Курьер

Нигматулина - Экологический девелопмент может стать будущим «Новой Москвы»

Оцените эту тему

3 сообщения в этой теме

280b388499235f90e92e7bf39aa5613834c9a04e

 

Экологические проекты должны стать будущим в развитии присоединенных территорий. Об этом в интервью газете «Ведомости» рассказала и.о. руководителя Института Генплана Москвы Карима Нигматулина.

«Это наши леса, наши легкие. Если экологическая ситуация на этой территории будет неблагоприятной, это повлияет на розу ветров, и «старой Москве» тоже станет не особо хорошо», - отметила К. Нигматулина.

По ее словам, экологичное развитие ТиНАО нужно абсолютно всем.

«Экодевелопмент также способствует тому, что экономика по-другому начинает развиваться», - добавила и.о. руководителя Института Генплана.

Экологический девелопмент как явление существует уже более 30 лет. На Западе «зеленое строительство», или Green Building, очень популярно, в Россию же этот тренд пришел недавно. Стандартами экодевелопмента являются энергоэффективность и использование экологически чистых, натуральных материалов, которые не причиняют ущерб здоровью человека, сохраняют окружающую среду и легко утилизируются без ущерба для экологии.

 

http://stroi.mos.ru/news/ekologicheskii-development-mozhet-stat-buduschim-novoi-moskvy-nigmatulina

Изменено пользователем Котобус
1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

«Это наши леса, наши легкие. Если экологическая ситуация на этой территории будет неблагоприятной, это повлияет на розу ветров, и «старой Москве» тоже станет не особо хорошо», - отметила К. Нигматулина.

Не может быть! Неужели до них это дошло? Может быть, и дорогу Внуково-Остафьево вместо нашего леса строить не будут? Тогда здесь еще можно будет как-то жить. Иначе - тут будет опа...

Изменено пользователем Котобус

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Интервью — Карима Нигматулина, и. о. директора ГУП «НИиПИ генплана Москвы»

НИиПИ генплана Москвы сейчас работает над тем, чтобы на пути к созданию «идеального города» его жители не испытывали дискомфорта. Основной постулат — сделать любые блага городской жизни (магазины, рестораны, парки) легкодоступными

25463791_news_bigpic.jpg
 
Карима Нигматулина руководит НИиПИ генплана Москвы чуть больше года. Градостроительным планированием столицы России она занимается, опираясь на опыт работы за границей: в 2005 г. с отличием окончила Принстонский университет в США, затем защитила диссертацию и преподавала в Массачусетском технологическом институте. Урбанистические модели Америки и Европы различаются, но и в тех и в других можно найти принципы, полезные для развития Москвы, считает Нигматулина.
 
Как идет работа над актуализацией генплана? В советские времена в нем прописывалось все подробно, до каждого дома, в нулевые он стал стратегическим, по сути, рамочным документом. Каким будет новый?
 
Это интересный вопрос — каким должен быть генплан. Если вспомнить недавнюю историю, то генплан Москвы 2010 г. гораздо больше проработан, чем, например, генплан Лондона. Во многих мегаполисах разрабатываются масштабные стратегические документы, а более детальная проработка идет для частей города в зависимости от его административного деления. В Москве генплан делается сразу на весь город. И он не такой уж «укрупненный». Но те схемы, которые в документе 2010 г. проработаны не так четко, в новом будут усилены.
 
У нас есть конечное идеальное видение того, каким должен быть город, как ему выглядеть, к чему мы стремимся. Но если мы не понимаем, как от сегодняшнего дня мы придем к этому идеалу, как будет происходить это развитие, то мы к нему никогда не придем.
 
И какое оно, идеальное видение Москвы?
 
Эта тема активно публично обсуждается. Город должен быть полицентричным. В любом нормально развивающемся мегаполисе ключевым является понятие пешей доступности ко всем, если можно так сказать, благам городской жизни. Потому что, если все население будет устремляться за ними из одного конца города в другой, никакая транспортная система этого не выдержит. Кстати, если послушать, что говорят известные урбанисты, например Ян Гейл, про пешую доступность, это не только альтернатива транспорту, но и здоровье человека. Люди должны ходить в городе, иначе будет, как в Америке, где нация толстеет. Гейл провел анализ «пространств для ходьбы и общественных пространств» не только для Москвы (по нашему заказу), но и для других городов. Это очень полезное исследование, оно помогает понять, что наши проблемы не уникальны, изучить другие сценарии развития.
 
Почему Москва больше тяготеет к европейским урбанистам, нежели к американским?
 
Америка выстроена так, что там сделан акцент на использование индивидуального транспорта. Это ее базовое отличие. В США личных автомобилей уже в 60-70-е гг. прошлого века было больше, чем у нас сегодня. И американские города были спланированы исходя из этих предпосылок. Общественный транспорт работает как каркасный в очень немногих городах — Нью-Йорке, Бостоне. Многие города сильно «размазаны» в пространстве. Пешая доступность работает там только в центральных районах. Нам ближе то, как формировались европейские города. То, как в городах обеспечивается движение людских потоков, можно сравнить с тем, как функционирует кровеносная система. Без транспортной и пешей доступности городская ткань не будет жить. Но мы воспринимаем не только европейский опыт. Когда был конкурс на развитие московской агломерации, одним из победителей стала американская компания UDA. Она предложила создать административно-деловой центр на новой территории. Сейчас мы разрабатываем проект планировки для этой территории, и они работают с нами в консорциуме. Интересен нам и опыт Азии — по темпам развития они нам ближе, чем Европа: такие же активные. Мы очень плотно общаемся со специалистами из Сингапура. Там была создана Школа урбанистики. Ее специалисты придумывают инновационные подходы для компактного и устойчивого развития небольших территорий. И продумывают, как увязать их с активным экономическим развитием города. За 30-40 лет Сингапур, довольно отсталая страна, смог сильно поднять уровень экономики. Сейчас здесь доходы населения одни из самых высоких в мире. Сингапур активно продает свои урбанистические ноу-хау другим странам.
 
А Москве есть что продать из урбанистических идей на мировом рынке?
 
Смотря кому. Я могу рассказать одну вещь, которая многим покажется удивительной. Сейчас разрабатывается мастер-план для Далласа. Над ним работает Рикардо Бофилл, который известен на московском рынке. Он обратился к нам с предложением поработать, потому что у Москвы есть опыт создания масштабных градостроительных планов. В Америке мало у кого есть такой опыт. В этот раз мы не успели сорганизоваться, но на будущее будем иметь в виду. Разработка генеральных планов — это то, что отличало в свое время советскую градостроительную школу и урбанистическую западную. Советские специалисты умели создавать городской каркас, американцы больше озадачивались тем, как город живет и по каким правилам.
 
То есть советские проектировщики решали задачи, как построить стены, американцы думали, как в этих стенах будут жить люди?
Вот-вот. Но когда мы говорим о развитии города, необходимо думать и про то и про другое. Мы разрабатываем генплан на 20 лет вперед. Но нужно продумать все так, чтобы, к примеру, через 10 лет город все равно был комфортным, несмотря на то что не все задачи решены. И мы должны предусмотреть, чтобы наши планы были экономически эффективными. Нельзя, например, сразу построить все дороги и всю транспортную инфраструктуру, а потом заняться чем-то еще. Коммерчески это невозможно, никакого бюджета на это не хватит. Мы понимаем, что необходимо комплексно развивать территорию и продумывать экономику.
 
Почему еще нам полезен зарубежный опыт? Они жили «при рынке» дольше, чем мы. Из России плановая экономика и полный контроль за расходами ушли не так давно. Сейчас мы не можем контролировать всех и вся, но должны думать над тем, как привлечь и заинтересовать различных девелоперов, чтобы они участвовали в решении городских проблем. И помогли реализовать нам нашу прекрасную идею о том, каким город должен стать.
 
А опыт у них для этого есть? Тех же специалистов по транспортной инфраструктуре явный дефицит.
Город все больше налаживает общение с девелоперами. Создан Клуб инвесторов Москвы.
В него входят только крупные компании с портфелем минимум в 1 млн кв. м. Получается, что город заинтересован лишь в решении масштабных задач?
 
Я бы так не сказала. Просто крупные проекты больше обсуждаются и привлекают больше внимания. Небольшие проекты тоже потихонечку двигаются вперед, но от точечной, плохо интегрированной в городскую ткань застройки мы ушли. Но признаюсь, что в «новой Москве» сейчас действительно сделан акцент на крупные проекты. Есть понимание: чтобы развивать эти территории, нужно сначала «с крупняком разобраться». Если мы уйдем в детали, правильно организовать ТиНАО никогда не удастся. Поэтому мы говорим в «новой Москве» про 12 точек роста, про масштабные проекты, вокруг которых впоследствии будут развиваться более мелкие. В «старой Москве» каждый проект рассматривается отдельно — на предмет того, насколько он приемлем для города, как он его улучшит. А крупные девелоперы могут помочь городу разобраться с его узкими местами.
 
Например?
 
По идее, что нужно девелоперу? Ему нужно строить. Он хочет строить жилье, так как это коммерчески самое выгодное. Но город говорит девелоперам: коллеги, так нельзя, потому что городской бюджет не успевает угнаться за вашими аппетитами и обеспечивать жилье социальной инфраструктурой. Поэтому вы должны ее строить хотя бы для своих проектов. Совсем крупным компаниям город говорит о проблемах транспортной инфраструктуры, о том, что нужно расширять дороги, строить станции метро, делать ТПУ. Город объясняет девелоперам, что есть два варианта: можно дождаться, пока он успеет все это построить сам, либо помочь ему реализовать инфраструктурные проекты. Чтобы и жилье, и инфраструктура строились синхронно. А не было, как раньше, когда жилье строилось, а инфраструктура отставала. Повторять эти ошибки город не хочет. Если инвестор готов вложить средства в создание инфраструктуры, это полезно и для него — так как его проект двигается вперед, и для города.
 
Крупные девелоперы, как правило, на словах поддерживают инициативы властей, но как заставить их выполнять обещания строить инфраструктуру, а не жилье?
 
Сейчас идет работа над тем, чтобы план реализации проекта планировки, где четко и абсолютно для всех прописываются все этапы строительства, стал обязательным для девелоперов. Московское правительство работает вместе с федеральным, чтобы это узаконить. Мы надеемся, что в Градостроительный кодекс будут внесены соответствующие изменения. Когда это будет сделано, трудно сказать. Если не удастся реализовать идею на федеральном уровне — так как она в первую очередь актуальна для Москвы и Петербурга, но не для небольших городов, которые не заинтересованы усложнять жизнь девелоперам, — будем думать над тем, как подробно прописывать поэтапное развитие в инвестиционных контрактах.
 
По поводу строительства необходимой социальной инфраструктуры у города есть проект «Норм и правил». Он сейчас находится на рассмотрении правительства Москвы. Есть понимание, что новые нормативы необходимо увязать с новым генпланом и территориальными схемами. Территориальная схема «новой Москвы» уже разработана и рассматривается сейчас различными департаментами правительства и префектурами.
Новые муниципальные образования жалуются, наверное? Есть какие-то общие жалобы?
 
Говорят, что им новые дороги не нужны. И предлагают проложить их «по соседству», на удалении. Это общая проблема — и для «старой», и для «новой Москвы»: никто под своими окнами ни новой дороги, ни новой улицы не хочет. Хотя все абстрактно понимают, что транспортное сообщение нужно улучшать. Мы, когда разрабатывали территориальную схему, поставили цель минимизировать снос [существующей застройки] и доставить минимальный дискомфорт жителям. А также бережно обойтись с зелеными и особо охраняемыми территориями, которые там есть. Хотя иногда нам сами жители говорят: а вы дорогу по лесу пустите, она тогда никому мешать не будет. Но из леса в лес никто ездить не будет — ненужная вырубка получится. Мы пытались найти оптимальный баланс.
 
Вы сказали про минимальный снос в «новой Москве». А как быть с ветхим жильем в «старой»? Поделитесь статистикой.
При разработке генплана это один из основных факторов. Мы смотрим, как ветшает жилой фонд, как будут стареть городские здания. Бум строительства в столице был в 70-80-е гг. прошлого века. Ветхих строений в Москве около 3,5 млн кв. м. Мы сейчас и в институте, и в правительстве обсуждаем вопрос: что делать со старым фондом? Либо это будет снос, либо реконструкция, что эффективнее? Это очень важная проблема, она определяет и объемы строительства, которое нужно планировать на будущее.
 
Объемы строительства в Москве пока не слишком велики. Что с ними будет, каков ваш прогноз?
 
В прошлом году было введено 8,6 млн кв. м недвижимости, из них 1,7 млн — в «новой Москве». Цифры не такие уж плохие, а по сравнению с другими европейскими столицами — впечатляющие. Новое строительство должно как минимум компенсировать выбывание ветхого фонда.
В Европе сейчас популярны урбанистические экопроекты, которые инициируют муниципалитеты и они же помогают их развитию. Что нужно сделать для продвижения экодевелопмента в Москве?
 
Я считаю, что экопроекты должны стать будущим для «новой Москвы». Это наши леса, наши легкие. Если экологическая ситуация на этой территории будет неблагоприятной, это повлияет на розу ветров и «старой Москве» тоже станет не особо хорошо. Поэтому экологичное развитие ТиНАО нужно абсолютно всем. Экодевелопмент также способствует тому, что экономика по-другому начинает развиваться.
 
Чем вам был полезен MIPIM? Вы туда ехали что-то купить или что-то продать?
 
Для института это то место, где мы можем пообщаться с теми, для кого работаем. Мы разрабатываем градостроительную документацию и хотим, чтобы она была полезной для правительства, для города и чтобы девелоперы могли реализовывать проекты. Выставка дает проектировщикам возможность узнать у потенциальных заказчиков, что для них приемлемо, над чем они думают. Но для девелоперов это выставка конкретных проектов, для которых они ищут инвесторов.

Источник: http://www.vedomosti.ru/realty/news/25463791/moskva-dolzhna-stat-policentrichnym-gorodom#ixzz2zL7Fn1bC

Изменено пользователем Котобус

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас


  • Похожие публикации

    • Автор: AlekcDolche
        Рейд активистов регионального отделения Общероссийского народного фронта в Москве по обращению жителей поселения Краснопахорское показал, что на улице Светлой в 100 м от жилых домов находится предприятие, которое в соответствии с лицензией имеет право на сбор и транспортировку бытового и строительного мусора. Рядом с предприятием отходов и щепы активисты ОНФ также обнаружили шприцы, ампулы и капельницы с кровью.
      В рамках проекта ОНФ «Генеральная уборка» эксперты и активисты Народного фронта совместно с сотрудниками прокуратуры Троицкого административного округа, экспертами Росприроднадзора по ЦФО и Роспотребнадзора провели комплексное обследование территории. Жалобы жителей подтвердились. К прибытию прокуратуры часть мусора успели вывезти. Вот только от запаха избавиться не получилось.
      Внутри предприятия оказались спрессованные и приготовленные к транспортировке брикеты с жестяными банками и пластиковыми бутылками, что говорит о том, что на предприятии ведется еще и сортировка мусора, хотя информации об этом нет в лицензии. На площадке находятся крупногабаритные навалы отходов производства и потребления, автомобильные покрышки, которые лежат прямо на земле, а не на бетонных плитах, как того требуют правила. Здесь же ведутся работы по переработке древесины – бревна и деревянные палеты превращаются в щепу. Так совпало, что именно такой щепой оказался засыпан и гектар земли вокруг забора, которым огорожено предприятие. По словам местных жителей, забор появился не больше месяца назад. До этого времени скапливавшийся на площадке мусор, регулярно вывозился за территорию, закапывался в землю и утрамбовывался. Складывается ощущение, что под ногами не одна тонна отходов: сквозь слой смеси щепы и мусора не пробивается ни одна травинка.
      Владелец участка утверждает, что никакого отношения к мусору за забором он не имеет и не понимает, как вышло, что непрерывный слой мусора и щепы от территории предприятия тянется до самого ручья, впадающего в речку Пахра.
      «Но самое страшное – это обнаруженные нами на свалке капельницы с кровью, шприцы и другие медицинские отходы. В большинстве стран мира их давно относят к категории потенциально инфицированных опасных отходов. Существуют специальные инструкции по обеззараживанию и утилизации. Они не в коем случае не должны попадать на общие свалки и утилизироваться обычным путем», – заявил координатор проекта ОНФ «Генеральная уборка» Дмитрий Миронов.
      Местные жители уже два года пишут в органы исполнительной власти Москвы с просьбой дать оценку экологическим нарушениям на данной территории и принять меры по исправлению ситуации. Но сдвинуть дело с мертвой точки удалось только после вмешательства ОНФ.
      «По итогам рейда мы ожидаем ответ от прокуратуры Троицкого административного округа Москвы и действий по исправлению экологической ситуации», – сказал Миронов.
       
                           
       
      Народный фронт выявил нелегальную свалку с опасными отходами в Новой Москве
    • Автор: AlekcDolche
      6 августа. Экскурсия на Филатов луг и Хованскую дубраву.

      Может так случиться, что их больше не будет. В этом районе пройдёт трасса Саларьево-Марьино. А Хованскую дубраву хотят вырубить под кладбище.

      Если не удастся отстоять это великолепие - пускай эти места останутся хотя бы в нашей памяти.
       
       
       
      Фотоальбом: https://vk.com/album-132420892_246266094
    • Автор: AlekcDolche
      В 2016 году состоялась персональная фотовыставка фотографа-натуралиста "Чудо чудное. Редкие грибы Новой Москвы" в Государственном биологическом музее имени Тимирязева. 
       

      Встреча с фотохудожником, природоведом и писателем Алексеем Захаринским прошла 2 августа в ЦСО "Московский". Темой мероприятия стали грибы.
      - Алексей Захаринский стал своего рода краеведом Московского, он знает не только историю, но и леса нашего поселения лучше, чем кто бы то ни было. Его рассказы о грибах, в том числе редких, которые можно найти у нас в лесу, по настоящему удивили наших посетителей и позволили взглянуть по новому на казалось бы очень знакомые и исхоженные места - рассказал директор ЦСО Андрей Рассказчиков. 
      В 2016 году состоялась персональная фотовыставка фотографа-натуралиста "Чудо чудное. Редкие грибы Новой Москвы" в Государственном биологическом музее имени Тимирязева. 
       
      p.s 
      А.Ю. Захаринский – природовед, фотограф-натуралист, фотохудожник, писатель, обладатель диплома жюри литературного конкурса «Лохматый друг» в номинации «Человек и природа» (2016 г.). Его персональная фотовыставка «Чудо чудное. Редкие грибы Новой Москвы» прошла недавно в Государственном биологическом музее им. Тимирязева, а сегодня эти материалы были представлены получателям социальных услуг Отделения дневного пребывания ГБУ ЦСО «Московский». «Работать над исправлением мира, пробудить у человека добрые чувства, реализовать устремления собственного Духа – вот, по моему мнению, задача человека творческого» - говорит А.Ю. Захаринский и это у него хорошо получается. Встреча прошла в теплой, дружеской обстановке.
    • Автор: AlekcDolche
      Итоги первой пятилетки "Новой Москвы": проект ни к чему не обязывает, а лес - не природный каркас
      1 июля было ровно пять лет с того момента, когда официально началась т.н. «Новая Москва». Растягивание Нерезиновой тогда вызвало немало ехидных смешков у одних и холодной испарины у других. Так случилось, что в прошлом месяце мне довелось столкнуться с двумя крайне показательными явлениями «Новой Москвы», которые лучше всех отчетов и докладов расскажут, что вышло из грандиозного градостроительного эксперимента.
      История первая: проект планировки – не руководство к действию.

       
      14 июня в Общественной палате России происходил круглый стол по развитию ТиНАО. По славной традиции московской мэрии, заявляться на мероприятие, где их, предположительно, хвалить не будут, они не рискнули – проводивший собрание член Общественной палаты Федоров иронично замечал, что они, конечно же, прильнули к экранам компьютеров и смотрят заседание по интернету.
      Наверное, в краю оленеводов про это не рассказывали, но неявка – тоже способ заявить позицию. Особенно неявка постоянная.
      Однако, к делу.

      Заседание началось с рассказа – о чем бы вы думали? – об обманутых покупателях квартир. Тут ведь какое дело: суровые российские девелоперы развили два относительно законных способа облапошить доверчивых людей, имевших неосторожность придти к ним с деньгами.
      Первый – это взять деньги и смыться. Но результатом таких забав становятся дети венболезни обманутые дольщики, за которых главам муниципальных образований могут неиллюзорно всыпать вышестоящие руководители.
      Обман дольщиков по схеме «спасибо за деньги… ну, мы пойдем» - это прошлый век. От современного стройкомплекса власть требует более изощренной работы. Так появилась вторая хрестоматийная схема: утвердить такие проекты, какие понравятся покупателю, а на практике строить так, как нравится самим.

      Бесспорным асом подобных фигур строительного пилотажа является, например, компания «ПИК», которая вот уже много лет хвалит сама себя за комфортные и современные проекты, но на месте всяких предусмотренных проектом благ появляются не парки и даже не паркинги, а жилые дома, снова жилые дома, еще жилые дома. В результате на месте «красивого» проекта оказываются кварталы человейников, которые небезызвестный Варламов охарактеризовал емким словом «пиздец». Кстати, если сейчас прошли по ссылке и открыли этот его пост – закрывать не спешите, пригодится еще по ходу.
      Так вот, суть второго способа – брать деньги за квартиру в комфортном районе, а ключи давать от квартиры в пиздеце. И обманутым дольщиком не назовешь: квартира-то дадена. Как говаривал Ильич, по форме верно, а по существу издевательство.
      Здесь надо отбросить ерничанье и заметить, что, конечно, слушать нескольких человек, которые рассказывали о том, если ли жизнь после покупки квартиры, было больно. Истории-то все известные: обещали дом культуры - строят жилой дом.
      Когда пришла череда отвечать застройщику, посыпались настоящие откровения:
      «Наличие ППТ (проект планировки территории – прим. авт.) еще не означает обязательство строить предусмотренные ими соц.объекты,» - выдала на-гора начальница правового управления застройщика «А101», виновника торжества.

      Перед нами пример той самой знаменитой полуправды, за которую не любят юристов. И правильно делают, кстати.
      Правда то, что проект планировки утверждает не застройщик – его утверждают органы власти. Технически, проект планировки – это муниципальный нормативный правовой акт. Переводя с птичьего на человеческий, это документ, которым установлены правила, обязательные для соблюдения всеми и действующий на территории, подведомственной тому органу власти, который его принял. Правила в данном случае – это ограничения и разрешения о том, какие здания можно (или нельзя) строить, где должны быть дороги, бульвары и т.п. *
      *важное примечание: с 1 июля 2017 г. порядок несколько поменялся, но ко всему, что происходило до 1 июля, применяются правовые акты в редакции, которая действовала на тот момент.
      Да, юристка застройщика права, что если в проекте планировке на улице нарисован дом культуры, это вовсе не значит, что его обязан строить конкретный застройщик.
      Однако, как в известном анекдоте про Чапаева, есть один нюанс. Даже два, в нашем случае.
      Во-первых, если уж застройщик занял позицию «строить не обязан и не буду» – какого ж вы тогда в рекламе поете, что возле дома будут соцобъекты? Обещаешь, завлекаешь, деньги берешь, а обеспечить не можешь, да и не собираешься. Это, дорогие мои, называется недобросовестная реклама, в народе больше известное, как наебалово.
      Кстати, антимонопольная служба – ФАС – как стало понятно со слов благодарных клиентов, уже проявила самый живой интерес к этим самым обещалкам «А101».
      Во-вторых, и это самое главное, если орган власти утвердил, к примеру, что на этом месте по проекту планировки должна быть прачечная, то там уже не может быть ни жилого дома, ни дома культуры.
      А строят по факту жилой дом, причем габаритами превосходящий все соседние настолько, что местные нарекли архитектурное излишество «дом-монстр».

      Другой представитель застройщика – кажется, еще и руководитель – стал неподдельно возмущаться: дескать, жители (они же покупатели квартир) говорят неправду о незаконностях, что параметры строительства дома утверждены в ГПЗУ.
      Хо-хо, практически явка с повинной. Тут вот, какое дело: хотя где что строить, утверждается проектом планировки, непосредственно разрешение на строительство выдается не по проекту планировки. Выдается оно на основе того самого ГПЗУ – градостроительного плана земельного участка. Пикантность ситуации в том, что никакие (понимать буквально: никакие) параметры строительства ГПЗУ не устанавливаются. От слова совсем. ГПЗУ – это только справка, в которой сведены воедино разные разрешения и ограничения: проект планировки, разные нормативы всех уровней и тому подобное. Этажность, минимальные отступы от границ земельного участка, площадь застройки, места, где допускается строительство. Но в ГПЗУ могут быть только те параметры, которые установлены специально предназначенными для этого правовыми актами – это, кстати, не мои выводы, а самая что ни на есть судебная практика верховного и высшего арбитражного судов.
      Как же получается, что по проекту планировки – который нормативный акт – социальный объект, а по факту – «дом-монстр»? 13, боже мой, подъездов. Застройщик и тут, святая простота, сообщил: градостроительно-земельная комиссия решила. ГЗК Москвы, возглавляемая лично г-ном Собяниным, это вообще интересное заведение с неясным правовым статусом: то ли полуофициальный орган власти, то ли клуб любителей пива для работников московской мэрии. Реально с помощью этой самой ГЗК мэрия в «ручном» режиме рулит градостроительными делами, не заморачиваясь по поводу всяких там законов и порядков. Очень удобно для написания сомнительных документов – таких, как противоречащий проекту планировки ГПЗУ.
      Разрядить обстановку попытался начальник отдела продаж. По хорошо подвешенному языку чувствуется опыт впаривать людям всякие разности. Начал он со слов:

      - Мне кажется, что вокруг негативная атмосфера…
      - Вам не кажется! – прогремели жители Коммунарки в ответ.
      Далее молодой человек начал заливисто расхваливать компанию «А101 Девелопмент», как они хорошо и социально ответственно строят – не то, что орудующие по соседству компании «ПИК» и «Крост». Вот и сейчас, говорил он, исключительно из заботы о благе жителей, компания решила строить музыкальную школу, хотя ее, школы, ни в одном проекте нет.
      Чуть позже эти вирши о благородстве «А101» слегка подправил представитель руководства компании: да, собираемся строить ради жителей, но не музыкальную школу, а детский развлекательный центр. На первом этаже нового, внепланового, дополнительного жилого дома. Вот тебе раз.

      Дальше началась форменная свалка споров и выступлений, но понятно было одно: не пожелавшая придти мэрия Москвы не может обеспечить элементарный порядок и законность застройки новых территорий.
      Когда ТиНАО только создавалось, мэрия преподносила событие, как эпохальное и для самих будущих москвичей, и для всей остальной галактики: дескать, было зачуханное Подмосковье, а будет – внимание, официальный слоган – «город, в котором хочется жить».
      Жителям ТиНАО оно-то, конечно, в новинку, а вот у нас, на другом краю Нерезиновой, это уже проходили.
      На западе от моего родного городка – вернее сказать, точно через дорогу – расположилось небезызвестное Куркино.

      Когда в середине нулевых стройка века окончилась, оказалось, что классическая деревня в стиле советских дач преобразилась в более, чем пристойный жилой район малоэтажной и среднеэтажной застройки, причем дома расположены на приличном расстоянии друг от друга, и свободное пространство отчего-то занято прогулочными зонами, а не ларьками шаурмы, двухэтажными магазинами и овощными киосками. Как люди там без них живут – загадка. Очень страдают, наверное.
      В середине «нулевых», глядя на успех Куркино, компания «ПИК» с криками «я тоже хочу!» пошла фигачить свой экспериментальный район с преферансом и барышнями. Назвали проект «Новокуркино». Бренд, панимаиш.
      Трудно винить нынешних жильцов Новокуркино в том, что они когда-то увидели не то, чтобы очень хороший, но вполне пригодный для житья-бытья проект, и потянулись к бумажнику. Кто ж мог знать, что
      застройщики, сделавшие себе бизнес на много-очень-много-этажках, становятся похожи на героиновых наркоманов: готовы рассматривать любые варианты дальнейшей жизни, кроме уменьшения дозы.
      Собственно, недовольным новокуркинцам «ПИК» сказал «извините, но у нас тут своя атмосфера» и даже подавал на протестующих новокуркинцев в суд иски по 34 ляма за плакаты на пикете.
      В Коммунарке до такого крепчания маразма пока не докатились, но все признаки грядущего пиздеца по новокуркинскому сценарию уже имеются. Когда на памятном круглом столе в воздухе повис вопрос «ну и что, собственно, будем делать?», главный толкач продукции «А101» выдал сакраментальный принцип:
      «не строить дом – не решение».
      Збс.
      Историю с Новокуркино я привел по двум причинам, вторая из которых - глубокая личная неприязнь по поводу того, как загадили добрый кусок родного города. Первая причина, собственно говоря, примерно та же: поучительная притча о Куркино-Новокуркино рассказывает, что
      развитие – не в количестве строящихся квадратных метров, а в их сбалансированности.
      Результатом Куркино стал таки-реально город, в котором хочется жить, а итогом продолжающейся (!) застройки Новокуркино стал район-дыра, который не только сам тонет в растущих дефицитах всего необходимого, но и тянет за собой все прилегающие территории: и подмосковные Химки, которые не знают, куда деть растущее население местного «района №9», и московское Куркино, жители которого далеко не рады, что соседи ходят к ним даже просто с собаками погулять. У себя-то, блин, негде.
      И это вовсе не потому, что там как-то не так сложились звезды или раскинулась зона аномальной активности. Подобную градостроительную помойку, которая идет ко дну сама и тянет на дно все близлежащие районы, мы получаем всякий раз, как оставляем девелоперов наедине с доверчивыми обывателями.
      Кресла, пустовавшие на круглом столе Общественной палаты, очень красноречиво объясняют, откуда у проблемы ноги растут. Власть как раз и должна быть тем самым регулятором, который все время в разных вариациях решает известную задачку о перевозке на лодке волка, козы и капусты.

      Наша власть имеет умилительную привычку лезть с ногами туда, куда не надо – в рыночные отношения, например – а вот оттуда, где она реально необходима – наоборот, устраняться. Оставить волков наедине с козами власть называет «строительством правового государства и гражданского общества», а капуста с ружьем, в их понимании, вообще сама себя прокормит.
      И вот тут – ни за что не поверите – мы плавно выруливаем на вторую часть леденящего душу повествования.
       
      История вторая: - Видишь лес? - Ну вижу. -Я и вижу. А его нет.
       
      Радость жителей Коммунарки была бы неполной, если бы не вскрылось, что даже останавливаться на достигнутом компания «А101» не планирует. Такие же «города, в которых хочется жить» девелоперы планируют наразвивать Новой Москве вместо лесного массива, окружающего (пока что) жилые районы ТиНАО.
      Вообще, не столь уж давно радио «Свобода» уже выдавало интереснейшую передачу из цикла «Археология» о том, как любопытно рисовали на карте Новую Москву: лес столица забрала себе, поселения между леса оставила Подмосковью. Экологи уже тогда правильно истолковали логику поступка. Такой важнейший параметр городской застройки, как озеленение, у нас до сих пор считают в попугаях квадратных метрах на человека – то бишь, в режиме средней температуры по больнице. Прирезаем к каменному мешку Москвы сотню-другую гектар подмосковных лесов, получаем известную ситуацию: я ем капусту, ты ешь мясо, а в среднем мы оба едим голубцы.
      И, разумеется, если Москва ВНЕЗАПНО, не насадив ни одного квадратного метра новых зеленых зон, стала зеленым городом – значит, можно строить дальше, ведь норматив-то соблюдается.
      Впрочем, сказки про изумрудный зеленый город сейчас действуют разве что на самые неокрепшие (или ангажированные) умы, и потребовались ушные макароны позаковыристее.
      Знакомьтесь: наш волшебник изумрудного города, в миру –
      руководитель департамента развития новых территорий Владимир Федорович Жидкин.

      Через многочисленные большие и малые медийные ресурсы разошелся изреченный им абзац:
      «Развивая новые территории, строя жилые кварталы, объекты социального назначения, дороги мы бережно относимся к зеленым насаждениям, водным ресурсам, так что природный каркас «новой Москвы» не будет нарушен при развитии Троицкого и Новомосковского административных округов (ТиНАО). Чтобы сохранить экологический баланс, принято решение строить новую недвижимость только на свободных территориях, не затрагивая природные зоны».
      Вместе с Новой Москвой у нас в многострадальном российском законодательстве появилось новое понятие – «ООЗТ», то бишь «особо охраняемые зеленые территории».
      По задумке, все леса, городские леса и просто замшелые буераки высокой экологической ценности автоматом относятся к «зеленому фонду Москвы», оттуда – так же автоматически сразу в ООЗТ.
      Это на словах. Ну, а теперь смотрим, как оно вышло на деле.
      Вот перед нами лес в поселении Сосенское.

      Вот – совершенно официальный ответ лесничества о том,
      что на момент присоединения к Новой
      Москве лес был лесом.

      Вот он же на публичной кадастровой карте.

        А вот – уже в амбициозных планах застройщика, некоей конторы с полным оригинальности названием «Ленд Юг».

        Собственно, планы уже претворяются в жизнь активнейшим образом, поэтому «исключительная экологическая обстановка» в исполнении «Ленд Юг» выглядит как-то так:

      Останавливаться подробно на теме, которую уже отлично, прямо-таки
      под хохлому, расписали уважаемые деятели
      гражданского фронта - к примеру, депутат Кирилл Бармашев, я не буду.
      Добавлю только еще один веселый документ, который раскопала адвокат Диана Рюрикова, помогающая жителям Сосенского отбиться от супостатов:

        Переводили-переводили, да не перевели. Перед нами одна из ситуаций, которую официальные лица стыдливо называют эвфемизмом «двойной учёт»: с десяток лет одна и та же территория как бы жила двойной жизнью. По одним документам еще со времен царя Гороха государственный лес, по другим – земля под застройку, причем второй пакет документов, естественно, готовился людьми, якобы, понятия не имевшими про первый. Дело-то, как ни крути, уголовно наказуемое – государственное имущество разбазаривать.
      Тут варианта два: либо местное руководство сельского поселения на пару с местным руководством Росреестра по-тихому тырило казенный лес, либо где-то на рубеже 30 июня и 1 июля 2012 года, когда территории переводили в Москву, пришел кот Вжух и навжухал.
      Мне лично первая версия ближе, поскольку кот, даже без примуса – древнее и неприкосновенное животное.

      Какая здесь мораль? Вкратце - следующее:
      За пять лет "развития" Новой Москвы мы увидели, что московская мэрия - по целому ряду причин внутреннего и внешнего характера - не имеет ни способности, ни намерения вести развитие территорий сбалансировано; в случае столкновений интересов коммерческих застройщиков и интересов государства/общества вопрос решается в пользу первых.
      Этому немало способствует откровенно идиотская политика московской мэрии в вопросах связей с общественностью. Для Главного города страны (тм) гопническая позиция "за стол переговоров не сажусь; делаю, как хочу и бубню свое, невзирая на факты" - это и слабо, и просто взрывоопасно.
       

        Тем не менее, корень проблем именно в том, что мэрия, увлекшись "ручным режимом", от своих обязанностей регулятора торжественно устранилась и искусственно поддерживает хаос.
      Эти нехитрые истины жителям Коммунарки - и защитникам леса в Сосенском, и борцами с застройщиком на Липовом парке - полезно не упускать из виду, если хотят отбиться. Ваша проблема - политическая, ее зовут Сергей Семенович Собянин, а точнее - характерный для Сергея Семеновича Собянина метод руководства.
      Собственно, пока такой метод руководства практикуется - обещаниям про гарантии москвичам при реновации цена полкопейки в базарный день. Посмотрите на Коммунарку.