ПрезиДЕНТ
Элька

Психоневрологический интернат № 5

Оцените эту тему:

11 сообщений в этой теме

Очередная смерть в психоневрологическом интернате Москвы

Причиной смерти Александра Черенова был назван «сердечный приступ», хотя со слов друзей Черенова, он никогда в жизни не жаловался на сердце. Как никогда не жаловался на сердце и Михаил Кранцов, который также умер «от сердечного приступа» в психоневрологическом интернате № 5 города Москвы в 2010 году. В течение пяти лет до момента смерти Михаила Кранцова тоже «лечили» «клопиксолом» и, со слов близких знакомых, на сердце он тоже никогда не жаловался.
 
В настоящее время прокуратура Московской области проводит проверку деятельности психоневрологического интерната № 5 города Москвы. Проверка проводится на основании заявлений жильцов интерната, сообщивших в прокуратуру о нарушениях в учреждении, в числе которых принуждение отдавать интернату 75% своей пенсии, незаконное лишение жильцов дееспособности, накачивание психотропными препаратами по причине конфликтов с администрацией и др.
 
12 июля 2013 директор психоневрологического интерната № 5 Наталья Лопаткина пригласила к себе жильцов интерната, написавших заявления в прокуратуру, и в присутствии юриста и заведующей отделения интерната, со слов самих жильцов, принуждала каждого из них подписать отказ от заявления в прокуратуру, шантажируя тем, что инициирует лишение их дееспособности и не подпишет им пропуск на выход за территорию интерната.
 
А за несколько дней до этого, одного из жильцов интерната, написавшего заявление в прокуратуру, накололи «клопиксолом» - нейролептиком, способным вызвать злокачественный нейролептический синдром с летальным исходом.
 
Для информации: симптомами злокачественного нейролептического синдрома являются очень высокая температура, скованность всех мышц тела с невозможностью движения, тремор конечностей, слюнотечение, значительное повышение давления, инфаркт миокарда, отек легких, сердечная недостаточность и прочее. Этот препарат, как и многие другие психотропные препараты, применяются в психоневрологических интернатах по всей стране как один из инструментов, чтобы сделать жильцов более «покладистыми».
 
В настоящее время десятки молодых людей (в прошлом выпускников обычных детских домов), имеющих педагогическую запущенность с детства и получивших в результате психиатрический диагноз, вынуждены быть заложниками администрации психоневрологических интернатов. Психоневрологические интернаты призваны социально реабилитировать проживающих, а по факту являются социальными отстойниками, где к жильцам применяются насилие и пытки. Большинство жителей психоневрологических интернатов остаются там до конца жизни, лишь единицам удается выйти.
 
 

 

2 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Владислав, 1989 г. рождения, в 4 года попал в ДДИ № 7 для умственно-отсталых детей г. Москвы и содержался там до совершеннолетия. Родители лишены родительских прав. После попадания в ДДИ встретился с Татьяной Леонидовной Кузьминой, прихожанкой храма «Подворье Оптиной пустыни», она стала его крестной матерью и старалась поддерживать все время его пребывания в ДДИ и далее, после совершеннолетия, в ПНИ №5 (Филимонки - на территории новой Москвы).
По словам Т.Л., мальчик «очень смышленый», изначальных интеллектуальных проблем не было. Жизнь его в ДДИ сопровождалась страшными издевательствами и пытками, проводимыми конкретными педагогами с участием старших воспитанников (существует аудиозапись рассказа молодого человека). Из ДДИ был переведен с диагнозом «имбецильность средней степени», читать-писать не умел. Часто применялись «медикаментозные наказания».
После перевода в ПНИ за короткое время сосед научил его грамоте и счету. В последние несколько месяцев запрещены все контакты его и еще 30 чел. отделения с внешним миром. Запрещено выходить, посещать внутренний храм и общаться со священником, запрещено общаться с крестной матерью. Все вещи, которые она ему передавала (один за другим несколько мобильных телефонов, магнитофон, плеер, флешка с молитвами и т.д.), конфискованы администрацией. Все эти месяцы он находится под постоянным тяжелым медикаментозным гнетом («накалывают»), в результате которого у него «тяжелая голова и замедленная речь». 
5 апреля состоялась комиссия, инициировавшая дело о лишении его дееспособности. По предположениям Т.Л., это делается с целью освободить государство от обязательств предоставлять жилье выпускникам интернатов.
Т.Л. обращалась в конце января 2013 г. в связи со сложившейся ситуацией в администрацию ПНИ 5, в орган опеки, в Прокуратуру; ответа не последовало.
9 апреля будет предпринята попытка получить доступ к В. платного адвоката с целью вывести его из ПНИ как свободного дееспособного человека. Т.Л. готова сопровождать его по жизни (организовать его сопровождаемое проживание и т.д.).

Сегодня в 12.00 Татьяна с адвокатом снова едут в ПНИ с попыткой вывезти оттуда Влада - взрослого, пока что дееспособного человека, который не хочет там жить.
Связь с Татьяной (она, кстати, работает там сестрой милосердия) по телефонуВ четверг 11 апреля Татьяна приехала в Филимонки с адвокатом и юрисконсультом фирмы "Результат". Юристам удалось войти в помещение ПНИ, Татьяна ожидала снаружи. Со слов Татьяны, как только выяснилось, что это юристы, администрация ПНИ пыталась их "выдворить": были последовательно вызваны охранник, наряд полиции, ОМОН. Приходил также участковый. Каждому, кто пытался их вывести, юристы объясняли суть ситуации и законодательные последствия их действий, после чего вызванные стражи порядка уходили. Наиболее агрессивно вели себя администрация ПНИ и охранник.
Юристы находились внутри почти пять часов, все это время шли переговоры с администрацией ПНИ. Им удалось добиться, чтобы Владика привели на этот разговор. Он пришел, взял за руку адвоката и больше не отпускал. На вопросы Владик очень определенно отвечал, что хочет выйти из ПНИ и жить со своей крестной Татьяной Леонидовной, что друзья помогут ему в жизни, что деньги у него есть. За это время несколько раз приходили санитары и пытались увести Владика под разными предлогами: тебе уже пора уходить, пора идти есть, пора принимать медикаменты. Но Владик говорил - я сейчас никуда не пойду, и оставался до конца. В итоге разговора Владик собственноручно подписал документ о том, что он не хочет жить и получать лечение в ПНИ, а хочет выйти оттуда. В конце концов представители администрации сказали, что согласны только пробно отпустить Владика на месяц, при этом утверждали, что для оформления необходимых для этого документов нужно 7-10 дней. С юристами связи пока нет, а со слов Татьяны договорились о том, что как только будут готовы документы, Владика отпустят на месяц. После этого юристы вышли и вместе с Татьяной направились домой, и по дороге увидели выехавшую из ворот ПНИ машину скорой помощи номер 06-75. Татьяна сразу забеспокоилась, что это Владика повезли в больницу, но выяснить чего-либо на данный момент не удалось: телефоны ПНИ не отвечали, на станции скорой помощи сказали, что сведения о госпитализированных по вызовам поступают к ним через 4-5 часов.
По словам Татьяны, несколько месяцев назад Владику было запрещено бывать в храме и созданы большие препятствия, так что он не имеет возможности причаститься. Хотя он очень просит священника, каждую неделю хочет идти на причастие. Он пытался бегать в храм хоть ненадолго вместо завтрака, но каждый раз по возвращении его сильно ругали, потом вовсе запретили выходить из помещения ПНИ. За последние полгода Владик смог причаститься только один раз в январе.
Пока что нам не удалось узнать, какие обстоятельства помешали юристам прямо сегодня вывести молодого человека из ПНИ.
 
2 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Как мучают людей в психоневрологическом интернате № 5 города Москвы

61.jpg

У ПНИ № 5 — печальная слава среди тех, кто в теме Фото: Митя Алешковский для Cityboom

Психоневрологический интернат № 5 города Москвы расположен в селе Филимонки в десяти километрах от города — между Калужским шоссе и Внуково. 24—хлетнего Владислава Земецкого удерживали там силой больше четырех лет — до тех пор, пока его крестная мать, пожилая медсестра Татьяна Кузьмина не наняла крепких парней.

 

Они приехали, проникли в помещение и держали оборону в течение пяти часов. Охранники, полицейские и ОМОН пытались выставить их оттуда, но крепкие парни оказались по совместительству адвокатами, и, ссылаясь на нормы закона, потребовали, чтобы директор ПНИ № 5 Наталья Лопаткина подписала заявление Зелецкого о том, что он хочет покинуть интернат. В конце концов, документ был принят, и администрация приняла пообещала выпустить Владислава.

В интернат Влад попал пять лет назад — непосредственно из детского дома, где сильно мучали. В интернат он согласился перейти сам, поскольку там обещали свободный выход в город, но свобода длилась не больше месяца — затем его просто поместили в закрытое отделение и запретили гулять на воздухе. Почему, неизвестно. «Нам не позволяли видеться, не предоставляли о нем никакой информации, на все мои вопросы отвечали, что он на „закрытке“, — рассказывает Кузьмина, — и я терпела, пока не узнала, что крестника собираются лишить дееспособности».

Сейчас, благодаря крепким парням-юристам и правозащитнице Ирине Ясиной, которая, пользуясь своим статусом члена попечительского совета по социальным вопросам при вице-премьере Голодец, тоже добралась до директора, Влада на месяц отпустили к Кузьминой на дачу. Свой паспорт ему удалось забрать, но администрация ПНИ отказывается признавать его способным к самостоятельному проживанию. Кузьмина собирается бороться за него дальше: «Он сообразительный парень, и диагноз имбецильность у него неверный, его просто никто не развивал. Он имеет право на нормальную жизнь, не хочу, чтобы он находился в этом концлагере».

Это типичная история для ПНИ № 5, утверждают правозащитники. «По Москве именно на ПНИ № 5 поступает наибольшее количество жалоб от проживающих и их родственников», — говорит Татьяна Мальчикова, председатель организации «Гражданская комиссия по правам человека».

Большинство тех, кто жалуется, как Влад, не могут покинуть территорию, к ним не пускают посетителей, единственный способ связи с миром — мобильный телефон, если не отобрали.

Вот что рассказывает по телефону Владимир Белов, пациент ПНИ № 5: «Беспредел у нас происходит. Живем за колючей проволокой. Никуда не выпускают, лишают дееспособности, отбирают пенсию, постоянно колют психотропными препаратами, от которых ничего не соображаю, помещают в изолятор, в комнату без окон, где накачивают лекарствами».

У Белова отбирает трубку обитатель интерната Александр Пчелин. Вот что говорит он: «Жил, жил человек в интернате несколько лет и вдруг взяли и непонятно почему лишили дееспособности. Они отнимают у людей последнюю надежду отсюда выбраться. Мне не дают на руки паспорт, не могу устроиться на работу. Отношение к нам совершенно бесчеловечное».

Обоим чуть больше 30 лет. Отвечая на мой звонок, они прячутся за стеной здания ПНИ, чтобы не засекли. Мальчикова считает, что в этом интернате людей одного за другим по непонятным причинам лишают дееспособности и не дают обжаловать эти решения — такая сложилась практика: «Администрация на все письменные запросы со стороны проживающих — отвечает...ничего». На запросы правозащитников руководители ПНИ № 5 тоже не реагируют.

«У этого ПНИ — печальная слава среди тех, кто в теме, — продолжает Мальчикова, — мы обратили на него внимание, когда в 2005 году к нам обратились за помощью несколько девушек, которых там подвергли принудительной стерилизации. С тех пор регулярно получаем оттуда жалобы на действия персонала. Мы их пересылаем в аппарат уполномоченного по правам человека, в прокуратуру. Несколько раз проводились прокурорские проверки, но ничего по большому счету не изменилось».

Елену Садикову определили в ПНИ № 5 после окончания коррекционной школы-интерната. Мама Елены страдала алкоголизмом, резала двухлетнюю дочь кухонным ножом, а потом сдала ее в детдом. В 2009 году Садикову заочно лишили дееспособности и стали запирать на «надзорном» этаже, в течение года она не могла выходить на улицу. Тогда, со слов Мальчиковой, она стала специально скандалить и драться с другими пациентами, чтобы ее поместили в психиатрическую больницу, там условия были немного лучше.

В своем обращении в аппарат уполномоченного по правам человека в Москве Садикова просит дать ей возможность бывать на свежем воздухе и общаться с людьми. В настоящий момент Елена курсирует между ПНИ № 5 и психиатрической больницей, и ее пока что не удается перевести в другой интернат.

Правозащитники объясняют логику администрации интерната подушевой системой финансирования. «Им выгодно, чтобы люди жили у них, больше проживающих — больше денег, — подтверждает медсестра Кузьмина. — на больных они почти ничего не тратят: одевают их в дешевые вещи, кормят плохо, развлечений никаких». В презентации ПНИ № 5, которая находится лежит на сайте Департамента социальной защиты населения Москвы, написано, что там есть тренажерный зал, кабинет сенсорной и фитотерапии, волейбольная площадка. «Владислав ничего из этого не увидел за все время жизни в этом ПНИ», — удивляется Кузьмина.

«Пятый московский ПНИ — один из самых худших в Москве», — уверена Елена Лебедева. 15 лет назад Лебедева случайно познакомилась с одним из пациентов этого интерната, помогла ему выписаться и с тех пор опекает других. «Прогрессивных интернатов, где пациентов реабилитируют и помогают социализироваться, очень мало, — говорит Лебедева, — но в пятом какое-то особенно бесчеловечное отношение к больным. Такое ощущение, что руководство уверено в своей безнаказанности. Мне кажется, причина в том, что он территориально находится вне города, и персонал там весь из соседнего села Филимонки. Обновляются кадры редко, а рука руку моет».

Больше десяти лет назад в ПНИ № 5 открыли детское отделение, куда свезли детдомовцев с нарушениями в развитии (они есть почти у всех детей из сиротских учреждений), но без серьезных психических заболеваний, — детей, которых на тот момент больше просто некуда было распределить. «Теперь, — говорит Лебедева, — это люди в самом расцвете лет, и у них есть некоторые силы и интеллектуальные возможности, чтобы бороться за свои права».

Светлану (см. фото) в пятом интернате заставляли бесплатно убирать чужие квартиры — это называется трудотерапия, — били и издевались над ней. Лебедева помогла ей перевестись в другой московский ПНИ.

Любови Петровой 50 лет. Из ПНИ № 5 она сбежала три года назад: «Лет 20 я пыталась уйти оттуда, все мои заявления администрация рвала на клочки. А жить там было невозможно: дрянная еда, бесчеловечное отношение. Плюнула на все и удрала к гражданскому мужу, паспорт остался у них. Я говорила администрации интерната, что по закону они не имеют права удерживать мой паспорт у себя, но для них они сами единственный закон. Если бы не Лебедева, то мне бы не удалось выписаться».

Лебедева помогла Петровой получить экспертное заключение, что она способна к самостоятельному проживанию: «Мне удалось вынести это дело на межведомственную комиссию и Любу признали самостоятельной. Победить в этой борьбе, к сожалению, могут только те, кого поддерживают друзья или родственники. Большинство будет жить в этой несправедливости до самой смерти».

В самом ПНИ № 5 нам отказались дать комментарии — сказали, что директор Наталья Лопаткина на вопросы журналистов не отвечает.

3 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

                Стерилизация девушек в ПНИ №5 г. Москвы.

Опубликовано: 20 мая 2013 г.

11 октября 2005 года представитель офиса Уполномоченного по правам человека Московской области сделала рейд в психоневрологический интернат № 5 города Москвы с целью подтверждения сообщений о принудительной стерилизации десятков молодых дееспособных девушек в этом интернате. Весь рейд был записан на видео. Здесь представлена часть записи.Ссылка:http://www.youtube.com/watch?v=EAwo-BmapI0 . Сообщения о стерилизации подтвердились полностью. Девушек либо заставили угрозами подписать согласие, либо сначала сделали операцию по стерилизации (перевязали фаллопиевые трубы), а потом подписали с ними соглашение на стерилизацию задним числом. Именно этот факт подписи "согласий на стерилизацию" стал формальным поводом для отказа со стороны следственных органов возбуждать уголовное дело.

 

2 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Лопаткина Н.В. директор ПНИ №5, депутат совета депутатов поселения Филимонковское. Колесникова О.И. с 2009 г. является председателем ,главой совета депутатов поселения Филимонковское,с 2010 г. работает заместителем директора по медицинской части в ПНИ №5. Стоит задуматься какие у нас депутаты,если в ПНИ творится такой беспредел и они, как  администрация и депутаты допускают такое.

Изменено пользователем Элька
1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Лопаткина Н.В. директор ПНИ №5, депутат совета депутатов поселения Филимонковское. Колесникова О.И. с 2009 г. является председателем ,главой совета депутатов поселения Филимонковское,с 2010 г. работает заместителем директора по медицинской части в ПНИ №5. Стоит задуматься какие у нас депутаты,если в ПНИ творится такой беспредел и они, как  администрация и депутаты допускают такое.

Да это просто ужас какой-то! Ещё фигурируют фамилии Баграмова, Емельянова и Софья Ашотовна.  :shok:

 

Изменено пользователем GE0RGIY
3 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Жуть, и это совсем рядом с нами.

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Жуть, и это совсем рядом с нами.

А возможно мы здороваемся с этими людьми, т. к. они живут рядом.

И главное - в этом замешано депутатское крыло "ЕР" поселения Филимонки!

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Да это просто ужас какой-то! Ещё фигурируют фамилии Баграмова, Емельянова и Софья Ашотовна.  :shok:

 

 

Ролик 2005 года. Кто где тогда был по должностям? Колесникова уже работала?

И шепотом, чисто с обывательской точки зрения: ужас - да, но если в ПНИ помещают здоровых дееспособных девушек, то почему в соседней теме возмущаются тем, что они имеют право голосовать? Они нанесут больше вреда обществу, если проголосуют не так, или родят не пойми от кого не понятно кого? И какова судьба детей, рожденных душевнобольными девушками? Ну, уж простите за цинизм.

Кстати, с перевязкой труб родить можно, с помощью ЭКО, так что не все потеряно. Деньги на ЭКО предлагаю выбивать правозащитникам.

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ролик 2005 года. Кто где тогда был по должностям? Колесникова уже работала?

И шепотом, чисто с обывательской точки зрения: ужас - да, но если в ПНИ помещают здоровых дееспособных девушек, то почему в соседней теме возмущаются тем, что они имеют право голосовать? Они нанесут больше вреда обществу, если проголосуют не так, или родят не пойми от кого не понятно кого? И какова судьба детей, рожденных душевнобольными девушками? Ну, уж простите за цинизм.

Кстати, с перевязкой труб родить можно, с помощью ЭКО, так что не все потеряно. Деньги на ЭКО предлагаю выбивать правозащитникам.

Колесникова работает уже давно.

А судьбы людей решать не благородное дело.

Мне кажется, Вы наверное не подумав написали это?

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Колесникова работает уже давно.

А судьбы людей решать не благородное дело.

Мне кажется, Вы наверное не подумав написали это?

Есть в Москве интернат,

В гадстве он виноват,

В эвтаназии для ветеранов...

Филимонки зовут

Его все и клянут...

Нету в мире страшнее тиранов

Чем директор его,

Злой инспектор всего

В Филимонках,жестокий,кровавый...

Психиатры-врачи???

Нет!Они-палачи

И для них не указ Боже правый.

Санитарам приказ

Дал директор-на раз

Провести вновь досрочные роды

Для девчонки одной

Что по воле родной

Загремела в их ад без свободы,

Ведь хозяева в нём

Лишь они-и огнём

Эвтаназии уничтожают

Они тех,кто посмел

Осуждать беспредел

Их решений-досрочно рожают

Девушки в их стенах

к ним прибывшие-ах!...-

от иуд-родственников впервые.

За наследство предать

Девушек благодать

Для их родственников...Снеговые

Там халаты стирать

От крови-нужна рать

Абсолютно слепых санитарок

Чтоб умели молчать

Навсегда-не кричать

В страшных снах-Филимонки!-ад ярок!

Вот,досрочно родив,

Умерла-и убив

Вновь младенца,курят санитары.

Им директор сказал

Сделать так приказал

По ним плачут сибирские нары.

В тот же день ветеран

Умер там не от ран

От иньекций плохих клопиксола,

Медикопрепарат

Этот в зле виноват

От него умирают-и с пола

Трупа три унесли

Санитары в пыли

По приказу директора к скорой.

Еле их запихнув

В скорую,отдохнув

Санитары на скорости спорой

Гонят автомобиль

До болота сто миль -

Торфом славишься ты,о Шатура

в Подмосковье-топить

Ветеранов-чтоб жить

Премией-санитаров натура...

 

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас