынке… Потенциальные арендаторы сказали нам: мы придем к вам, если вы построите склад до конца ноября. Это значило, что мы должны были построить за 8 месяцев 30 тыс. кв. м. – Вы разве не сталкивались с проблемами тех же коммуникаций? – У нас не было мощного финансового ресурса, как у иностранных девелоперов. Но это была наша земля, мы выстроили хорошие отношения с местной и областной властью. Все это позволяло нам оперативно решать любые бюрократические вопросы. Коммуникации у нас тоже все были: своя котельная, своя электроэнергия, даже своя охрана. Вопрос с финансированием мы решили. «Белая Дача» как сельхозпредприятие имела серьезный вес на рынке, у нас был опыт строительства первого склада на 5 тыс. кв. м, и мы начали вести переговоры с банками. В те времена давались только годичные кредиты, а мы говорили о кредите на 5 или 7 лет. ММБ первый поверил нам, выдал кредит. Второй наш кредитор – Райффайзенбанк. Когда построили 30 тысяч, сразу же заложили еще 30 тысяч, потом еще 50 тысяч. И за два года построили 110 тыс. кв. м складов. Следующие 40 тыс. кв м у нас затормозились как раз изза проблем с инфраструктурой. Дело в том, что наш девелопмент в целом меняет образ города Котельники, и мы не можем не развивать транспортную инфраструктуру. В частности, в рамках совместного проекта МЕГА Белая дача с компанией IKEA, построили съезд с МКАДа. Сегодня разрабатываем проект новой дороги, которая пройдет через весь город, над железной дорогой и соединит МКАД и Новорязанское шоссе. Как известно, перед кольцевой дорогой образуются пробки, и мы планируем построить новый мощный шестиполосный «рукав», который разгрузит шоссе. Изначально мы собирались строить за свои деньги, и проект был разработан для двухполосной дороги. Но планы поменялись благодаря губернатору Московской области Борису Громову. Он увидел наши новые проекты на 1 млн. кв. м, проект дороги и решил помочь. Из областного бюджета выделили деньги на строительство шоссе, и теперь она станет 4полосной, а мост через железную дорогу – 6полосным. Изза этого пришлось менять планировку площадки, и мы пока не приступили к строительству складского комплекса. – Вы упомянули о проектах площадью 1 млн. кв. м, расскажите о них подробнее. – Наш новый проект – «Белая Дача Парк», который мы представим несколько позднее. Сегодня могу сказать, что это будет многофункциональный комплекс общей площадью 1 млн. кв. м на 150 га – на территории сегодняшнего тепличного комбината. Примерно 25 га теплиц мы уже снесли, в июне начнем строить комплекс. В ближайшие 4–5 лет планируем реализовать проект. Объем инвестиций предполагаем на уровне $1 млрд. Наш партнер по проекту, имя которого пока не могу назвать, входит в десятку крупнейших девелоперов мира. Только переговоры по этому проекту длились более 2 лет, очень скрупулезно готовили документацию. Мы не считаем эти годы потерянными, хотя привыкли делать все намного быстрее. И наша компания, и девелоперская отрабатывали взаимодействие с иностранным партнером, понимая, что это не единственный наш проект, а один из возможных. «Белая Дача Парк» задумывалась как комплекс, где люди смогут жить, работать и иметь все необходимые опции для жизни, чтобы никуда не выезжать. Около 40% площадей составит ритейл и логистика, еще 30% – жилье, и 30% – офисы. Логистический центр расположен несколько в стороне, он прилегает к комплексу. Терминал будет иметь отдельный выезд, минуя площадку застройки. Зона ритейла займет гдето 30%, мы хотим предложить новый для России формат ритейла, которого здесь еще нет. Планируется также строительство офисного комплекса классов А и B+. Офисный парк ничем принципиально не будет отличаться от существующих аналогов, но там предполагается интересный дизайн помещений. Зона резиденций тоже будет иметь особый формат, не коттеджи и не апартаменты. Это будет 4–5этажный городпарк, жилье в котором предназначено для людей, не желающих жить в мегаполисе. – Почему вы выбрали особый формат для жилья? – Мы ориентируемся на бизнескласс. Коттедж – это другой уровень жизни, это некая деревня, где нет тусовки, ресторанчиков, магазинчиков. Типично городской житель любит активную жизнь, чтобы, с одной стороны, все было рядом, а с другой – чтобы было зелено. По проекту здесь очень много зелени и практически нет машин. Конечно, это сильно удорожает проект, но мы хотим все машины убрать под землю и на крыши. Возможно, гаражи будут не подземными, а наземными, и на крышах этих гаражей мы разобьем парк. Тогда с одной стороны застройки парк окажется на уровне второго­третьего этажей, и будет создаваться ощущение, что вокруг лес. – Ваша фирма сотрудничает с известной международной компанией Hines. Как вы начинали сотрудничество с ними? – Первая попытка сотрудничества с Hines предпринималась еще 4 года назад, но она оказалась неудачной. А когда Hines поняла, что мы сами способы построить логистический комплекс, мы сами возвели I и II очереди, она пошла с нами на контакт. И стала партнером в строительстве логистического комплекса III–V очередей. В некоторых проектах партнером и учредителем стал Европейский банк реконструкции и развития (EBRD). Участие EBRD для нас было принципиально важным, так же как и Hines. Для нас это серьезная школа. Дело не в деньгах EBRD, проект был не очень большой, нам было важно понять, как они выстраивают отношения. – Почему для вас так важен опыт сотрудничества с иностранными компаниями? Вы планируете выходить на международный рынок? – Да, безусловно. Мы намерены добиться международных стандартов ведения бизнеса. На мой взгляд, если мы хотим иметь хорошие контакты с иностранными партнерами, мы должны разговаривать с ними на одном языке, и не только на английском, но и на финансовом, инвестиционном. Участие иностранных компаний в наших проектах – лакмусовая бумажка, которая показывает, что мы транспарентны, а наш уровень менеджмента позволяет работать с таким партнером. – С каких объемов земельной собственности вы начинали? – С 500 га земли. Из них половину отдали городу Котельники. – Почему? – Эта половина была под домами, где жили сотрудники, общежитиями, объектами социальной инфраструктуры. Мы были настолько великодушны, что отдали землю, занятую огородами наших трудящихся. Это было в середине 90х годов, в тяжелые времена, и люди поддерживали себя натуральным хозяйством. Правда, потом город отобрал эти землю, и сейчас там располагается коммерческая недвижимость. Оставшиеся 250 га мы уже не продавали. Сегодня 52 га под «Мегой», 150 га будет под «Белой Дачей Парком» вместе с логистическим комплексом. – Вы владеете очень привлекательной землей, рейдеры вами интересовались? – Очень часто, но ни разу не пытались захватить. Особенно активно интересовались, когда ни у кого не было контрольного пакета. Критический период в нашей агрофирме был в 1999–2000 годах, вокруг ходили толпы рейдеров, изучали наши документы, нам звонили из компетентных органов. Я очень благодарен многим акционерам, которые пришли и предложили купить у них половину акций. Все тогда поняли, что если у компании не будет стержня, то не останется ничего. – У вас очень сознательные акционеры. – Мы пытаемся создавать некий семейный уклад в компании. Люди, особенно те, кто давно работают, знают, что их никогда не выгонят, не обидят. И люди иногда отдавали все свои акции, оставляя себе одну, чтобы остаться членом акционерного общества. Для коммерсанта это нелогично, но люди иначе мыслят. Со стороны рейдеров и сегодня есть попытки «мутить воду». Не вокруг группы компаний, а вокруг отдельных интересных объектов. – У вас есть масштабный проект строительства развлекательного парка «Паркленд». Почему вы решили заняться этим форматом недвижимости? – В процессе развития «Белой Дачи» нам понадобились территории для развития сельского хозяйства. В 1999–2000 годах начали подыскивать землю. Мы планировали взять себе 1000 или 1500 га, но не смогли найти ни тысячи, ни полторы. Зато нашли хозяйство, которое было на грани банкротства, практически умирало. Когда обратились к руководству этого хозяйства, они с удовольствием приняли наше предложение, и в 2001 году мы купили 4700 га земли в Раменском районе. Мы закрыли все долги, начали реструктуризацию, но упадок хозяйства был настолько глубокий, что сохранить коров, свиней не представлялось возможным. И мы начали вводить туда направления, которыми занимались. В этом хозяйстве сейчас посеяно более 1000 га рулонного газона, создан большой питомник, организовано около 200 рабочих мест. Потом начали думать, что делать с землей. Полторы тысячи га мы заняли, остается еще 3000 га. Продумывали разные схемы: картофель, зерновые, животноводство. Но животноводство нужно было создавать с нуля. Учитывая опыт «Белой Дачи», я понимал, что, пока будем возрождать животноводство, придет время, когда его придется переносить в другое место, потому что вырастет цена земли. Идея с картофелем тоже себя не оправдала: земля очень бедная. Зерновые в Подмосковье выращивать – просто глупо. Разрабатывали программу по рапсу, овсу для элитных лошадей, но посчитали экономику – получались «рожки да ножки». Пока считали, родилась совершенно другая идея использования территории. Один из наших западных партнеров посмотрел на эту землю и сказал: «Это же великолепный русский пейзаж, не уродуйте его ничем! Давайте сделаем здесь прекрасный рекреационный комплекскурорт международного уровня». Первая моя реакция была: «Какой курорт в Подмосковье?!» Тем более мы привыкли, что юговосток Москвы – это рабочая окраина. Но когда мы все взвесили, родилась идея «Паркленда». Если бы не изменения в законодательстве по азартным играм, мы бы уже начали строить. И хорошо, что не начали. Сейчас мы пересчитываем, переосмысливаем проект. Однозначно там будет девелопмент, но с существенной корректировкой. Планируется многофункциональный комплекс с акцентом на экологичность места, с малоэтажной жилой застройкой, развлекательной частью. Может быть, мы привнесем туда технопарк, офисные центры, которые ранее не планировались. – Вы считаете, подобная недвижимость будет востребована в Раменском районе? – Я уверен в этом. Москва сегодня становится каменными джунглями. Многие компании, особенно транснациональные, которым не нужно правительство Москвы и России, будут искать возможность жить и работать в городахспутниках. Например, руководитель прилетел на самолете – а наш участок в 12 км от Домодедовского аэропорта, – провел совещания в офисе, 2–3 дня пожил, и улетел. А его сотрудники будут жить рядом с офисом. В «Паркленде» должно быть жилье, инфраструктура для развлечений, жизни, здоровья, бизнеса. Я думаю, Москва будет развиваться так же, как, например, НьюЙорк. Обеспеченные люди живут в городахспутниках, в которых есть все необходимое, и в НьюЙорк даже не приезжают. – Что будет включать в себя развлекательная часть? – Мы думаем об этом. Сегодня у нас есть большие сомнения в необходимости «Формулы1». Когда концепция шла от казино, автодром в нее укладывался. Это был как бы экологически чистый ЛасВегас. Сегодня у нас есть несколько альтернатив, например, океанариум. – Недвижимость сегодня является локомотивом для вашей компании? – Конечно, только за счет этого мы в разы увеличили обороты. У нас был резкий скачок с 2004 по 2005 год, когда мы начали работать с компанией IKEA. – IKEA, как известно, сама предпочитает развивать проекты. Как вы стали партнерами? Вы их нашли или они вас? – Мы сами собирались на этом месте строить торговоразвлекательный комплекс. В какой­то момент даже продали наш участок одной сетевой компании. Думали, что они там возведут комплекс, а мы вокруг будем строить инфраструктуру. Компания эта замешкалась, строить передумала, и мы ей вернули деньги. И когда к нам пришла IKEA с просьбой продать землю, мы отказали. Предложили им сотрудничество, мы были согласны на блокирующий пакет с учетом не только земли, но и инфраструктуры. Я не могу сказать, что IKEA обрадовалась. Нас долго изучали, более полугода шли переговоры, потом приехал гн Кампрад, познакомился, посмотрел наше производство. И его, кстати, очень приятно удивило социальное лицо предприятия, он этому вопросу уделяет большое внимание. Гн Кампрад сказал: «20 лет назад я пытался создать с бельгийцами совместное предприятие, но так его и не создал. Попробую еще раз с вами, но уж если и в этот раз не получится, больше даже думать об этом не буду». – Он остался доволен? – Помоему, да. Я думаю, что они от этого сотрудничества получили даже больше, чем ожидали. Когда мы планировали наш совместный проект, многие нас пугали компанией IKEA. Могу сказать, что я очень доволен сотрудничеством, оно нам очень много дает. – Скажите, а конноспортивный клуб «Белая Дача» – это бизнес, хобби или дань моде? – Это не бизнес, это социальный проект. Там бесплатная спортивная детская школа, бесплатные занятия иппотерапией для детейинвалидов (иппотерапия – метод лечения верховой ездой различных заболеваний органов и систем. – Прим. ред.). Некоторые партнеры меня критикуют: мол, я много занимаюсь благотворительностью. Но я глубоко убежден в социальной ответственности бизнеса, особенно когда компания занимается девелопментом. Застройщик обязан учитывать социальный фактор, потому что он берет на себя роль государства. Если он не будет чувствовать свою социальную ответственность и не будет откладывать на это деньги, его проекты когданибудь «взорвутся».Источник: http://www.belaya-dacha.ru/

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

с.х. предприятия может и можно перенсти (земледелие и коровники, например), но создать такое хозяйство, как Московский, можно только вложив колоссальные средства (строительство котельных, проводка газа это только малая часть затрат). Такие средства вложил СССР в 60-70-х годах, сейчас этого сделать, к сожалению, не возможно. Даже продав все земли Московского.Вы думаете, что в Голландии земля намного дешевле? Только там самое высокое здание - 9 этажей (есть, конечно, водная специфика, но это касается не всей Голландии). Однако, почему-то там огромные поля под земледелием и футболом. И ничего, живут...Что же, Сидорову в строители податься? У нас мало "девелоперов", занимающихся не своим делом, да и вообще пол-Москвы не своим делом занимается. Как Вы видите концепцию продаж? "Раньше вы покупали у нас огурцы, а теперь купите квартиру с видом на Саларьевский горнолыжный курорт". Так чтоли?

1. Стоимость земли в московской области высока даже в сравнении с Голландией2. На рынке гигантский спрос как на жилую недвижимость так и на логистические центры3. С позиции акционеров Московского должно быть все равно сколько средств вложил СССР, у Московского есть актив - земля, дорогая земля и задача менеджмента компании заработать денег для акционеров. Я согласен, если философия компании выращивание цветочков, вне зависимости от коньюктуры рынка, тогда можно работать в этом направлении. Обычно задача частной, не государственной компании заработать максимум денег для акционеров. То что было принято решение продолжать развивать с.х. отправило Московский в сроки окупаемости 7-8 лет по этим проектам. Просто менеджмент не захотел рисковать и соваться в новое направление. Помоему они потеряли из-за этого много денег(точнее недополучат)4. Голландия, а точнее Нидерланды не лучшая страна для подражания. Во всяком случае, если в России зарегистрируют партию педофилов я точно сменю гражданство

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

1. Стоимость земли в московской области высока даже в сравнении с Голландией.2. На рынке гигантский спрос как на жилую недвижимость так и на логистические центры

Сколько можно строить? Когда жить-то начнём? 20 лет жили, тесно, неудобно, кухни маленькие, согласен. Как демографический спад, которым нас все так пугают, так бурное развитие строительства. Захват любых кусочков лишь бы построить очередную многоэтажку и ждать, что кто-то её купит. Последний дом в Московском, на который был ажиотаж - №45. У остальных домов незавидные перспективы.

3. С позиции акционеров Московского должно быть все равно сколько средств вложил СССР, у Московского есть актив - земля, дорогая земля и задача менеджмента компании заработать денег для акционеров. Я согласен, если философия компании выращивание цветочков, вне зависимости от коньюктуры рынка, тогда можно работать в этом направлении. Обычно задача частной, не государственной компании заработать максимум денег для акционеров. То что было принято решение продолжать развивать с.х. отправило Московский в сроки окупаемости 7-8 лет по этим проектам. Просто менеджмент не захотел рисковать и соваться в новое направление. Помоему они потеряли из-за этого много денег(точнее недополучат).

А чё, как лечат в нашей больнице, поликлинике? школы отвратительные, ДК не к месту, площадь с ёлкой зачем, стадион нафига? Список можно продолжить. Все эти учреждения ЗДЕСЬ не нужны, т.к. стоят на очень дорогой земле. Надо строить дома, дома, дома... Нам ни к чему производство овощей, т.к. евреи, болгары, бразильцы, не знаю кто ещё, справляются с этой задачей куда лучше. По-моему вся жизнь сейчас помешана на строительстве. Да, есть деловые центры в мире, но надо уяснить для себя, что Нью-Йорк не разорится от того, что Москва станет таким бизнес центром, где только офисы и элитное жильё. Все узловые точки на карте мира определены уже давно. Представительства иностранных компаний открываются здесь для координации продаж на активном рынке, а вовсе не для управления какими-либо производствами. Склады, магазины, офисы продаж и т.п. "развлечения". Не находите ли, что Москва - столица потребления, не в пример Нью-Йорку?

4. Голландия, а точнее Нидерланды не лучшая страна для подражания. Во всяком случае, если в России зарегистрируют партию педофилов я точно сменю гражданство

Не надо передёргивать, милейший! Когда был с/к Московский, то оборудование покупалось почти в одной стране - Голландии. Никто не призывает подражать педофилам, это немного не в тему. Также можно сказать, что из-за войны в Ираке мы не будем подражать канадцам и перестанем ходить в "ресторан" с большой жёлтой буквой М. Изменено пользователем Xeux

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Сколько можно строить? Когда жить-то начнём? 20 лет жили, тесно, неудобно, кухни маленькие, согласен. Как демографический спад, которым нас все так пугают, так бурное развитие строительства. Захват любых кусочков лишь бы построить очередную многоэтажку и ждать, что кто-то её купит. Последний дом в Московском, на который был ажиотаж - №45. У остальных домов незавидные перспективы.

Прошу прощения, не совсем понял при чем здесь кухни и тесное жилье? Как понимать незавидные переспективы? Вы думаете квартиры в новых кварталах никто не купит? Тогда у нас просто разный взгляд на рынок недвижимости.

А чё, как лечат в нашей больнице, поликлинике? школы отвратительные, ДК не к месту, площадь с ёлкой зачем, стадион нафига? Список можно продолжить. Все эти учреждения ЗДЕСЬ не нужны, т.к. стоят на очень дорогой земле. Надо строить дома, дома, дома... Нам ни к чему производство овощей, т.к. евреи, болгары, бразильцы, не знаю кто ещё, справляются с этой задачей куда лучше. По-моему вся жизнь сейчас помешана на строительстве. Да, есть деловые центры в мире, но надо уяснить для себя, что Нью-Йорк не разорится от того, что Москва станет таким бизнес центром, где только офисы и элитное жильё. Все узловые точки на карте мира определены уже давно. Представительства иностранных компаний открываются здесь для координации продаж на активном рынке, а вовсе не для управления какими-либо производствами. Склады, магазины, офисы продаж и т.п. "развлечения". Не находите ли, что Москва - столица потребления, не в пример Нью-Йорку?

Перечисленные Вами объекты являются частью инфраструктуры города, или я где-то выше предлагал их сносить?Я не очень уловил разницу Между Москвой и Нью-Йорком. Нью-Йорк у нас стал являться производственным центром? Там заводы и фабрики?Представительства мировых компаний вольны делать все что они хотят, в рамках закона.Пользуясь Вашей логикой я могу предложить выращивать картошку у стен Кремля. Так мой пример понятен?

Не надо передёргивать, милейший! Когда был с/к Московский, то оборудование покупалось почти в одной стране - Голландии. Никто не призывает подражать педофилам, это немного не в тему. Также можно сказать, что из-за войны в Ираке мы не будем подражать канадцам и перестанем ходить в "ресторан" с большой жёлтой буквой М.

Покупалось и ладно. Что теперь от этого?Я предлагаю каким-то образом резюмировать нашу дискуссию:Мое частное мнение таково, что агрокомбинатом Московским была выбрана неправильная бизнес стратегия из-за нежелания использовать свой основной актив(землю) иначе нежели менеджмент привык это делать, а так же принимать дополнительные риски, в результате акционеры недополучат прибыль, а эти возможности будет использовать кто-то другой.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Захват любых кусочков лишь бы построить очередную многоэтажку и ждать, что кто-то её купит. Последний дом в Московском, на который был ажиотаж - №45. У остальных домов незавидные перспективы.А чё, как лечат в нашей больнице, поликлинике? школы отвратительные, ДК не к месту, площадь с ёлкой зачем, стадион нафига? Список можно продолжить. Все эти учреждения ЗДЕСЬ не нужны, т.к. стоят на очень дорогой земле. Надо строить дома, дома, дома...

но Вы же тоже передергиваете.. дома, дома, дома конечно никому не нужны. Ликвидными квадратные метры будут только в том случае, если они сопровождаются социальной инфраструктурой (больница, поликлиника, школы, ДК, площадь с ёлкой, стадион), а не кучами ботвы по периметру теплиц или соседством с прочим производством... Это и есть девелопмент. Изменено пользователем graphite

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Прошу прощения, не совсем понял при чем здесь кухни и тесное жилье?

При том, что всегда хватало жилья (ну, почти хватало). Были 3-х комнатные квартиры в панельных домах с кухней 6-8м2 и общей площадью 60м2, а теперь всем надо монолит-кирпич 100м2. Откуда столько нуждающихся взялось? Что новостройки заселены на 100%? Я понял, для Вас в этой ветке главное, что деньги от жилищного строительства Московский не получает. С этим я согласен. Построить что-то "не то" - есть большой риск, считать чужие деньги неэтично.

Как понимать незавидные переспективы? Вы думаете квартиры в новых кварталах никто не купит? Тогда у нас просто разный взгляд на рынок недвижимости.

Купит-не купит, не в этом суть, инвестиции свои строители окупят 100%. А в том, что ажиотажа не наблюдается (уже 1,5 года спад на рынке квартир, к сведению) и что люди от этого строительства получают? Голые, ничем не обеспеченные вексели? Мошенничество на рынке недвижимости никто не отменял, никакие 214-ФЗ не работают. А для застройщиков время сиюминутной прибыли кончилось почти 2 года назад. Для добросовестных застройщиков наступают чёрные деньки. Хотелось бы услышать Ваш взгляд на рынок недвижимости, отличный от моего.

Перечисленные Вами объекты являются частью инфраструктуры города, или я где-то выше предлагал их сносить?

Ха-ха-ха. В точку! Основная прелесть жизни не в том, чтобы развлекаться или лечиться (иначе пьянство и постоянные болезни, допустим) рядом с домом. Высокая социальная отвественность государства в том, чтобы люди работали недалеко от места своего жительства. Почему Европа ездит на работу на велосипедах, хотя все обеспечены автомобилями побольше нашего? Никто не мечется из одного конца города в другой в поисках цента. Агрокомбинат "Московский" - градообразующее предприятие (пока ещё). А теперь представьте армию безработных, которые появятся после закрытия теплиц. Они что, тоже должны будут уехать только из-за того, что вся жизнь и профессиональные навыки были связаны с агрокомплексом? Сотни людей из Московского работают водителями грузовиков, их поглотит неуёмный аппетит Москвы? Да бросьте! Водитель в Москве - иногородний раб, работающий почти "за еду". Зарплаты в Москве и в Московском примерно равны (может в Московском чуть меньше). Но мотаясь каждый день по 3 часа в дороге на работу и обратно моральная устойчивость немолодого человека ломается - вот Вам пожалуйста и моральнонеустойчивая личность, а что с такими бывает дальше - сами дофантазируйте. Однако, эти люди будут жить рядом с Вами, может это будет Ваш сосед. У которого всё хорошо и не знает он о вероятном закрытии Агрокомбината "Московский".

Я не очень уловил разницу Между Москвой и Нью-Йорком. Нью-Йорк у нас стал являться производственным центром? Там заводы и фабрики?

Всё очень просто. Разница не внешняя, а внутренняя. Да, и там и там есть элитное жильё, куча офисов, да незначительные вещи, типа бомжей и преступности в неблагополучных кварталах. На этом сходство заканчивается. В таких центрах, как Нью-Йорк, Лондон и т.п. люди давно не работают на фабриках и заводах. Там думают где бы по миру эти фабрики и заводы разместить для скорейшего доступа к потребителю на быстрорастущих рынках. Программируют, исследуют, пишут, изобретают, учат и учатся, деньги считают, складывают и вкладывают. В ситуации, подобных Московскому, предприятия закрываются, земля меняет статус, строится что-нибудь другое, более прибыльное, как Вы думаете. Но в другом месте, пусть даже в другой области ничего подобного никто открывать не станет (дорого создавать заводы - жильё дешевле). Как бы это сказать-то по-ласковее? Зависимость от импорта и всё такое... вот просто так на наших глазах происходит такая вещь. Бояться этого может и не стоит.

Представительства мировых компаний вольны делать все что они хотят, в рамках закона.

Согласен

Пользуясь Вашей логикой я могу предложить выращивать картошку у стен Кремля. Так мой пример понятен?Покупалось и ладно. Что теперь от этого?

Ну это как сиюминутная прибыль. Агрокомбинат застроили, инвестиции поделили между акционерами, все разбежались. И всё.Ну, пример, так пример - на Никольской улице есть столовая (очень дешёвая, т.к. судя по всему даже бомжи туда ходят "кушать"), хотя вместо неё можно было сделать элитный ресторан. Почему этого не произошло? Много чего, что есть в Москве и в Московском быть не должно, т.к. это снижает их статус. Да, я хотел бы, чтобы все получали по 200000 рублей и больше и жили счастливо. Но вот действительность у нас иная. Надо смотреть в будущее, а не думать сиюминутными материями.

Я предлагаю каким-то образом резюмировать нашу дискуссию:

Да рано "резюмируете".

Мое частное мнение таково, что агрокомбинатом Московским была выбрана неправильная бизнес стратегия из-за нежелания использовать свой основной актив(землю) иначе нежели менеджмент привык это делать, а так же принимать дополнительные риски, в результате акционеры недополучат прибыль, а эти возможности будет использовать кто-то другой.

Я не акционер, может поэтому мне не всё равно?

но Вы же тоже передергиваете.. дома, дома, дома конечно никому не нужны. Ликвидными квадратные метры будут только в том случае, если они сопровождаются социальной инфраструктурой (больница, поликлиника, школы, ДК, площадь с ёлкой, стадион), а не кучами ботвы по периметру теплиц или соседством с прочим производством... Это и есть девелопмент.

Что-то не видно в Москве, по крайней мере, стремления сделать метры ликвиднее. Впизнули дом "в точку", а что вокруг - мало кого интересует. Ну, дорогу заставят сделать, детсад заложить (тьфу, будь он неладен, т.к. золотые сотки земли отбирает!) - это всё. Получать прибыль можно из всего, даже из ботвы. Другой вопрос, что только единицы могут так делать. :)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

При том, что всегда хватало жилья (ну, почти хватало). Были 3-х комнатные квартиры в панельных домах с кухней 6-8м2 и общей площадью 60м2, а теперь всем надо монолит-кирпич 100м2. Откуда столько нуждающихся взялось? Что новостройки заселены на 100%? Я понял, для Вас в этой ветке главное, что деньги от жилищного строительства Московский не получает. С этим я согласен. Построить что-то "не то" - есть большой риск, считать чужие деньги неэтично.

Стремление к комфорту нормально для людей. Я выразил свою позицию. Она заключалась в том, что отказ от девелопмента есть не правильное решение.

Купит-не купит, не в этом суть, инвестиции свои строители окупят 100%. А в том, что ажиотажа не наблюдается (уже 1,5 года спад на рынке квартир, к сведению) и что люди от этого строительства получают? Голые, ничем не обеспеченные вексели? Мошенничество на рынке недвижимости никто не отменял, никакие 214-ФЗ не работают. А для застройщиков время сиюминутной прибыли кончилось почти 2 года назад. Для добросовестных застройщиков наступают чёрные деньки. Хотелось бы услышать Ваш взгляд на рынок недвижимости, отличный от моего.

Странно.... а почему цены то выросли, если спроса нет?Интересное понятие сиюминутная прибыль. :) Есть одна такая компания "ПИК" называется. Недавно она провела первичное размещение акций на London Stock Exchange и была оценена инвесторами очень позитивно ~12млрд.долл. Это один из примеров того, что делевоперский бизнес не такой уж и убыточный. От себя добавлю, что рентабельность девелопера находится в пределах 20-35% годовых.

Ха-ха-ха. В точку! Основная прелесть жизни не в том, чтобы развлекаться или лечиться (иначе пьянство и постоянные болезни, допустим) рядом с домом. Высокая социальная отвественность государства в том, чтобы люди работали недалеко от места своего жительства. Почему Европа ездит на работу на велосипедах, хотя все обеспечены автомобилями побольше нашего? Никто не мечется из одного конца города в другой в поисках цента. Агрокомбинат "Московский" - градообразующее предприятие (пока ещё). А теперь представьте армию безработных, которые появятся после закрытия теплиц. Они что, тоже должны будут уехать только из-за того, что вся жизнь и профессиональные навыки были связаны с агрокомплексом? Сотни людей из Московского работают водителями грузовиков, их поглотит неуёмный аппетит Москвы? Да бросьте! Водитель в Москве - иногородний раб, работающий почти "за еду". Зарплаты в Москве и в Московском примерно равны (может в Московском чуть меньше). Но мотаясь каждый день по 3 часа в дороге на работу и обратно моральная устойчивость немолодого человека ломается - вот Вам пожалуйста и моральнонеустойчивая личность, а что с такими бывает дальше - сами дофантазируйте. Однако, эти люди будут жить рядом с Вами, может это будет Ваш сосед. У которого всё хорошо и не знает он о вероятном закрытии Агрокомбината "Московский".

Есть ли данные сколько людей живет в Московском и сколько из них работает в агрокомбинате?

Всё очень просто. Разница не внешняя, а внутренняя. Да, и там и там есть элитное жильё, куча офисов, да незначительные вещи, типа бомжей и преступности в неблагополучных кварталах. На этом сходство заканчивается. В таких центрах, как Нью-Йорк, Лондон и т.п. люди давно не работают на фабриках и заводах. Там думают где бы по миру эти фабрики и заводы разместить для скорейшего доступа к потребителю на быстрорастущих рынках. Программируют, исследуют, пишут, изобретают, учат и учатся, деньги считают, складывают и вкладывают. В ситуации, подобных Московскому, предприятия закрываются, земля меняет статус, строится что-нибудь другое, более прибыльное, как Вы думаете. Но в другом месте, пусть даже в другой области ничего подобного никто открывать не станет (дорого создавать заводы - жильё дешевле). Как бы это сказать-то по-ласковее? Зависимость от импорта и всё такое... вот просто так на наших глазах происходит такая вещь. Бояться этого может и не стоит.

Если у Вас нет информации о том, что в различных регионах России происходит открытие заводов не нужно утвеждать обратное.Кстати программисты, изобретатели, писатели, ученые, преподаватели, студенты, банкиры, бухгалтеры, инвесторы тоже должны где то жить не находите? Может они тоже участвуют в формировании спроса? Хотелось бы сделать ремарку о том, что жилищное строительство не является единственным направлением девелопмента.

Ну это как сиюминутная прибыль. Агрокомбинат застроили, инвестиции поделили между акционерами, все разбежались. И всё.Ну, пример, так пример - на Никольской улице есть столовая (очень дешёвая, т.к. судя по всему даже бомжи туда ходят "кушать"), хотя вместо неё можно было сделать элитный ресторан. Почему этого не произошло? Много чего, что есть в Москве и в Московском быть не должно, т.к. это снижает их статус. Да, я хотел бы, чтобы все получали по 200000 рублей и больше и жили счастливо. Но вот действительность у нас иная. Надо смотреть в будущее, а не думать сиюминутными материями.

Такая столовая скорее исключение чем правило. Если все будут получать одинаковую зарплату, то не будет стимула работать.

Я не акционер, может поэтому мне не всё равно?Что-то не видно в Москве, по крайней мере, стремления сделать метры ликвиднее. Впизнули дом "в точку", а что вокруг - мало кого интересует. Ну, дорогу заставят сделать, детсад заложить (тьфу, будь он неладен, т.к. золотые сотки земли отбирает!) - это всё. Получать прибыль можно из всего, даже из ботвы. Другой вопрос, что только единицы могут так делать. :)

Не очень понял главную мысль этого абзаца.Уважаемый Xeux, мы с Вами очень далеко отклонились от темы ветки. Я предалаю Вам высказать несколько ключевых мыслей на тему "Растить, а не строить. Почему агрокомбинат "Московский" не хочет быть девелопером" после чего мы сможем продолжить конструктивную дискуссию.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Первая статья датируется 11.12.2006 Запущены новые теплицы в Верхнем Валуево...Знаем, что новостройки у нас уже идут и немного о том, какие еще будут...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Я предлагаю каким-то образом резюмировать нашу дискуссию:Мое частное мнение таково, что агрокомбинатом Московским была выбрана неправильная бизнес стратегия из-за нежелания использовать свой основной актив(землю) иначе нежели менеджмент привык это делать, а так же принимать дополнительные риски, в результате акционеры недополучат прибыль, а эти возможности будет использовать кто-то другой.

Не согласен в принципе.Во-первых, Московский, с выходом из агропроизводства Белой дачи становится чуть ли не локальным монополистом (по-крайней мере на первое время, пока не построят новые тепличные комплексы "в 50 км от МКАД").Во-вторых, хорошая транспортная доступность комбината - меньшие расходы на транспортировку товара + более быстрая доставка. И вместо того чтобы быть "одним из сотни" девелоперов, агрокомбинат становится вполне уникальным предприятием с четко обозначенной нишей. Тенденция цен на сельхозпродукцию более позитивна, нежели чем по жилью ИМХО.Был сделан выбор между кракосрочной и долгосрочной стратегией развития в пользу долгосрочной. На мой взгляд, вполне оправданный. Вы забываете, что девелоперский проект приносит основные деньги лишь в первые годы, затем все гораздо скромнее. А уж в окрестностях таких девелоперов развелось как грязи и конкуренция здесь будет гораздо выше, чем можно сейчас подумать.С житейской точки зрения, вывод рабочих мест из города никогда не пойдет самому городу в плюс.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Не согласен в принципе.Во-первых, Московский, с выходом из агропроизводства Белой дачи становится чуть ли не локальным монополистом (по-крайней мере на первое время, пока не построят новые тепличные комплексы "в 50 км от МКАД").Во-вторых, хорошая транспортная доступность комбината - меньшие расходы на транспортировку товара + более быстрая доставка. И вместо того чтобы быть "одним из сотни" девелоперов, агрокомбинат становится вполне уникальным предприятием с четко обозначенной нишей. Тенденция цен на сельхозпродукцию более позитивна, нежели чем по жилью ИМХО.Был сделан выбор между кракосрочной и долгосрочной стратегией развития в пользу долгосрочной. На мой взгляд, вполне оправданный. Вы забываете, что девелоперский проект приносит основные деньги лишь в первые годы, затем все гораздо скромнее. А уж в окрестностях таких девелоперов развелось как грязи и конкуренция здесь будет гораздо выше, чем можно сейчас подумать.

Какие преимущества дает монополизм? Агрокомбинат будет повышать цены? Тогда проиграет импортным товарам.Да ниша есть. Но и риски не куда не исчезают. Стоимость коммунальных услуг растет из года в год.Цены на сельхозпродукцию не могут расти быстро т.к. это предметы наипервейшей необходимости.Абсолютно согласен, в случае с Московским, если девелопер выберет жилищное сторительство то прибыль будет в первые 3 года, далее проект будет просто закончен и можно будет начинать поиск нового объекта для инвестиций.Да конкуренция среди девелоперов безусловно присутствует, но она несколько иная. Есть конкуренция за площадки и проекты, в случае с московским это не актуально, у московского уже есть площадки.Если есть сомнения в вопросе спроса, я предлагаю изучить отчеты компаний: Jones Lang Lasalle и DTZ (крупнейшие международные компании оценщики)Чтобы не быть голословным предлагаю изучить финансовую отчетность агрокомбината, чтобы понять его примерную рентабельность в нынешних условиях. Готовил ли агрокомбинат отчетность по международым стандартам(IFRS или IAS)? Если нет, то является ли публичной отчетность агрокомбината по российским стандартам?

С житейской точки зрения, вывод рабочих мест из города никогда не пойдет самому городу в плюс.

С одной стороны Да. Уменьшиться количество рабочих мест в самом городе Московский за счет агрокомбината, с другой стороны будут созданы новые рабочие места в сфере обслуживания: школы, детские сады, поликлиники, отделения банков, магазины, бары, рестораны, спортивные объекты...

Первая статья датируется 11.12.2006 Запущены новые теплицы в Верхнем Валуево...Знаем, что новостройки у нас уже идут и немного о том, какие еще будут...

То есть таким образом мы понимаем, что агрокомбинат вводит новые с.х. мощности.Новостроики идут, но как это отразилось на денежных потоках агрокомбината?Какое влияние оказывает агрокомбинат на застройщиков? Является ли он заказчиком этих новостроек?Я говорю о том, что у агрокомбината была возможность эффективно использовать имеющийся актив.Агрокомбинат эту возможность не использовал, а так как земли у него скорее всего находились (находятся) в аренде, то возможности развивать будут использовать другие компании, не имевшие ранее отношения к агрокомбинату.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Цены на сельхозпродукцию не могут расти быстро т.к. это предметы наипервейшей необходимости.

Зерно - подорожало в 2 раза за год. Помидоры и огурцы зимой - не предметы первой необходимости, цены регулироваться гос-вом не будут.

Какие преимущества дает монополизм? Агрокомбинат будет повышать цены? Тогда проиграет импортным товарам.

Ну, если они будут их повышать - сами себе злобные бакланы. Ограничение сверху пристутсвует, правильно. Но стабильный доход получать можно. А риск гораздо ниже девелоперского, ИМХО.

Но и риски не куда не исчезают. Стоимость коммунальных услуг растет из года в год.

Это и риск для девелопмента. Немаленький причем (недооценненный, как мне кажется, по крайней мере публично).

Абсолютно согласен, в случае с Московским, если девелопер выберет жилищное сторительство то прибыль будет в первые 3 года, далее проект будет просто закончен и можно будет начинать поиск нового объекта для инвестиций.

А вы можете с прогнозировать, сколько будет стоить бизнес (или его создание), аналогичный АК Московский через 3 года? Я - нет. Но дешевле чем сейчас будет вряд ли.

Да конкуренция среди девелоперов безусловно присутствует, но она несколько иная. Есть конкуренция за площадки и проекты, в случае с московским это не актуально, у московского уже есть площадки.

Будет и за покупателя

С одной стороны Да. Уменьшиться количество рабочих мест в самом городе Московский за счет агрокомбината, с другой стороны будут созданы новые рабочие места в сфере обслуживания: школы, детские сады, поликлиники, отделения банков, магазины, бары, рестораны, спортивные объекты...

Старые рабочие куда уйдут? Ответьте на вопрос и прикиньте обстановку в городе после закрытия АК.Я бы понял, если бы АК вообще не участвовал в девелопменте. Он же участвует и весьма активно (единственное, он мог бы взять на себя полный цикл - со строительством и продажей). А сохранение основного производства (теплиц) - очень разумный ход. Диверсификация бизнеса, такое слово знаете?

То есть таким образом мы понимаем, что агрокомбинат вводит новые с.х. мощности.

Неверно. Новые мощности вводятся взамен тех, что пойдут под застройку мкрн. Северный. Уж как застройка Северного проходит по фин потокам АК сказать не могу. Прозрачности там скорее всего нет.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

bruzz Вы меня опередили :yahoo: , тем самым спасли очень много времени :ok:

Полностью согласен. Наибольшая отдача от девелопмента была бы 3-4 года назад. А сейчас застройщики будет собирать жалкие крохи, т.к. предложений - завались. (не в тему: Уж не знаю, куда ехать за продуктами - в Ашан, Рамстор, Копейку или Мосмарт - мне хватит выше крыши! METRO построят - уж не знаю, надо ли?) Самую стабильную прибыль приносят инвестиции в "еду", а не в "метры". Понимаю, что у некоторых эйфория по поводу застройки всего и вся. Но эйфория - это эмоциональный пик, а пикам свойственно меняться на спады. Что будет через 3-4 года сказать трудно, но если АК Московский закроют, то это будет, по крайней мере, недальновидно.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Зерно - подорожало в 2 раза за год. Помидоры и огурцы зимой - не предметы первой необходимости, цены регулироваться гос-вом не будут.

Это обусловлено неурожаями в Канаде, Австралии и некоторых других крупных производителей зерна. Я не думаю что реальный рост на российском рынке составил 100%, Если у Вас есть такая информация - укажите источник.

Это и риск для девелопмента. Немаленький причем (недооцененный, как мне кажется, по крайней мере публично).

Почему цены на коммунальные услуги, газ, электричество являются риском для девелопера???В каком месте?

А вы можете с прогнозировать, сколько будет стоить бизнес (или его создание), аналогичный АК Московский через 3 года? Я - нет. Но дешевле чем сейчас будет вряд ли.

Оценка стоимости бизнеса отдельная очень сложная тема. Какую оценку бизнеса вы хотите? Рыночный подход? Доходный подход? Подход на основе стоимости активов? Если уж зашла речь о стоимости бизнеса предлагаю определить субъекта, для которого будет осуществляться оценка.

Я бы понял, если бы АК вообще не участвовал в девелопменте. Он же участвует и весьма активно (единственное, он мог бы взять на себя полный цикл - со строительством и продажей). А сохранение основного производства (теплиц) - очень разумный ход. Диверсификация бизнеса, такое слово знаете?

Не подскажите, а каким боком агрокомбинат участвует в девелопменте?

А сейчас застройщики будет собирать жалкие крохи

Укажите источник.

Самую стабильную прибыль приносят инвестиции в "еду", а не в "метры".

Стабильно низкую?

Понимаю, что у некоторых эйфория по поводу застройки всего и вся. Но эйфория - это эмоциональный пик, а пикам свойственно меняться на спады. Что будет через 3-4 года сказать трудно, но если АК Московский закроют, то это будет, по крайней мере, недальновидно.

Отлично, вынос предприятий за территорию г. Москвы по Вашему мнению также наверное недальновидно.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас
Войти  
Подписка 0

  • Похожие публикации

    • Автор: Котобус
      Опубликовано: 7 апр. 2016 г.
      Уже более 45 лет Агрохолдинг "Московский" успешно занимается производством свежей зелени, салатов в горшочках и овощей. Мы постоянно совершенствуем технологии и осваиваем новые виды овощной продукции – основы вашего здорового питания.Агрохолдинг поставляет свежие овощи, зелень и цветы собственного производства более чем в 3000 магазинов Москвы и других городов России.
      Площадь нашего тепличного комплекса составляет 90 гектаров и располагается всего в 20 км от сердца столицы.
    • Автор: Котобус
      Нелегка судьба сельхозпредприятий, находящихся вблизи крупных городов, где высокая заработная плата и дорогая земля. Особенно сильно это давление на окраинах столицы, которая медленно, но верно стирает с карты ближайшие села и деревни, в лучшем случае оставляя названия микрорайонам. А каково оказаться предприятию почти в центре Москвы? Именно в такое необычное положение попал один из крупнейших агрокомбинатов, на протяжении 40 лет снабжающий витаминами и свежей продукцией многомиллионный город. О сегодняшнем и завтрашнем дне предприятия, о модернизации производства и государственной поддержке рассказал Виктор Сёмкин, генеральный директор ЗАО «Агрокомбинат «Московский».   — Ваше хозяйство расположено на 55-ом северном меридиане. Известно, что чем севернее - тем выше затраты на освещение и обгрев теплиц. В чем же секрет устойчивости агрокомбината?
      — Наше предприятие действительно находится в холодном климате, что отражается на себестоимости продукта и конкурентоспособности. Единственное, в чем наш агрокомбинат выигрывает,— короткая логистика. В Москве мы продаем 95 процентов всей продукции.
      Огромное значение в такой ситуации имеют современные теплицы со всеми элементами энергосбережения: двойным боковым остеклением, энергосберегающими экранами, оптимальной для равномерности климата высотой. За постсоветский период было возведено 15 га таких теплиц. Экономия энергоресурсов в некоторые периоды доходит до 30 процентов. В оставшихся еще с 70-х годов прошлого века сооружениях применяются современные технологии и собственные разработки. Например, все торцы таких теплиц обтянуты энергосберегающей пленкой, что экономит 10–15 процентов энергоресурсов. Еще один способ энергосбережения — строгое выполнение регламентов. На предприятии есть даже специалисты, которые занимаются только этим.
       
      — Раньше на предприятии были очень продуктивные коровы немецкой селекции. Почему организация перестала заниматься этим? С чем еще пришлось расстаться?
      — Молочным животноводством, поставлявшим качественное молоко и приносившим устойчивую прибыль, пришлось прекратить заниматься. Многоэтажные дома придвинулись к ферме настолько близко, что жители стали жаловаться на запах. К тому же в последние годы корма приходилось завозить из Смоленской области, да и Москва решила расширять проходившее рядом шоссе.
      Ранее комбинат занимался и выращиванием шампиньонов. Но со временем встал выбор: строить либо современные теплицы, либо комплекс для грибов. Совет директоров принял решение в пользу первого, так как при выращивании шампиньонов создается достаточно агрессивная среда из-за повышенной влажности. Все оборудование изнашивается в течение 20–25 лет. Даже сама конструкция теряет устойчивость, и эксплуатировать теплицу становится опасно. В шампиньонном производстве используют компост из соломы, которая стала большим дефицитом. В последние годы приходилось отправлять машины за ней в Краснодарский край, что было невыгодно.
      В результате возвели 15 га современных теплиц, которые по отдельным позициям превосходят лучшие европейские образцы. Последняя из них — самая конструктивная по всем параметрам. В ней можно выращивать почти все культуры, удовлетворяя пиковые спросы: на салаты к Новому году, тюльпаны к 8 марта, однолетние цветы и рассаду к открытию дачного сезона, на зелень и овощи в осенне-зимний период.
       
      — Уже два года компания находится в составе Москвы. Что изменилось?
      — Агрокомбинат подчинили Департаменту торговли и услуг, так как в городе нет Министерства сельского хозяйства. Специалисты помогли сохранить компании прежние льготы, не увеличили транспортный, земельный налоги, оставили статус земель сельхозназначения.
       
      — Претендует ли город на земли агрокомбината?
      — Потихоньку территория сокращается: здесь немного забрали, там чуть больше. Это объяснимо: нужны дороги. Но в целом столичное руководство понимает социальную значимость предприятия, где работают 1500 человек.
       
      — Может, чтобы не зависеть от поставщиков энергии, имеет смысл перейти на ее автономное производство?
      — Вместе с современными теплицами предприятие построило для них собственный, практически безотходный, энергетический центр. Из газа вырабатывается тепло и электроэнергия, за счет чего повышается эффективность. На Западе подобные комплексы работают практически круглосуточно. Излишки продают сетям и получают хорошую прибыль. Агрокомбинату же не разрешают это делать, или позволяют продавать за минимальную стоимость себе в убыток. С этим вопросом представители компании выходили на уровень и министра сельского хозяйства, и премьер-министра. Но лоббирование энергетической монополии слишком сильно.
       
      — Но ведь эту энергию можно направить на собственные дополнительные нужды.
      — Это сделать возможно, но все равно 18 МВт — большая мощность. Ее хватит, чтобы несколько таких городов, как Московский, осветить и обеспечить электроэнергией. Агрокомбинат — мощный по энергопотреблению: все салаты, цветы, рассада нуждаются в досветке. Отсюда очень большой объем потребления — 55 МВт в сутки. Генерирующий комплекс работает дискретно, по необходимости. Приходится останавливать двигатели. При всем дефиците электроэнергии, который существует в городе, предприятию отказывают и советуют заниматься только сельским хозяйством, игнорируя все преимущества зарубежного опыта.
       
      — Есть ли в тепличной отрасли такие направления, в которых преуспели бы российские специалисты, ученые, селекционеры, инженерно-строительные службы?
      — Мне пока такие не известны. Слишком долго в нашей стране об отрасли никто не вспоминал на государственном уровне. Например, в Финляндии, которая находится в аналогичных климатических условиях, есть специализированный научно-производственный комплекс, находящийся на обеспечении государства. С утра до вечера он занимается повышением интенсивности тепличного производства, проводя множество экспериментов. У нас в стране подобного нет. В России передовой научной средой становятся лучшие тепличные хозяйства.
       
      — У вас нет опасения, что, обучая специалистов из других хозяйств, предприятие тем самым создает себе конкурентов?
      — Агрокомбинату не с кем конкурировать, поскольку произведенных на территории России овощей катастрофически мало. Если до перестройки было около пяти тыс. га зимних теплиц, то сейчас их осталось только 1700, и тенденция сокращения продолжается. Поэтому тепличные хозяйства страны могут конкурировать только с Европой, Турцией, Азербайджаном, Ираном.
       
      — Какие методы борьбы с вредителями и болезнями применяется на агрокомбинате?
      — Предприятие использует только биологические способы, которые оно начало применять еще 40 лет назад. Это довольно сложно и затратно, поскольку в теплице должна быть абсолютно чистая экологическая среда. Применение пестицидов исключено, так как погибают не только вредители, но и энтомофаги. Результат такой политики — совершенно безопасная продукция, которую можно смело демонстрировать. Каждый день на предприятии проходит 3–4 экскурсии. Дети, наши потенциальные потребители, бегают по теплицам. Они часто пощипывают салатные линии. Особенной популярностью пользуется щавель. Поскольку в комплексы можно заходить в любое время, то урожай собирается по несколько раз в день. Уникальная продукция компании — короткоплодный огурец до 12 см. Если теплицу обработать ядом, то в нее нельзя будет заходить в течение 2–4 дней. За это время огурцы в несколько раз перерастут все стандарты, не говоря уже о качестве.
       
      — Как вы оцениваете уровень государственной поддержки?
      — Тепличная отрасль не упоминается в Государственной программе развития сельского хозяйства на 2013–2020 годы. Единый план развития также отсутствует. Есть отдельные направления общей господдержки сельхозпроизводителей, согласно которой они имеют право получить дотацию в размере 2500 рублей на гектар. Для полеводства, где площадь измеряется тысячами гектаров, это существенная сумма. Но в тепличной отрасли территории значительно меньше. Можно получить небольшую дотацию на удобрения, но так как предприятие применяет более качественные импортные средства, то такой льготой оно не пользуется. Одним словом, все имеющиеся государственные дотации хороши для полеводческих и животноводческих предприятий. Тепличной отрасли нужны льготы по энергообеспечению, как это практикуется в других государствах. Сегодня все хозяйства этого направления по тарифам приближены к промышленным предприятиям. Доля энергетики в структуре себестоимости продукции занимает около 45 процентов, что очень много. Тепличной отрасли нужны прямые дотации: на внедрение новых технологий, строительство. Сейчас под эти цели можно взять субсидированный кредит. Но, как показала практика, многие хозяйства не могут получить компенсацию от государства в срок и вынуждены полностью выплачивать банкам процентную ставку.
       
      — Ваше предприятие вообще не берет кредиты?
      — До сих пор не брало. Последнее масштабное строительство — сервисно-логистического центра — велось только на средства компании. Общая сумма вложений составила 1,1 млрд рублей. В Украине, например, еще до развития тяжелой политической ситуации, государство покрывало до 50 процентов строительных инвестиций. Это существенно повышало эффективность и сокращало сроки окупаемости. В России подобной программы нет, что сильно сдерживает развитие отрасли.
       
      — Какие слагаемые успеха Вы считаете наиболее приоритетными?
      — Первое и самое главное — коллектив, единомышленники, профессионалы, которые горят, не считаясь ни со временем, ни с житейскими неудобствами, отдавая все производству. Второе — вектор развития: модернизация, применение новых знаний, постоянное движение вперед. Это помогло пройти все сложности перестроек и кризисов. Третий фактор — политическая воля государства. Если оно пойдет навстречу, то все тепличные предприятия России смогут многократно реализовать свой потенциал.
       
      Беседовала Светлана Гришуткина
      http://agbz.ru/
    • Автор: Курьер
      Совет директоров ЗАО «Агрокомбинат «Московский» сообщает, что 12 мая 2016 года пройдет годовое Общее собрание акционеров ЗАО «Агрокомбинат «Московский». Собрание будет проводиться по адресу: г. Московский, 1-й мкр, д. 52.
      Собрание проводится в форме совместного присутствия акционеров для обсуждения вопросов повестки дня и принятия решений по вопросам, поставленным на голосование, с предварительным направлением бюллетеней для голосования.
      Акционеры могут направить заполненные и подписанные бюллетени для голосования почтой по адресу ЗАО «Агрокомбинат «Московский» или опустить бюллетени в опечатанную для голосования урну, расположенную в административном здании ЗАО «Агрокомбинат «Московский».
      При заполнении бюллетеней оставьте не зачеркнутым выбранный вами вариант голосования: если Вы хотите проголосовать «ЗА», перечеркните поле с вариантами голосования «против» и «воздержался» и обязательно подпишите бюллетень.
      Темы, которые будут обсуждаться на собрании:
      Утверждение годового отчета, годовой бухгалтерской отчетности, в том числе отчета о прибылях и убытках (счетов прибылей и убытков) ЗАО «Агрокомбинат «Московский», а также распределение прибыли, в том числе выплата (объявление) дивидендов по результатам финансового 2015 года, убытков Общества по результатам финансового года, утверждение сметы расходов из прибыли; Размер, сроки и форма выплаты годовых дивидендов по акциям Общества; Утверждение аудитора Общества; Избрание членов Совета директоров Общества; Избрание членов Ревизионной комиссии Общества; Утверждение новой редакции устава общества. С информационными материалами, представляемыми акционерам при подготовке к собранию, можно ознакомиться по рабочим дням с 27 апреля 2016 года по адресу: г. Московский, 1 мкр., д. 52, ЗАО «Агрокомбинат «Московский», Совет директоров Общества.
      Начало собрания в 16:00 (регистрация участников собрания с 15:00).
      Для регистрации необходимо предъявить:
      акционер (физическое лицо) – документ, удостоверяющий личность; представитель акционера (физического лица) – доверенность от имени юридического лица и документ, удостоверяющий личность представителя; представитель акционера (юридического лица) – доверенность от имени юридического лица и документ, удостоверяющий личность представителя; руководитель юридического лица, являющегося акционером общества – документ, подтверждающий его полномочия  на участие в собрании, и документ, удостоверяющий личность; правопреемники лиц, включенных в список лиц, имеющих право на участие в собрании, представляют также документы, подтверждающие полномочия правопреемника. Телефон для справок: 8(495) 841-84-17
      Ссылка на источник
    • Автор: Котобус
      «Себестоимость производства салата порядка 30 руб./шт., но продаем мы его в среднем по 33,5 руб. Это маржинальность на грани фола» 
      Фото: Ю. Эйвазова   Ускользающая рентабельность
       
      Генеральный директор агрохолдинга «Московский» о состоянии тепличного бизнеса в России, отношениях с торговыми сетями, новых технологиях и планах на будущее.
      Виктор Сёмкин
      Агротехника и технологии, Июль 2015 Появившаяся недавно в Интернете информация о том, что крупнейший в Московской области тепличный комбинат «Московский» решил покинуть рынок из-за нерентабельности, взбудоражила общественность. Действительно, поводы для беспокойства есть: растущие огромными темпами цены на энергоносители, разрастание торговых сетей и медленный рост цен на готовую продукцию не способствуют развитию теп­личного бизнеса в нашей стране. 2013 год агрохолдинг «Московский» закончил без прибыли, но о полном сворачивании производства речи не идет. Подробнее о ситуации на тепличном рынке и проблемах отрасли в интервью «АТт» рассказал генеральный директор агрокомбината Виктор Сёмкин.
      На данный момент ситуация сложилась, безусловно, печальная: за последние три года цена на готовую продукцию поднялась всего на 4%, в то время как цены на энергоносители выросли в среднем на 50%. Следовательно, 46% — это то, что потерял производитель. Кроме того, подорожали оборотные средства, пришлось индексировать зарплату.
      О рентабельностиВ 2009 году коэффициент рентабельности тепличного бизнеса составлял порядка 45−50%, и это позволяло развиваться, модернизировать производство. Сейчас же мы прошли три года сплошного пике: подводя итог 2013 года, мы вынуждены были констатировать, что прибыли почти нет. Мы по-прежнему самодостаточны, но остались без прибыли, поэтому встает закономерный вопрос — а что будет дальше? Если такая тенденция продолжится, то мы уйдем в убытки. Минсельхоз на наши вопросы не реагирует, ссылаясь на то, что у всех свои проблемы.
      А ведь еще в 2008 году вышел указ президента о продовольственной безопасности, где задача была поставлена четко и ясно: к 2020 году выйти на 80%-ный уровень производства собственного продовольствия по всем видам сельхозпродукции. Если говорить об овощах, то сейчас всего около 40% потребляемой продукции производится в России, а в зимний период эта цифра еще меньше. Например, в прош-лом году картофелеводы не смогли собрать урожай с половины запаханных площадей, поэтому сейчас на прилавках преобладает египетский, турецкий и прочий заграничный картофель. И как добиться обозначенных президентом показателей, если нет конкретной программы?
      Тепличная статистика в ретроспективе выглядит достаточно удручающе: до Перестройки в нашей стране было 5 тыс. га зимних теплиц, а сейчас осталось всего 2 тыс. га, и количество площадей под теплицами не растет. Руководители других тепличных хозяйств, с которыми я общаюсь, говорят о постепенном закрытии старых теплиц из-за их нерентабельности: они слишком энергоемки и не технологичны, т. е. не позволяют получать высокие урожаи.
      О госпрограмме и субсидияхВ сложившейся ситуации рывка для развития нет. Рывок может дать только целевая программа развития тепличных хозяйств. Это, во-первых, позволит модернизироваться уже действующим предприятиям, а во-вторых, откроет двери для любого инвестора, желающего войти на рынок и начать строить. Разговоры о необходимости разработки специальной программы развития тепличной отрасли ведутся на протяжении уже 5 лет. Но, к сожалению, госпрограмма на 2013−2020 годы была принята без раздела о тепличной отрасли. Впрочем, недавно мы получили приказ минис­тра Федорова, в котором одним из пунктов прописано, что подпрограмма по тепличным хозяйствам будет включаться в госпрограмму, однако обсуждать ее будут только в декабре 2014 года. И какие пункты в нее войдут — не известно.
      В свое время, когда обсуждалась программа, были предложены хорошие действенные меры, которые могли бы подтолкнуть отрасль к развитию. Во-первых, предусматривалась компенсация затрат на энергоносители, которая на начальном этапе должна была составить 30%. Впрочем, потом оставили 20%, а затем этот пункт вообще исчез. А ведь эта компенсация крайне важна: на наши 100 га теплиц на энергоносители уходит 1 млрд руб./год. Если бы государство компенсировало хотя бы 20%, мы бы могли сэкономить 200 млн руб. И на себестоимости продукции это могло бы сказаться: мы бы могли снижать цену, конкурировать, или, по крайней мере, не так болезненно реагировать на то, что цена не растет. Во-вторых, при обсуждении программы предусмат­ривались прямые дотации производителям или новым инвесторам в случае предоставления ими проекта, продвигающего инновационные технологии. Государство в таком случае обязывалось компенсировать 50% затрат. Стоимость нашей новой высокотехнологичной теплицы, открытой в декабре 2013 года, — около 500 млн руб., и если бы нам компенсировали половину этой суммы, было бы здорово.
      Агрокомбинат «Московский» приравнивают к промышленному предприятию, поэтому никаких субсидий, связанных с энергетикой, мы не получаем. Безусловно, некие субсидии для нас предусмотрены, но они смехотворны. Например, есть погектарная субсидия 2,5 тыс. руб./га, которая дает нам 250 тыс. руб./год, есть также субсидия на приобретение удобрений. Но все это такой мизер: дек­ларативно субсидии есть, но их объем ничтожен. Например, в нашем годовом обороте, который составляет около 4 млрд руб., объем субсидий не превышает 0,01%. А ведь для их получения еще необходимо оформить огромное количество бумаг. Безусловно, такие субсидии неплохо работают на больших площадях под овощами открытого грунта, когда единственные затраты на энергетику — это ГСМ и обслуживание трактора. У нас же энергетика — основной затратный механизм, который составляет около 45%. Поэтому тепличным предприятиям необходимы субсидии в этой сфере.
      Кроме субсидий, перечисленных выше, для нас открыта возможность взять субсидированный кредит. Например, если мы захотим строить новый объект, можно пойти в РСХБ, и оформить соответствующие бумаги. Однако на 1 млрд они выставят 13,5% годовых, из которых государство компенсирует только 8%, а остальные 5% мы все равно вынуждены будем отдавать. В пересчете на прибыль, на этот 1 млрд мы можем построить 5−7 га теплиц, доход с которых за год составит приблизительно 20 млн, а в банк мы должны будем вернуть 250 млн. Вот такая простая арифметика.
      Хотелось бы еще отметить огромное значение социальной рекламы, продвигающей отечественную продукцию. Недавно я был в Голландии, там вечером принято выпивать кружечку сливок, желательно, местного производства, потому что они более свежие и натуральные. А почему так «принято» и кем? Ответ прост. Это результат социальной рекламы, которую транслируют по телевидению. Если наше государство возьмется за такую рекламу, уверен, потребление продуктов, произведенных в России, вырастет. Обычная реклама от производителя не бывает столь эффективной, да и обходится достаточно дорого: например, за рекламный ролик с продвижением на телевидении в течение полугода нам пришлось отдать 60 млн руб.
      О технологияхПри возведении новой теплицы мы использовали голландские технологии фирмы Revaho. К сожалению, лидерами в тепличном направлении являются голландцы. В России тоже есть предприятия, поставляющие технологии для тепличных хозяйств, однако это «вчерашний день»: такие компании взяли за основу западную технологию 15-летней давности и не развиваются. Безусловно, нам выгоднее было бы приобретать оборудование у российского производителя, к тому же вышло бы патриотичнее. Впрочем, недавно в Курске открылся завод, где за основу были взяты европейские технологии. Пока они поставили около 10 га экспериментальных теплиц. Наши специалисты, побывавшие на производстве, остались довольны увиденным. Надеемся, что наши предприятия в скором будущем смогут поставлять современное оборудование. Но пока все вынуждены закупать его за границей.
      Заслуживает внимания еще одна технология, перенятая нами у Запада. Вслед за европейскими овощеводами защищенного грунта мы установили на своем предприятии мини-ТЭЦ, которая преобразует газ в электроэнергию, тепло и углекислый газ. Однако у нас отдача от этого новшества не такая большая, как в других странах, где 15−20% затрат на газ предприятиям компенсирует государство. Кроме того, у европейских производителей, подключенных к общей системе электроснабжения, есть возможность продавать свою электроэнергию жилому фонду, и это выгодно всем. У нас же стоит мощная станция на 18 МВт, и, в принципе, вырабатываемая ею энергия нужна агрокомплексу преимущественно ночью, а днем мы могли бы продавать ее городу, в котором электроэнергии реально не хватает. Но энергетическую монополию пробить невозможно: нам предлагают продавать электроэнергию по невыгодной цене, и мы отступаем.
      Наша мини-ТЭЦ обеспечивает электроэнергией и теплом 15 га теп­лиц, и благодаря этому себестоимость продукции в новых тепличных комплексах в среднем на 30% ниже. Помогают экономить и новые затеняющие энергосберегающие экраны, двойное остекление, герметизация. Кроме того, 5% себестоимости продукции мы экономим на покупке углекислого газа, который вырабатывает наша мини-ТЭЦ. Многие процессы в новых теплицах автоматизированы, что сокращает затраты на персонал: в старых салатных теплицах в среднем на одном гектаре работает около 20 человек, а на 3 га новых приходится всего 8 сотрудников. Однако чтобы возвести новые теплицы, необходимы огромные инвестиции.
      О торговых сетяхЕсть очень важный аспект, который серьезно влияет на производителей, работающих на рынок города Мос­квы. Это торговые сети, которые в последние годы особенно активно укрупняются. А ведь чем больше сеть, тем большее давление она оказывает на производителя. Такие крупные сети, как Ашан, Х5, Метро, получают сверхприбыль, и их бизнес успешно развивается. Политика сетей такова: «продавить» производителя как можно сильнее, получить товар по заниженной цене, выставить более высокую цену для конечного потребителя и получить хорошую маржу.
      На руку торговым сетям работает федеральный закон об основах торговой деятельности, который был принят, предположительно, под давлением ритейлеров. Этот закон четко задекларировал некоторые положения: например, раньше с сетью можно было торговаться, а теперь в законе прописано, что сеть имеет право на товарный бонус (который составляет 10%) от производителя, кроме того, они имеют право заключать с производителем дополнительное соглашение о продвижении товара, стоимость которого вообще не оговаривается. Благодаря этим нововведениям у сетей появилась возможность шантажировать производителей, вынуждать их к заключению невыгодных соглашений. А поскольку практичес­ки весь рынок сбыта в Москве — это сети, то деваться некуда.
      С каждым годом товарный бонус неизменно растет. Так, до принятия закона о торговой деятельности при том же объеме производства суммарный товарный бонус, который мы отдавали сетям, составлял порядка 70 млн руб., а сейчас мы платим 200 млн руб. К сожалению, мнение производителей не было услышано правительством, поэтому сейчас давление сетей просто колоссальное.
      В регионах дела обстоят иначе, поскольку там нет такого давления. Например, тепличные хозяйства на Урале достаточно успешны. Однако для нас выйти на тот рынок нет возможности из-за невыгодной логистики. Хозяйства прибыльны там, где у них есть рынок сбыта, потому что транспортировка обходится очень дорого. Безусловно, для южных стран логис­тические издержки не так губительны. Из Турции, например, овощи возить выгодно, потому что там нет таких бешеных затрат на энергетику, овощи выращивают и в открытом грунте, и в более легких теплицах. А в наших климатических условиях себестоимость производства салата в зимний период составляет порядка 30 руб./шт., летом, конечно, меньше, но продаем мы его в среднем по 33,5 руб.
      Это маржинальность на грани фола. Безусловно, летом она повышается, но ведь и спрос падает. Если же говорить о себестоимости производства овощей, то зимой она может достигать 200 руб./кг, в весенний период падает до 70 руб./кг, а летом — до 30 руб./кг. Поэтому в определенный период производство овощей становится невыгодным, поскольку за такие деньги их никто не купит. И не стоит забывать про транспортную составляющую, которая неизменно забирает 6−8%.
      О перспективахСейчас нашему предприятию необходимо строить новые теплицы. Дело в том, что весь агрокомплекс был построен одномоментно, т. е. за несколько лет было возведено 100 га теплиц, а сейчас настало время, когда их просто необходимо либо модернизировать, либо сносить и заменять новыми. За 2007−2009 годы, когда была хорошая рентабельность, мы построили на собственные средства 15 га теплиц. Теперь же мы вынуждены сносить старые теплицы и думать о других проектах. Одно из таких направлений— сов­ременная складская логистика.
      Дело в том, что сегодня рынок нуждается в распределительных центрах, поскольку многие сети хотят получать овощи фасованные или очищенные определенным образом. Поэтому мы строим распределительный склад на 16 тыс. кв. м. Этот проект обеспечит работой около 200−250 человек. Но этот новый бизнес направлен скорее на кооперацию, на то, чтобы привлекать к себе других производителей. И тогда мы сталкиваемся с некоторыми юридическими проблемами: раз мы находимся на едином сельхозналоге, то как минимум 70% дохода предприятие должно получать от собственного производства.
      Если же мы привлекаем чужой товар, он увеличивает долю дохода, полученную от иных видов деятельности. И если этот доход будет превышать дозволенные законом 30%, предприятие «слетает» с единого сельхозналога. Эти правила игры были хороши на определенном этапе, а сейчас их необходимо менять, и это сложно осуществить. Мы давно пытаемся инициировать законотворческую инициативу в этой сфере: обращаем внимание Минэкономразвития на этот вопрос, поднимаем данную тему на конференциях и семинарах.
      Наш склад может стать площадкой для кооперации, которая будет особенно актуальна для тех мелких производителей, кто хочет попасть на московский рынок, но самостоятельно этого сделать не может. Цепочка проста: мы будем принимать их товар на склад, а дальше можем либо оставить свой бренд, либо договориться с сетью, чтобы поставлять продукцию под их торговой маркой. В таком случае на нас ложится задача по мойке, чистке и упаковке. Мы точно знаем, что овощеводам из регионов (особенно с Юга России) нужна такая поддержка, ведь отсутствие рынка сбыта — это большая проблема. Остается только проработать юридическую сторону вопроса.
      До принятия решения о строительстве склада мы рассматривали другой вариант развития производства. Была идея заняться глубокой переработкой и упаковкой салатов и овощей. Однако тогда нам пришлось бы налаживать поставки салата из-за границы, поскольку те виды салатов, которые подходят для глубокой переработки, у нас либо не выращивают в принципе, либо качество салата не соответствует требованиям. Да и хранится переработанный и упакованный таким образом салат достаточно долго, а это противоречит нашему главному принципу, согласно которому мы поставляем только живую зелень. Поэтому от этой идеи мы пока отказались.
      Задумывались мы и над строительством теплиц в других регионах: вели переговоры с губернаторами Калужской области и Краснодарского края. Однако когда стали подсчитывать окупаемость проектов, обнаружили, что в Калужской области он составит около 30 лет (для сравнения: предполагаемый срок окупаемости новой теплицы в Москве — 8 лет). В Краснодаре выходило немного лучше: там срок окупаемости получался около 15−16 лет, но и это неприемлемо. Поэтому мы заморозили эти проекты и ожидаем принятия госпрограммы. Если же программа так и не будет принята, придется задуматься о приобретении других активов.
       
      http://www.agroinvestor.ru/technologies/article/16351-uskolzayushchaya-rentabelnost/full/
  • Сейчас популярно