aeneus

Экологический каркас Новой Москвы

Оцените эту тему

5 сообщений в этой теме

Особенно интересно будет тем, кто в теме, а также присутствовал на секции по природе Новой Москвы при МОИПе.

Про долинные комплексы продолжают говорить, это очень хорошо, потому что охрана только лесов - это смешно.

 

Итак, статья из газеты "Новые округа"

 

Анна Курбатова (Институт комплексного развития территорий)

--------------------

 

Об исследовании рассказала директор института Анна Курбатова.

 

Анна Сергеевна, что понимается под экологическим каркасом?

— Экологический каркас — это система взаимосвязанных природных территорий, позволяющая поддерживать экологическое равновесие.

Каркас нужен, чтобы обеспечить комфортную среду при внимательном отношении к природе. Градостроители должны понимать, что на этих землях действует табу на вторжение в природные системы.

Все лето мы исследовали территорию Новой Москвы, чтобы понять, насколько человек уже повлиял на природу, где сохранились природные экосистемы, а где нет.

 

Что показало ваше исследование?

— В Новой Москве много еловых лесов, съеденных короедами. Там не осталось живых существ, которые бы боролись за здоровье растительности — тех же дятлов. То есть экосистема уже нарушена. Это результат недостаточного ухода за лесами и вмешательства человека. Если люди отправляются в лес на квадроциклах и взрывают там петарды — через три года ни одного дятла туда не прилетит. Под квадроциклами и петардами я подразумеваю любую деятельность, которая мешает сохранению растений и животных. Леса, где уже нет дятлов, но деревья еще не поражены короедами, спасти можно, но надо будет потратить большие деньги: на лечение, удобрения. Однако в Новой Москве есть территории, где экосистемы сохранились полностью.

К ним нужно относиться максимально бережно.

 

БЛИЖЕ К ЛЕСУ МЕНЬШЕ ЭТАЖЕЙ

 

Где эти экозоны?

— В основном на территориях, удаленных от МКАД на 25 километров и далее, в долинах рек Пахра и Моча. Возле МКАД экосистем, функционирующих как природные, практически не осталось. Здесь уже плотная застройка. Но лесные островки, которые еще сохранились, все равно будут элементами экологического каркаса.

Мы будем рекомендовать соединять их «коридорами», засаживать деревьями местных пород, чтобы обеспечить транзит насекомым, птицам, животным.

То есть создавать условия, максимально приближенные к естественным лесам. Рядом будем рекомендовать низкоэтажную жилую застройку с высокой долей озеленения: коммунальных или промышленных объектов там быть не должно.

Признание правоты экологического каркаса означает, что те леса, которые еще остались, мы не рассматриваем как резерв территорий для нового строительства.

А строим там «коридоры» — дороги для животных и растений. Они ценны как рекреационный ресурс прежде всего.

 

То есть подход будет зависеть от удаленности от МКАД?

— Ближе к Москве, где нет уже целостной экосистемы, можно вести более плотное градостроительное освоение. Во второй зоне (25–40 километров от МКАД), где экологические системы еще сохранились, рекомендуется строить коттеджные поселки и сервисную инфраструктуру: дома отдыха, парки, торговые комплексы. Третья зона (за 40 километров от МКАД, в районе поселений Вороновское, Роговское) должна быть природным заповедником.

Она обладает высокими экологическими свойствами, здесь могут располагаться санатории, медицинские центры.

 

Возможно ли осваивать земли, не вторгаясь в природу?

— В Новой Москве еще достаточно нелесных и при этом незастроенных территорий.

Однако уже есть примеры вторжения в природу. После утверждения границ экологического каркаса столицы такие вторжения будут недопустимыми.

 

ВОДНЫЙ МИР

 

Какие еще особенности есть у территории?

— Самая большая экологическая проблема ТиНАО в том, что здесь нет больших запасов воды. Некоторые естественные водосборы перестали быть таковыми из-за застройки. Вот почему так важно сохранять лесные массивы. Ведь леса удерживают в два раза больше воды, чем незалесенная поверхность, и в пять раз больше, чем застроенная. Если исчезают леса, пропадает и вода: ее ничто не задерживает, она скатывается в русло и уходит с этих земель.

Самая чистая вода, как всем известно, должна быть в истоках реки. А в Новой Москве получилось наоборот — у рек загрязненные истоки. Грунтовые воды часто загрязнены удобрениями с огородов, стоками с дорог, выгребными ямами. Система водосборов настолько трансформирована, что она уже не способна напитать истоки чистой водой.

Мы предлагаем поставить под охрану долины рек, которые будут обеспечивать пополнение водных ресурсов на этой территории.

Под охраной также должны находиться животные и растения этих мест.

 

СПРАВКА

 

Речной бассейн (водосборный бассейн) — территории, с которых все поверхностные и грунтовые воды поступают в реку, включая ее притоки.

Для сохранения и развития водных ресурсов, интеграции естественной природной жизни и хозяйственной деятельности человека на данных землях важны не только изучение и охрана отдельных водоемов — рек, озер, но и комплексное исследование всей площади водосборного бассейна.

 

2 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

 

В Новой Москве много еловых лесов, съеденных короедами. Там не осталось живых существ, которые бы боролись за здоровье растительности — тех же дятлов. То есть экосистема уже нарушена. Это результат недостаточного ухода за лесами и вмешательства человека.

 

Много спорных фраз. Не могу сказать за дальние участки ТАО, но в НАО дятлов не просто много, а очень много.

Второе. Хищник не способен регулировать численность жертвы, если вспышка численности уже произошла. Он это делает в фоновом режиме.

Третье. Причин у катастрофы с короедом-типографом множество: тут и общее изменение климата, и аномальная жара, и запущенное лесное хозяйство, и особенности высаживания елей... Любые монокультуры сильно страдают. Важнее другое - что теперь?

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

С какого вдруг печатают мнение по экологии директора Институт комплексного развития территорий (читай-застройки), если она никак не является экспертом в этом вопросе. Ответ-в тексте:" Ближе к Москве, где нет уже целостной экосистемы, можно вести более плотное градостроительное освоение.""

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

С какого вдруг печатают мнение по экологии директора Институт комплексного развития территорий (читай-застройки), если она никак не является экспертом в этом вопросе. Ответ-в тексте:" Ближе к Москве, где нет уже целостной экосистемы, можно вести более плотное градостроительное освоение.""

 

Есть и обнадёживающая фраза в противовес

 

 

Но лесные островки, которые еще сохранились, все равно будут элементами экологического каркаса.

 

Этот институт выиграл тендер на разработку экологического каркаса Новой Москвы.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас


  • Похожие публикации

    • Автор: AlekcDolche
      Управляющая компания "Созидание" в 3-микрорайоне ТИНАО Москва, г. Московский хранит газосварочное оборудование в том числе газовые баллоны в жилом доме. Фото сделано в доме 19, 3-й подъезд, но баллоны путешествуют по всем домам 3-го МКР Московского.
       
       
    • Автор: Курьер

      Более 260 фонарей установят в Новой Москве. Фото: архив, «Вечерняя Москва»
      Количество фонарей на территории Москвы увеличат в рамках программы благоустройства «Моя улица». Всего по округам планируют установить 3 275 дополнительных фонарей, 263 из которых появятся в Новой Москве.
      Цветовая температура светодиодных ламп составит около 2700-2800 градусов по Кельвину.
      — Такой свет приятен человеческому глазу, он не создает эффекта затемненности ни для пешеходов, ни для автомобилистов, — заявили в комплексе городского хозяйства.
      Высота опор наружного освещения будет варьироваться от пяти до девяти метров. Складывающиеся опоры, в свою очередь, позволят обойтись без подъемного крана при замене ламп.
      Напомним, что к 2018 году в Новой Москве будет презентован франко-российский проект «умного города» для Троицка и Коммунарки.
      Ссылка на источник
    • Автор: igor-inform
      Администрация поселения Московский совершила преступление. Статья 292 УК - Служебный подлог.

      В приложении протокол собрания собственников дома №12, 3 мкрн.

      Не говоря уже о том, что  процессуально нарушено все, что возможно, при этом даже цифры «склеить» не потрудились. Ну и все посчитал Мутовкин (его статус в этом собрании вообще непонятен). Можете не сомневаться, что решений собственников по собранию не существует.
      В правоохранительные органы подано заявление о совершении преступления должностными лицами администрации поселения Московский.

        Но, все мы понимаем, что правоохранительные органы и суды сделают все, чтобы воспрепятствовать правосудию.

       Можете не сомневаться, что прокурор Новомоскоского округа Харитонов не увидит нарушений.

      Судьи Щербинского суда стройными рядами выступят адвокатами администрации.

      Безнаказанность порождает вседозволенность….
      2450и.pdf
    • Автор: AlekcDolche
      Московские колхозники — The Village
      Подмосковные колхозы и совхозы исчезли с карты в 90-е, но не все. После присоединения Новой Москвы в черте города оказался агрокомбинат «Московский», где с советских времен выращивают овощи, рассаду и зелень, которые сегодня продаются почти в каждом супермаркете столицы. The Village поговорил с его нынешними и бывшими сотрудниками и узнал, как им живется в Москве.
       
       
       
       
      Зинаида Алексеевна Зуева
      главный бухгалтер
       
      Муж мой тут работал, и я пришла учетчиком работать. В то время это было мощное, красивое предприятие. Все было строго. Драли как коз регулярно. Комиссия по энергоресурсам была ежемесячно. Кто перерасходовал копейку на изготовляемую продукцию, тех побольше драли. Сейчас жизнь меняется. Кого ругать, когда у нас людей мало?
      Мы и до приватизации жили за счет собственных средств, нам бюджет денег не выделял, остаток свободной прибыли изымался в бюджет. В 1994 году по 708 постановлению (Постановление Правительства РФ от 4.09.1992 г. — Прим. ред.) предприятие приватизировали. Все имущество по балансу, все основные средства за минусом объектов социально-культурного значения вошли в уставной капитал. Его разделили на акции между работниками по вкладу каждого в фонд заработной платы за 20 лет.
       
      Все содержание Дома культуры, детских садов, спортшколы, профилактория, жилых домов и инфраструктуры легло на нас. Собирали взносы — родительские в детских садах, квартплату и прочее — минус затраты и покрывали расходы за счет своей прибыли. Затрат всегда было больше, чем взносов. За два года у нас убытков было на 10 миллионов рублей. В 1998-м вышел указ президента, чтобы передать все это в муниципальную собственность. Так у нас еще четыре года не принимали: денег в районе не было. А когда стали передавать, как кота за хвост тянули — частями электроснабжение, потом газоснабжение. Дороги вообще не принимали. Когда мы все передавали в муниципальную собственность, у меня лично крыша ехала. Я с одним мужчиной столько общалась по этому делу. Он даже говорил: «Ты, Зин, как будто спишь со мною», — столько мы с ним над этим работали.
      Когда мы все передавали в муниципальную собственность, у меня лично крыша ехала
       
      Средняя зарплата у нас была 29 тысяч рублей, потом 45 тысяч, а сейчас 51 тысяча. Я никуда не езжу, ни на что такое не трачу, мне достаточно. У нас люди алчные есть: на 10 % увеличили с этого года зарплату, а они говорят: «Хоть бы на 20». Как бухгалтер говорю: если на 20 умножить, у нас прибыли такой не бывает.
       
       
      Галина Петровна Блинова
      пенсионер, ранее главный агроном по защите растений
       
       
      Как я попала на работу? Известно, как: по блату. Я окончила Тимирязевку (Тимирязевская сельскохозяйственная академия. — Прим. ред.) и ждала распределения. В то время все старались попасть в Крым, на Украину, в Сочи — в общем, «на юга». Там как-то жизнь была полегче, чем в средней полосе.
      В Москве и Московской области вообще было очень трудно устроиться. После назначения нового декана меня из аспирантуры «пырнули». И все, осталась без распределения. Встретила преподавателя с кафедры (он жив еще), он обо мне записочку своему знакомому главному агроному написал. И я пошла. Молодость — это же куча нахальства. Тогда очень строго принимали. У меня все спросили: и какая семья, и чем в детстве занималась. Смотрели диплом, что-то по математике спрашивали. Взяли помощником бригадира по защите растений. Через год или два меня министерство начало искать, куда я делась, нераспределенная. Нашли, прислали грозное письмо, что я скрываюсь от государства.
      Рабочий день начинался в восемь часов, заканчивался в пять. Но не всегда: чаще по пятницам, субботам, воскресеньям он заканчивался и в семь, и в девять вечера, потому что в эти дни проходила санитарная обработка растений. Конец октября, ноябрь, декабрь — дезинфекция грунтов. Там вообще приходилось работать и ночью. Придешь, поешь — и назад.
      Очень много занимались биометодом — производством средств биологической защиты растений. Мы производили и хищных насекомых, и паразитов, которые повреждают других насекомых, откладывают яйца во вредителей. Личинка развивается — и те погибают. Делали вакцину совместно с институтом генетики. Я была соавтором открытия, что можно вакцинировать растения в маленьком возрасте, чтобы они не повреждались вирусами. А теперь в Голландии активно занимаются селекцией и семеноводством, вырабатывают устойчивые к вирусам сорта.
      Раньше в основном работали женщины. Тепличницы прибегали на работу, садились отдыхать. Они уже с утра устали: детей и мужей напоят-накормят, в сад, на работу отправят. Все садятся, собираются, чай пьют. Поскольку у меня работа такая была — контролировать, обойдешь все шесть теплиц, приходишь в шестую, а они все еще сидят. Немного поковыряются и домой на обед летят. Я в итоге подсчитала — работают 4–4,5 часа.
       
      Во время приватизации был какой-то хаос. Ситуация была на грани того, хоть теплицы разбирай и плати
      Мы делали вид, что работаем, а государство делало вид, что платит зарплату. Все это привело к тому, что произошло в 90-е годы. Во время приватизации был какой-то хаос. Ситуация была на грани того, что хоть теплицы разбирай и плати.  Предприятие стояло на грани катастрофического разорения. Потом появилась инициативная группа, которая решила спасать хозяйство. Оно стало переходить из рук бывших руководителей. Сильно активным участником я не была, но я их поддерживала. Группа проработала план приватизации. Приватизацию проводили с коллективом. Акции принадлежали и специалистам, и руководителям, и рабочим.
       
       
      Земля от нас отходила по разным причинам. Москва стала приближаться к нашей ферме. Тогда жилые районы уже рядом строились. Стали говорить, что людям запах мешает. Стали разные санитарные, экологические требования выдвигать. Оно, в общем-то, и верно, производство не должно находиться рядом с жильем. Запах такой концентрированный, особенно когда ветер на Москву дует. Когда ферму предписали закрыть, забрали и землю.
      В 2001-м я ушла на пенсию. Тогда все время принимали какие-то новые законы. Всем назначили пенсию в зависимости от стажа. А сколько ты зарабатывал и на какой ты должности находился, не принималось во внимание. Сейчас у меня есть тепличка. Я там выращиваю кое-что. Сад есть — малина, смородина.
       
       
       
       
      Сергей Валерьевич Еремин
      главный инженер
       
       
      Когда я окончил институт в 1994 году, вся промышленность, для которой нас готовили, распадалась. Встал вопрос «Куда идти?» — а предложений не было. Мой папа работал слесарем на этом предприятии, а я с 1992 года здесь дворником работал, чтобы в очередь на жилье встать. Предоставили семейное общежитие. Ради него нужно было продолжать работать. Был только один минус — мне хотелось работать в Москве и не в сельском хозяйстве. Мне это казалось не совсем красочным занятием. Потом устаканилось, жизнь инженерная закипела, и я оказался в команде.
       
       
      Поскольку я работал дворником в 1994 году, мне дали за два отработанных года две акции. Как-то все тогда не верили во все эти акции. В те времена нам еще выдали ваучеры. Кто сразу их продал, кто купил какие-то акции, и эти компании либо сразу, либо чуть позже растворились.
      Раньше было полегче: штат был больше, нагрузка на одного человека была меньше. Разгильдяи в коллективе не так замечались, как сейчас. Они очень хитро шифруются, вешают лапшу на уши, лукавят. Сейчас влияние таких балбесов сказывается сильнее. Кажется, что раньше специалисты были лучше нас. А смотришь на ребят, которые приходят на работу, — чувствуется, что надо им расти и расти. Но может это старческие мотивы.
      Мы с пацанами грезили, что будем жить в Москве. У нас была чисто детская мечта, чтобы по поселку ходил автобус. Сейчас-то он у нас есть, но удовольствия от этого нет
       
      Я стараюсь прийти на работу заблаговременно: если не в 07:30, то хотя бы в 07:40. Каждый день получаю доклады, какие ситуации случились за последние сутки. Дальше текущая работа. В выходные незазорно выйти, если авария или «подчистка хвостов». Более оплачиваемую работу я не найду нигде. Я себя адекватно оцениваю. Разве денег когда-то бывает достаточно? Мечтать, что будешь ездить в Майами, и не ограничивать себя? Я просто понимаю, что этого никогда не будет. Главное — не витать в облаках. Раз в год выезжать на отдых достаточно. Прошлом летом мы были в Болгарии.
      Еще во времена моего детства все время возникали слухи о присоединении нашего поселка к городу. И вот мы с пацанами грезили, что будем жить в Москве. У нас была чисто детская мечта, чтобы по поселку ходил автобус. Сейчас-то он у нас есть, но удовольствия от этого нет. Появились пробки, толкучки, светофоры. Это был хорошенький, уютненький поселочек. Все друг друга знали хотя бы в лицо. Сейчас я бы с удовольствием снова вернулся в то время. Городу мы не нужны.
       
       
      Андрей Радченко
      главный технолог салатной линии
       
       
      Я работаю с 2003 года. Приехал из Тамбовской области. Сначала был овощеводом, потом стал менеджером на салатной линии. Профессия агронома — это плавающий график. Когда нужно, мы можем начать работать с шести утра, а потом в середине дня сделать перерыв на отдых.
      С восьми часов приезжаешь на теплицы: ты должен проверить рабочих, расставить их по нарядам, просмотреть за ночь режим микроклимата — выполнялся или нет, когда свет включался. Даешь заявку по сбору торговле и собираешь до вечера. Смотришь за качеством сбора и как растут растения. Чуть попозже привозят рассаду — каждый день расстановка. Под вечер нужно принять работу, все пройти, составить наряд на следующий день, кто чем будет заниматься.
       
      Кому-то просто приятно, что он сделал сам, а кто-то дни считает с понедельника по пятницу. В сельском хозяйстве все равно остается больше людей ответственных. Другие потихоньку уходят,остаются фанатики
      Не думаю, что мы, теперешние, сильно отличаемся в работе от старших поколений. Это, конечно, не те времена, когда сапоги по колено и грязь непролазная. У нас уже автоматика, роботы, датчики. Здесь нужно общее понимание, что нужно растению, как оно растет. Есть много точек, которые нужно мониторить.
      Я получаю где-то больше 50 тысяч — доход выше среднего по отрасли. У нас зарплата высокая и совсем другие нагрузки. Хватает на съем жилья и на проживание в притирку. Хобби у меня никакого нет: ни значков, ни вымпелов я не собираю. Правда, я уже в своей квартире живу. До этого я жил четыре года в Наро-Фоминске, снимал там квартиру: один час до работы и два с половиной часа обратно. В пятницу и в понедельник утром было особенно тяжело.
      Переехать в столицу не думал, хотя Москва мне нравится. Тяжело в середине жизни менять профиль, куда-то уходить, если ты лет десять был агрономом. Я не ставлю себе цели подняться по карьерной лестнице. Мне важна ответственность за свой труд. А это от воспитания зависит. Кому-то просто приятно, что он сделал сам, а кто-то дни считает с понедельника по пятницу. В сельском хозяйстве все равно остается больше людей ответственных. Другие потихоньку уходят, остаются фанатики.
       
      Московские колхозники Работники единственного в Москве сельхозпредприятия — о работе и жизни в деревне