Перейти к публикации

Оцените эту тему

Рекомендованные сообщения

Очередная смерть в психоневрологическом интернате Москвы

Причиной смерти Александра Черенова был назван «сердечный приступ», хотя со слов друзей Черенова, он никогда в жизни не жаловался на сердце. Как никогда не жаловался на сердце и Михаил Кранцов, который также умер «от сердечного приступа» в психоневрологическом интернате № 5 города Москвы в 2010 году. В течение пяти лет до момента смерти Михаила Кранцова тоже «лечили» «клопиксолом» и, со слов близких знакомых, на сердце он тоже никогда не жаловался.
 
В настоящее время прокуратура Московской области проводит проверку деятельности психоневрологического интерната № 5 города Москвы. Проверка проводится на основании заявлений жильцов интерната, сообщивших в прокуратуру о нарушениях в учреждении, в числе которых принуждение отдавать интернату 75% своей пенсии, незаконное лишение жильцов дееспособности, накачивание психотропными препаратами по причине конфликтов с администрацией и др.
 
12 июля 2013 директор психоневрологического интерната № 5 Наталья Лопаткина пригласила к себе жильцов интерната, написавших заявления в прокуратуру, и в присутствии юриста и заведующей отделения интерната, со слов самих жильцов, принуждала каждого из них подписать отказ от заявления в прокуратуру, шантажируя тем, что инициирует лишение их дееспособности и не подпишет им пропуск на выход за территорию интерната.
 
А за несколько дней до этого, одного из жильцов интерната, написавшего заявление в прокуратуру, накололи «клопиксолом» - нейролептиком, способным вызвать злокачественный нейролептический синдром с летальным исходом.
 
Для информации: симптомами злокачественного нейролептического синдрома являются очень высокая температура, скованность всех мышц тела с невозможностью движения, тремор конечностей, слюнотечение, значительное повышение давления, инфаркт миокарда, отек легких, сердечная недостаточность и прочее. Этот препарат, как и многие другие психотропные препараты, применяются в психоневрологических интернатах по всей стране как один из инструментов, чтобы сделать жильцов более «покладистыми».
 
В настоящее время десятки молодых людей (в прошлом выпускников обычных детских домов), имеющих педагогическую запущенность с детства и получивших в результате психиатрический диагноз, вынуждены быть заложниками администрации психоневрологических интернатов. Психоневрологические интернаты призваны социально реабилитировать проживающих, а по факту являются социальными отстойниками, где к жильцам применяются насилие и пытки. Большинство жителей психоневрологических интернатов остаются там до конца жизни, лишь единицам удается выйти.
 
 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Владислав, 1989 г. рождения, в 4 года попал в ДДИ № 7 для умственно-отсталых детей г. Москвы и содержался там до совершеннолетия. Родители лишены родительских прав. После попадания в ДДИ встретился с Татьяной Леонидовной Кузьминой, прихожанкой храма «Подворье Оптиной пустыни», она стала его крестной матерью и старалась поддерживать все время его пребывания в ДДИ и далее, после совершеннолетия, в ПНИ №5 (Филимонки - на территории новой Москвы).
По словам Т.Л., мальчик «очень смышленый», изначальных интеллектуальных проблем не было. Жизнь его в ДДИ сопровождалась страшными издевательствами и пытками, проводимыми конкретными педагогами с участием старших воспитанников (существует аудиозапись рассказа молодого человека). Из ДДИ был переведен с диагнозом «имбецильность средней степени», читать-писать не умел. Часто применялись «медикаментозные наказания».
После перевода в ПНИ за короткое время сосед научил его грамоте и счету. В последние несколько месяцев запрещены все контакты его и еще 30 чел. отделения с внешним миром. Запрещено выходить, посещать внутренний храм и общаться со священником, запрещено общаться с крестной матерью. Все вещи, которые она ему передавала (один за другим несколько мобильных телефонов, магнитофон, плеер, флешка с молитвами и т.д.), конфискованы администрацией. Все эти месяцы он находится под постоянным тяжелым медикаментозным гнетом («накалывают»), в результате которого у него «тяжелая голова и замедленная речь». 
5 апреля состоялась комиссия, инициировавшая дело о лишении его дееспособности. По предположениям Т.Л., это делается с целью освободить государство от обязательств предоставлять жилье выпускникам интернатов.
Т.Л. обращалась в конце января 2013 г. в связи со сложившейся ситуацией в администрацию ПНИ 5, в орган опеки, в Прокуратуру; ответа не последовало.
9 апреля будет предпринята попытка получить доступ к В. платного адвоката с целью вывести его из ПНИ как свободного дееспособного человека. Т.Л. готова сопровождать его по жизни (организовать его сопровождаемое проживание и т.д.).

Сегодня в 12.00 Татьяна с адвокатом снова едут в ПНИ с попыткой вывезти оттуда Влада - взрослого, пока что дееспособного человека, который не хочет там жить.
Связь с Татьяной (она, кстати, работает там сестрой милосердия) по телефонуВ четверг 11 апреля Татьяна приехала в Филимонки с адвокатом и юрисконсультом фирмы "Результат". Юристам удалось войти в помещение ПНИ, Татьяна ожидала снаружи. Со слов Татьяны, как только выяснилось, что это юристы, администрация ПНИ пыталась их "выдворить": были последовательно вызваны охранник, наряд полиции, ОМОН. Приходил также участковый. Каждому, кто пытался их вывести, юристы объясняли суть ситуации и законодательные последствия их действий, после чего вызванные стражи порядка уходили. Наиболее агрессивно вели себя администрация ПНИ и охранник.
Юристы находились внутри почти пять часов, все это время шли переговоры с администрацией ПНИ. Им удалось добиться, чтобы Владика привели на этот разговор. Он пришел, взял за руку адвоката и больше не отпускал. На вопросы Владик очень определенно отвечал, что хочет выйти из ПНИ и жить со своей крестной Татьяной Леонидовной, что друзья помогут ему в жизни, что деньги у него есть. За это время несколько раз приходили санитары и пытались увести Владика под разными предлогами: тебе уже пора уходить, пора идти есть, пора принимать медикаменты. Но Владик говорил - я сейчас никуда не пойду, и оставался до конца. В итоге разговора Владик собственноручно подписал документ о том, что он не хочет жить и получать лечение в ПНИ, а хочет выйти оттуда. В конце концов представители администрации сказали, что согласны только пробно отпустить Владика на месяц, при этом утверждали, что для оформления необходимых для этого документов нужно 7-10 дней. С юристами связи пока нет, а со слов Татьяны договорились о том, что как только будут готовы документы, Владика отпустят на месяц. После этого юристы вышли и вместе с Татьяной направились домой, и по дороге увидели выехавшую из ворот ПНИ машину скорой помощи номер 06-75. Татьяна сразу забеспокоилась, что это Владика повезли в больницу, но выяснить чего-либо на данный момент не удалось: телефоны ПНИ не отвечали, на станции скорой помощи сказали, что сведения о госпитализированных по вызовам поступают к ним через 4-5 часов.
По словам Татьяны, несколько месяцев назад Владику было запрещено бывать в храме и созданы большие препятствия, так что он не имеет возможности причаститься. Хотя он очень просит священника, каждую неделю хочет идти на причастие. Он пытался бегать в храм хоть ненадолго вместо завтрака, но каждый раз по возвращении его сильно ругали, потом вовсе запретили выходить из помещения ПНИ. За последние полгода Владик смог причаститься только один раз в январе.
Пока что нам не удалось узнать, какие обстоятельства помешали юристам прямо сегодня вывести молодого человека из ПНИ.
 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Как мучают людей в психоневрологическом интернате № 5 города Москвы

61.jpg

У ПНИ № 5 — печальная слава среди тех, кто в теме Фото: Митя Алешковский для Cityboom

Психоневрологический интернат № 5 города Москвы расположен в селе Филимонки в десяти километрах от города — между Калужским шоссе и Внуково. 24—хлетнего Владислава Земецкого удерживали там силой больше четырех лет — до тех пор, пока его крестная мать, пожилая медсестра Татьяна Кузьмина не наняла крепких парней.

 

Они приехали, проникли в помещение и держали оборону в течение пяти часов. Охранники, полицейские и ОМОН пытались выставить их оттуда, но крепкие парни оказались по совместительству адвокатами, и, ссылаясь на нормы закона, потребовали, чтобы директор ПНИ № 5 Наталья Лопаткина подписала заявление Зелецкого о том, что он хочет покинуть интернат. В конце концов, документ был принят, и администрация приняла пообещала выпустить Владислава.

В интернат Влад попал пять лет назад — непосредственно из детского дома, где сильно мучали. В интернат он согласился перейти сам, поскольку там обещали свободный выход в город, но свобода длилась не больше месяца — затем его просто поместили в закрытое отделение и запретили гулять на воздухе. Почему, неизвестно. «Нам не позволяли видеться, не предоставляли о нем никакой информации, на все мои вопросы отвечали, что он на „закрытке“, — рассказывает Кузьмина, — и я терпела, пока не узнала, что крестника собираются лишить дееспособности».

Сейчас, благодаря крепким парням-юристам и правозащитнице Ирине Ясиной, которая, пользуясь своим статусом члена попечительского совета по социальным вопросам при вице-премьере Голодец, тоже добралась до директора, Влада на месяц отпустили к Кузьминой на дачу. Свой паспорт ему удалось забрать, но администрация ПНИ отказывается признавать его способным к самостоятельному проживанию. Кузьмина собирается бороться за него дальше: «Он сообразительный парень, и диагноз имбецильность у него неверный, его просто никто не развивал. Он имеет право на нормальную жизнь, не хочу, чтобы он находился в этом концлагере».

Это типичная история для ПНИ № 5, утверждают правозащитники. «По Москве именно на ПНИ № 5 поступает наибольшее количество жалоб от проживающих и их родственников», — говорит Татьяна Мальчикова, председатель организации «Гражданская комиссия по правам человека».

Большинство тех, кто жалуется, как Влад, не могут покинуть территорию, к ним не пускают посетителей, единственный способ связи с миром — мобильный телефон, если не отобрали.

Вот что рассказывает по телефону Владимир Белов, пациент ПНИ № 5: «Беспредел у нас происходит. Живем за колючей проволокой. Никуда не выпускают, лишают дееспособности, отбирают пенсию, постоянно колют психотропными препаратами, от которых ничего не соображаю, помещают в изолятор, в комнату без окон, где накачивают лекарствами».

У Белова отбирает трубку обитатель интерната Александр Пчелин. Вот что говорит он: «Жил, жил человек в интернате несколько лет и вдруг взяли и непонятно почему лишили дееспособности. Они отнимают у людей последнюю надежду отсюда выбраться. Мне не дают на руки паспорт, не могу устроиться на работу. Отношение к нам совершенно бесчеловечное».

Обоим чуть больше 30 лет. Отвечая на мой звонок, они прячутся за стеной здания ПНИ, чтобы не засекли. Мальчикова считает, что в этом интернате людей одного за другим по непонятным причинам лишают дееспособности и не дают обжаловать эти решения — такая сложилась практика: «Администрация на все письменные запросы со стороны проживающих — отвечает...ничего». На запросы правозащитников руководители ПНИ № 5 тоже не реагируют.

«У этого ПНИ — печальная слава среди тех, кто в теме, — продолжает Мальчикова, — мы обратили на него внимание, когда в 2005 году к нам обратились за помощью несколько девушек, которых там подвергли принудительной стерилизации. С тех пор регулярно получаем оттуда жалобы на действия персонала. Мы их пересылаем в аппарат уполномоченного по правам человека, в прокуратуру. Несколько раз проводились прокурорские проверки, но ничего по большому счету не изменилось».

Елену Садикову определили в ПНИ № 5 после окончания коррекционной школы-интерната. Мама Елены страдала алкоголизмом, резала двухлетнюю дочь кухонным ножом, а потом сдала ее в детдом. В 2009 году Садикову заочно лишили дееспособности и стали запирать на «надзорном» этаже, в течение года она не могла выходить на улицу. Тогда, со слов Мальчиковой, она стала специально скандалить и драться с другими пациентами, чтобы ее поместили в психиатрическую больницу, там условия были немного лучше.

В своем обращении в аппарат уполномоченного по правам человека в Москве Садикова просит дать ей возможность бывать на свежем воздухе и общаться с людьми. В настоящий момент Елена курсирует между ПНИ № 5 и психиатрической больницей, и ее пока что не удается перевести в другой интернат.

Правозащитники объясняют логику администрации интерната подушевой системой финансирования. «Им выгодно, чтобы люди жили у них, больше проживающих — больше денег, — подтверждает медсестра Кузьмина. — на больных они почти ничего не тратят: одевают их в дешевые вещи, кормят плохо, развлечений никаких». В презентации ПНИ № 5, которая находится лежит на сайте Департамента социальной защиты населения Москвы, написано, что там есть тренажерный зал, кабинет сенсорной и фитотерапии, волейбольная площадка. «Владислав ничего из этого не увидел за все время жизни в этом ПНИ», — удивляется Кузьмина.

«Пятый московский ПНИ — один из самых худших в Москве», — уверена Елена Лебедева. 15 лет назад Лебедева случайно познакомилась с одним из пациентов этого интерната, помогла ему выписаться и с тех пор опекает других. «Прогрессивных интернатов, где пациентов реабилитируют и помогают социализироваться, очень мало, — говорит Лебедева, — но в пятом какое-то особенно бесчеловечное отношение к больным. Такое ощущение, что руководство уверено в своей безнаказанности. Мне кажется, причина в том, что он территориально находится вне города, и персонал там весь из соседнего села Филимонки. Обновляются кадры редко, а рука руку моет».

Больше десяти лет назад в ПНИ № 5 открыли детское отделение, куда свезли детдомовцев с нарушениями в развитии (они есть почти у всех детей из сиротских учреждений), но без серьезных психических заболеваний, — детей, которых на тот момент больше просто некуда было распределить. «Теперь, — говорит Лебедева, — это люди в самом расцвете лет, и у них есть некоторые силы и интеллектуальные возможности, чтобы бороться за свои права».

Светлану (см. фото) в пятом интернате заставляли бесплатно убирать чужие квартиры — это называется трудотерапия, — били и издевались над ней. Лебедева помогла ей перевестись в другой московский ПНИ.

Любови Петровой 50 лет. Из ПНИ № 5 она сбежала три года назад: «Лет 20 я пыталась уйти оттуда, все мои заявления администрация рвала на клочки. А жить там было невозможно: дрянная еда, бесчеловечное отношение. Плюнула на все и удрала к гражданскому мужу, паспорт остался у них. Я говорила администрации интерната, что по закону они не имеют права удерживать мой паспорт у себя, но для них они сами единственный закон. Если бы не Лебедева, то мне бы не удалось выписаться».

Лебедева помогла Петровой получить экспертное заключение, что она способна к самостоятельному проживанию: «Мне удалось вынести это дело на межведомственную комиссию и Любу признали самостоятельной. Победить в этой борьбе, к сожалению, могут только те, кого поддерживают друзья или родственники. Большинство будет жить в этой несправедливости до самой смерти».

В самом ПНИ № 5 нам отказались дать комментарии — сказали, что директор Наталья Лопаткина на вопросы журналистов не отвечает.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

                Стерилизация девушек в ПНИ №5 г. Москвы.

Опубликовано: 20 мая 2013 г.

11 октября 2005 года представитель офиса Уполномоченного по правам человека Московской области сделала рейд в психоневрологический интернат № 5 города Москвы с целью подтверждения сообщений о принудительной стерилизации десятков молодых дееспособных девушек в этом интернате. Весь рейд был записан на видео. Здесь представлена часть записи.Ссылка:http://www.youtube.com/watch?v=EAwo-BmapI0 . Сообщения о стерилизации подтвердились полностью. Девушек либо заставили угрозами подписать согласие, либо сначала сделали операцию по стерилизации (перевязали фаллопиевые трубы), а потом подписали с ними соглашение на стерилизацию задним числом. Именно этот факт подписи "согласий на стерилизацию" стал формальным поводом для отказа со стороны следственных органов возбуждать уголовное дело.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Лопаткина Н.В. директор ПНИ №5, депутат совета депутатов поселения Филимонковское. Колесникова О.И. с 2009 г. является председателем ,главой совета депутатов поселения Филимонковское,с 2010 г. работает заместителем директора по медицинской части в ПНИ №5. Стоит задуматься какие у нас депутаты,если в ПНИ творится такой беспредел и они, как  администрация и депутаты допускают такое.

Изменено пользователем Элька

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Лопаткина Н.В. директор ПНИ №5, депутат совета депутатов поселения Филимонковское. Колесникова О.И. с 2009 г. является председателем ,главой совета депутатов поселения Филимонковское,с 2010 г. работает заместителем директора по медицинской части в ПНИ №5. Стоит задуматься какие у нас депутаты,если в ПНИ творится такой беспредел и они, как  администрация и депутаты допускают такое.

Да это просто ужас какой-то! Ещё фигурируют фамилии Баграмова, Емельянова и Софья Ашотовна.  :shok:

 

Изменено пользователем GE0RGIY

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Жуть, и это совсем рядом с нами.

А возможно мы здороваемся с этими людьми, т. к. они живут рядом.

И главное - в этом замешано депутатское крыло "ЕР" поселения Филимонки!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Да это просто ужас какой-то! Ещё фигурируют фамилии Баграмова, Емельянова и Софья Ашотовна.  :shok:

 

 

Ролик 2005 года. Кто где тогда был по должностям? Колесникова уже работала?

И шепотом, чисто с обывательской точки зрения: ужас - да, но если в ПНИ помещают здоровых дееспособных девушек, то почему в соседней теме возмущаются тем, что они имеют право голосовать? Они нанесут больше вреда обществу, если проголосуют не так, или родят не пойми от кого не понятно кого? И какова судьба детей, рожденных душевнобольными девушками? Ну, уж простите за цинизм.

Кстати, с перевязкой труб родить можно, с помощью ЭКО, так что не все потеряно. Деньги на ЭКО предлагаю выбивать правозащитникам.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Ролик 2005 года. Кто где тогда был по должностям? Колесникова уже работала?

И шепотом, чисто с обывательской точки зрения: ужас - да, но если в ПНИ помещают здоровых дееспособных девушек, то почему в соседней теме возмущаются тем, что они имеют право голосовать? Они нанесут больше вреда обществу, если проголосуют не так, или родят не пойми от кого не понятно кого? И какова судьба детей, рожденных душевнобольными девушками? Ну, уж простите за цинизм.

Кстати, с перевязкой труб родить можно, с помощью ЭКО, так что не все потеряно. Деньги на ЭКО предлагаю выбивать правозащитникам.

Колесникова работает уже давно.

А судьбы людей решать не благородное дело.

Мне кажется, Вы наверное не подумав написали это?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Колесникова работает уже давно.

А судьбы людей решать не благородное дело.

Мне кажется, Вы наверное не подумав написали это?

Есть в Москве интернат,

В гадстве он виноват,

В эвтаназии для ветеранов...

Филимонки зовут

Его все и клянут...

Нету в мире страшнее тиранов

Чем директор его,

Злой инспектор всего

В Филимонках,жестокий,кровавый...

Психиатры-врачи???

Нет!Они-палачи

И для них не указ Боже правый.

Санитарам приказ

Дал директор-на раз

Провести вновь досрочные роды

Для девчонки одной

Что по воле родной

Загремела в их ад без свободы,

Ведь хозяева в нём

Лишь они-и огнём

Эвтаназии уничтожают

Они тех,кто посмел

Осуждать беспредел

Их решений-досрочно рожают

Девушки в их стенах

к ним прибывшие-ах!...-

от иуд-родственников впервые.

За наследство предать

Девушек благодать

Для их родственников...Снеговые

Там халаты стирать

От крови-нужна рать

Абсолютно слепых санитарок

Чтоб умели молчать

Навсегда-не кричать

В страшных снах-Филимонки!-ад ярок!

Вот,досрочно родив,

Умерла-и убив

Вновь младенца,курят санитары.

Им директор сказал

Сделать так приказал

По ним плачут сибирские нары.

В тот же день ветеран

Умер там не от ран

От иньекций плохих клопиксола,

Медикопрепарат

Этот в зле виноват

От него умирают-и с пола

Трупа три унесли

Санитары в пыли

По приказу директора к скорой.

Еле их запихнув

В скорую,отдохнув

Санитары на скорости спорой

Гонят автомобиль

До болота сто миль -

Торфом славишься ты,о Шатура

в Подмосковье-топить

Ветеранов-чтоб жить

Премией-санитаров натура...

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете опубликовать сообщение сейчас, а зарегистрироваться позже. Если у Вас есть аккаунт, войдите.
Примечание: вашему сообщению потребуется утверждение модератора, прежде чем оно станет доступным.

Гость
Ответить в тему...

×   Вставлено в виде отформатированного текста.   Вставить в виде обычного текста

  Разрешено не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.


  • Похожие публикации

    • Автор: new_muscovite
      Примерно в пяти километрах от Московского и примерно в восьми километрах от Троицка, в густых зарослях на берегу пруда затаилась старинная церковь. Она не блестит куполами. О ней не пишут современные путеводители. Да что там говорить – даже не все местные жители знают о ее существовании.

      Стены, пережившие целую толпу царей, генсеков и президентов, тихо разрушаются под неумолимым напором природы. И тишина… Церкви не повезло. Она оказалась на закрытой охраняемой территории, владельцы которой, судя по всему, совершенно равнодушны к судьбе исторических памятников.


      Моя первая встреча с загадочным Троицким (Покровским) храмом состоялась в стенах ГПИБ. Дело было к вечеру, я сидел и рассеяно листал справочник 1874 года («Краткие сведения о всех церквах Московской епархии в алфавитном порядке исчисленных» И. А. Благовещенского). Вдруг в глаза бросился знакомый топоним – «Березки». Хм… Знаю я эти Березки. Пионерлагерь, пруды. Когда-то там была усадьба известного промышленника Бромлея. Но церковь?



      Жизнь научила, что в таких вещах никогда нельзя верить на слово какому-то одному справочнику. Для начала, надо заглянуть поглубже в историю.

      «Списки населенных мест российской империи», 1862 год издания. Есть церковь!



      Популярный справочник г-на Нистрема, 1852 год. Есть церковь!



      В фундаментальном исследовании Холмогоровых, содержащем множество цитат из архивных материалов, храм тоже подробно описывался:



      Итак, что мы имеем? В XVII веке здесь была деревянная церковь. В середине XIX века уже стояла каменная. Следовательно, датировке из справочника И. А. Благовещенского и впрямь можно доверять. Вполне вероятно, что мы действительно имеем дело с памятником XVIII столетия. Или, самое позднее, первой половины XIX века.

      Возник последний и самый важный вопрос. Что осталось от этого сооружения? Сохранилось ли до нашего времени хоть что-нибудь? Интернет давал по этой теме весьма скудные и противоречивые данные. Кое-где и вовсе заявлялось, что была только деревянная церковь, которую уничтожили при советской власти. И лишь на фундаментальном сайте соборы.ру я обнаружил то, что искал - мутноватую фотокарточку 1994 года. Предчувствия не обманули. Каменный Покровский храм пережил советские годы!

      Оставалось лишь увидеть всё своими глазами.

      Из двух классических способов попадания на закрытую территорию (забалтывание/подкуп охраны и партизанское проникновение) был выбран «путь воина», как самый надежный и увлекательный. Но в итоге, мне даже не пришлось лазить через заборы и ползать по кустам, скрываясь от злых сторожей. Хитрым маршрутом удалось подобраться к месту, где забор вообще отсутствовал. Так что, формально, я даже никуда не проникал. Просто побродил по крапивным зарослям. Побродил, побродил, и вдруг наткнулся на осыпавшуюся кирпичную стену…



      К сожалению, у меня с собой тогда была лишь скудная мыльница.



      Но самое обидное, что буквально спустя минуту поблизости раздались голоса. Возможно, меня как-то умудрились заметить, а может это был лишь плановый обход. Не знаю. В любом случае, проверка доброжелательности местного ЧОПа категорически не входила в мои намерения, и я тихонько ретировался, так толком и не осмотрев здание. И правильно сделал, что ретировался, как потом выяснилось…

      Позднее, в интернете обнаружился отчет еще одних храбрых исследователей, попытавшихся подобраться к памятнику аж на Новый Год, но пойманных местными сторожами еще на подходе. Любителям остросюжетных историй советую ознакомиться. Ярко описано незабываемое общение с представителями слаборазвитого вида Homo Vahterus, сопровождаемое неожиданными сюжетными поворотами в виде брызганья перцовым баллончиком в глаза нелегальных посетителей и удивительными откровениями, в стиле: «Зае...ли историки!! А если я в твою квартиру влезу и жену твою вые...у!!?»

      Что мы имеем в сухом остатке? Посреди нашего ТиНАО стоит малоизвестный старинный храм. Предположительно, ему стукнуло уже четверть тысячелетия. Это очень много. Столь древние постройки принято охранять и беречь. А этот не берегут. Он разрушается, и это отлично видно на приведенных снимках. Его не наблюдается в путеводителях и реестрах культурного наследия. Если владельцы территории пионерлагеря завтра просто разберут его на кирпичики – этого даже никто не заметит. Середина XVIII века. Двести пятьдесят лет нашей истории находятся под угрозой. С этим надо что-то делать.

      Собственно, если есть смелые люди с хорошим фотоаппаратом (а также просто смелые люди), я бы предложил для начала рискнуть и сходить туда еще разок. Надеюсь, что моя хитрая тропа все еще проходима. Следовательно, мы официально ничего не нарушим. Никаких заборов, никаких табличек. Опять же, если по дороге встретятся неадекватные сторожа – они вряд ли будут предпринимать какую-то агрессию в отношении большой группы людей. А уж если к нам присоединится еще кто-то, обладающий особым статусом (например, счастливый владелец депутатского удостоверения) – будет вообще отлично.

      Конечно, еще лучше было бы договориться об официальном посещении территории пионерлагеря, но что-то мне подсказывает, что это будет довольно трудная задача, которая может растянуться на долгие месяцы. Судя по отсутствию фотографий в интернете и литературе, пока это вообще никому не удавалось сделать. В конце концов, владельцам территории есть что скрывать. У них там изуродованный и полуразвалившийся памятник архитектуры, и лишняя шумиха вокруг него им вряд ли нужна.

      Так вот… Подберемся поближе. Осмотрим, отснимем. Попробуем разобраться, что он из себя действительно представляет, и в каком состоянии находится сейчас, в 2016 году. Я попытаюсь уточнить датировку по кирпичной кладке и прочим признакам. Возможно, будут клейма на кирпичах, или другие зацепки. А затем, имея на руках внятный и актуальный материал – можно будет заняться привлечением внимания к этой теме. Раскачаем местную прессу, раскидаем письма в официальные инстанции. Работы не много. И оно того действительно стоит.

      В конце концов, не так уж часто выпадает реальный шанс спасти значимый кусочек исторического наследия родного края. Это в высшей степени достойное дело. Если кто надумает - пишите, скоординируемся и сходим. Например, на майских праздниках
       
      (http://new-muscovite.livejournal.com/7160.html)
    • Автор: Ирина-1968
      Мало кто в Новой Москве не слышал об истории усадьбы Филимонки и Князе-Владимирского монастыря. А кто впервые захочет об этом узнать — найдёт достаточно подробных источников в открытом доступе. Но есть фрагменты этой истории, которые мало известны или редко освещались до недавнего времени.

      В современной версии, первая и главная церковь в Филимонках построена по проекту обрусевшего француза Жюльена Тибо.Оригинальный архитектурный стиль Троицкой церкви
      содержит черты византийского, древнерусского и даже романского зодчества.
      Но ещё в 20 веке, все источники, упоминающие о Филимонках, писали, что церковь была построена по проекту Петра Карловича Козиха.И этому есть немало подтверждений. Очевидно, что и Тибо, и Козих приложили руку к этому проекту.Изначально,
      князь Владимир Борисович Четвертинский, задумавший построить грандиозный храм-усыпальницу в память о рано умершей супруге, заказал проект Троицкой церкви
      талантливому зодчему -Жюльену Францевичу Тибо.Но дальше последовала череда событий, которые внесли свои коррективы в историю строительства церкви в Филимонках.Внезапная смерть храмоустроителя, в самом расцветет сил, вынудила его незамужнюю и бездетную сестру взять на себя все семейные дела.Помимо забот об осиротевших племянниках и усадебном хозяйстве, Вера Борисовна Четвертинская решила закончить дело, начатое братом и достроить в своей усадьбе церковь с семейной усыпальницей.Возникшие финансовые трудности и другие бытовые проблемы сильно осложнили эту задачу.Строительство затянулось на несколько лет, и для того, чтобы реализовать грандиозный архитектурный проект согласно финансовым возможностям и пожеланиям заказчика, был привлечён другой архитектор- П.К.Козих.Почему выбор пал именно на него - неизвестно, но вероятно этому были свои причины. Вера Борисовна Четвертинская Однако, в истории Троицкой церкви в Филимонках был ещё один человек, имя которого осталось за кадром большинства современных источников.Это зодчий Александр Протогенович Попов.
      Уроженец Волоколамска, Александр Попов сначала закончил Дворцовое архитектурное училище в Москве, затем училище живописи, ваяния и зодчества, дослужился до звания архитектора придворного ведомства. Заведовал архитектурным отделом Московско-Рязанской железной дороги и курировал строительство Рязанского вокзала.Под его руководством строились Александровские казармы, несколько доходных домов, проводилась реконструкция некоторых церквей в столице.Затем, совместно с архитектором Ф.Рихтером, Попов занимался реставрацией памятников древнерусского зодчества, самостоятельно проектировал отделку залов Исторического музея. По его проекту возведено несколько построек в усадьбе графа Уварова «Поречье».
      Как повествует Русский Биографический Словарь под редакцией А.Половцова, именно Александр Попов реализовал проект Тибо-Козиха и под его руководством было завершено строительство Троицкой церкви в Филимонках.
      Граф Алексей Сергеевич Уваров - археолог, почётный член Петербургской академии наук, один из основателей Исторического музея в Москве, много лет возглавлял Московское Императорское археологическое общество.Он был хорошо знаком с Поповым, и сам Александр Протогенович писал об Уварове в своих записках: «Я очень благодарен ему, он многому меня научил, даже своим примером, ибо надо видеть, с каким усердием, с какой внимательностью он сам работал для русской науки...». Следует добавить, что жена и верная соратница Уварова, Прасковья Сергеевна, была племянницей Веры Борисовны Четвертинской. И конечно супруги Уваровы не доверили абы кому ни работы в своей усадьбе, ни такое важное дело, как завершение строительства церкви в Филимонках.
      Если именно Александру Попову выпала миссия воплотить в жизнь проект своих предшественников и явить миру этот архитектурный шедевр, то будет несправедливо предать этот факт и его имя забвению.
      Историю Филимонок середины 19 — начала 20 века все рассказчики связывают с княжеской семьёй Святополк-Четвертинских.Однако, эти заповедные края издавна привлекали сюда множество людей: одни желали насладиться их природной красотой, другие искали уединения в тиши, подле обители. Так об этом упоминается в брошюре, изданной в пользу
      монастыря в 1895 году: «Община располагается среди высокого густого елового леса на довольно возвышенном месте.Оно с трёх сторон орошается небольшой речкой Лековой с прозрачною вкусною водою.Красота местоположения общины, здоровый воздух и отсутствие сырости в почве привлекают к ней, в особенности в летнее время, многих жителей московских.Некоторые из них подолгу живут близ общины, наслаждаясь в то же время постоянною монастырскою службою в общине и благозвучным пением клиросных обители...».
      Ещё до революции, некоторые москвичи снимали на лето комнаты или целые домики в Филимонках и окрестных селениях.Даже господский дом усадьбы Четвертинских сдавался внаём в пользу общины.В начале 1890 годов, усадьбу посетил Сергей Дмитриевич Шереметьев. Граф Шереметьев, историк, коллекционер и меценат, владелец усадеб Кусково, Остафьево и Михайловское, был хорошо знаком с прежней хозяйкой Филимонок -Надеждой Фёдоровной Четвертинской.В своих мемуарах Сергей Дмитриевич написал, что «дорогая ей подмосковная Филимонки теперь превращена в общежитие».
      Надежда Фёдоровна и Борис Антонович Четвертинские. Фото из статьи  В.Богуславского  "Филимонки - подмосковная Четвертинских"  Сборник ОИРУ 5 (21) 2008 г
      Кому позволяли средства -покупали землю и строили летние резиденции в этих краях.Так в Филимонках в конце 19 века появилась дача Востряковых.Купец Родион Дмитриевич Востряков, владелец крупного текстильного производства в Москве, построил дачу для своей семьи, и оформил на супругу, Елену Кирилловну, из купеческого рода Мамонтовых. Семейное счастье четы Востряковых было недолгим.Как пишет их современница, мемуаристка Т.Аксакова-Сиверс: «После шести лет прожигания жизни во всех увеселительных местах России и Европы Родион Дмитриевич Востряков бросил семью, чтобы жениться на танцовщице Шарпантье ».

      После развода дача осталась Елене Кирилловне, где она проживала в летний период с детьми.Они были частыми гостями в Князе-Владимирском монастыре, оказывали общине материальную помощь.
      После революции, в 1918 году дача Востряковых, наряду с усадьбой Четвертинских была национализирована. Елене Кирилловне разрешили забрать из дома только личные вещи, после чего Востряковы покинули Филимонки навсегда.Все последующие годы Елена Вострякова с сестрой скитались по разным углам, до конца дней испытывая крайнюю нужду.
      Е.К.Вострякова
      В 1918 году в Филимонках произошло одно знаковое событие: 4 мая монастырь посетил Настоятель Русской Православной Церкви.Как следует из записей его секретаря, Патриарх отслужил всенощную и позднюю литургию в Троицком храме.После богослужения и проповеди посетил школу-приют для детей окрестных крестьян.
      Патриарх Тихон, в миру Василий Иванович Беллавин, возглавлял РПЦ с 1917 по 1925 год.На этот период пришлось множество трагических событий и в истории церкви, и самого
      Тихона.
      За 8 лет патриаршества ему пришлось пережить гонения на церковь, внутренние интриги, травлю в газетах, арест, допросы, покушение, во время которого был убит его келейник, Яков Полозов.Все эти события сильно подорвали здоровье Тихона, и в 1925 году он скончался в возрасте 60 лет.
      Князе-Владимирский монастырь упразднили в середине 20-х годов. Монахини разбрелись кто куда: одни вернулись в дома своих родных, другие нашли приют в семьях бывших прихожан, проживающих в округе.Несколько человек остались в Филимонках.У одной из бывших насельниц, монахини Гавриилы, которую все местные жители называли тётя Таня, был в деревне свой домик. У неё доживала свой век последняя игуменья монастыря, Ангелина.Зарабатывали на жизнь подсобным хозяйством и рукоделием.Старожилы окрестных деревень -Середнево, Марьино, Староселье -вспоминают, как их родители заказывали бывшим монашкам красивые стёганные одеяла и вышитое постельное бельё.Тётю Таню в округе все любили, говорят -добрая была, безотказная, всем помогала, чем могла.Она единственная, кто имел не только своё жильё, но и работу-много лет трудилась в санатории Валуево уборщицей и выработала пенсию.
      Бывшие монастырские строения, в том числе здание Успенской церкви,c 1922 года заняли под колонию детей и подростков.Так в Филимонках появился Красно-Пахорский детский дом.За несколько последующих десятилетий, детский дом пережил немало драматических событий: трудные годы становления, войну, эвакуацию, смену состава воспитанников и преподавателей. Сейчас это старейшее в районе социальное учреждение для детей-сирот носит название детский дом «Солнышко» в Филимонках. Фото из архива детского дома "Солнышко"  
      Богатые своей историей и природной красотой, Филимонки издавна привлекали к себе внимание людей, в том числе творческих.
      В 20-е годы прошлого века, здесь побывал график и живописец Матвей Алексеевич Добров.
      Добров родился в 1877 году в Москве, в семье известного столичного врача.Окончил Московский университет, затем Московское училище живописи, ваяния и зодчества (МУЖВЗ).Обучался в студиях художников К.Коровина, В.Серова, К.Юона.Много путешествовал по России, бывал в Европе, осваивал технику офорта и ксилографии.Любил художник наведываться и в подмосковные края.Серия его рисунков и гравюр вошла в альбом «Мотивы Подмосковья».Произведения Матвея Доброва находятся в Государственном Русском музее (Санкт-Петербург), в Третьяковской галерее, Государственном музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, во многих музейных собраниях городов России.
      Гравюра «Усадьба Филимонки», 1923 г., из альбома «Мотивы Подмосковья», Калужский Музей изобразительных искусств   Автор Ирина Гаврилина Продолжение следует....
    • Автор: Котобус
      Любопытная статья. Тут и д.Передельцы упоминается:
      Источник: http://magazines.russ.ru/druzhba/2002/5/vas.htmlКстати, очень верно подмечено:А то в сети масса статей о том, что на месте нынешнего НовоПеределкино была деревня Передельцы, разве это так? А я всегда считал и считаю, что наш совхоз, поселок, а ныне город Московский построен на месте деревни Передельцы, ну а Новопеределкино, соответственно, на месте Переделкино. Хотя и не претендую на достоверность, могу ошибаться...
Пользовательский поиск

Яндекс.Погода

Город Московский на карте






×
×
  • Создать...