ПрезиДЕНТ
Kseniy

Юнна Мориц "У меня — другая Украина"

Оцените эту тему:

163 сообщения в этой теме

Юнна Мориц Хозяйство

Когда бы жили вы в Европе

При Геббельсе и Риббентропе,

Где европейского еврея

Швыряли в печку, небо грея, –

Тогда бы спорить вы не стали:

Кто хуже – Гитлер или Сталин?

Когда бы жили вы в Европе

При Геббельсе и Риббентропе,

Где европейские фашисты

Пушисты были и душисты

На мыловарне, где зверея,

Варили мыло из еврея, –

Тогда бы спорить вы не стали:

Кто хуже – Гитлер или Сталин?

Зато хозяйства корифеи

Прозрели (в том числе евреи),

Что Гитлер, мыслящий злодейски,

Хозяйство вёл по-европейски,

А Сталин вёл по-азиатски,

Отстав от европейцев адски.

Кто хуже – Гитлер или Сталин,

Который был опьедестален

И зверски выиграл войну,

Спася от Гитлера страну?..

Но, блям, хозяйства корифеи

Прозрели (в том числе евреи), –

Что Гитлер, победив злодейски,

Хозяйство вёл бы европейски!..

Изменено пользователем Kseniy

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Иван Сусанин – хулиган

( противозанудное средство)

1

У Польши есть идей всё больше:

Россию выгнать из ООН!

Желаю русофобской Польше

Создать ООНов миллион!

И не из одного ООНа

Россию выгнать, не из двух,

А гнать её из миллиона

ООНов!.. Действуй, польский дух!

Из миллиона гнать ООНов

Россию – с польской прямотой,

С восторгом сладострастных стонов

Великой Польши, столь святой!

Великой Польше - всё подсилу,

Она способна, изловчась,

Ежеминутно гнать Россию –

По шестьдесят гонений в час.

О, счастье – каждую минуту

Россию гнать и ей вредить!

Идея светлая – цикуту

Ей, как Сократу, присудить!

Я обожаю польский разум,

И вот идея – сладкий мёд:

Россию отравите газом,

Который вам она даёт.

Избавить от России глобус –

Великой Польши крупный план,

Но есть на польский русофобус

Иван Сусанин – хулиган!

2

Иван Сусанин – хулиган,

В один конец он водит лесом,

И там даёт он по рогам

Балбесам – русофобским бесам!

Он водит их в один конец

И не даёт билет обратный, -

Даёт лизать им леденец

Морозной чащи!.. Гад развратный!

Он – туристический агент,

Его портрет – на плавках с майкой,

Он исторических легенд –

Герой в лаптях и с балалайкой.

Его рекламу по слогам

С большим читаю интересом:

"Иван Сусанин – хулиган,

В один конец он водит лесом!.."

Имея некоторый вес

В кругах, где сами едут сани,

Я попадаю в этот лес,

Где трудится Иван Сусанин.

А он – не тот, кому кранты

Пророчат, боинги долбая.

Иван Сусанин – я, и ты,

И колокольчик, дар Валдая!

3

Демонкратия Европы

Омайданила страну,

Сдемонкратила окопы

И гражданскую войну.

Сукраинить всю Россию,

Сукраинить все мозги, -

А не то – про лососину

Даже думать не моги!

Демон этих демонкратов

Омайданит хоть кого,

И шайтаны псаких штатов

С ним сплотились боево!

Но не будет омайданен,

Как "большой интеллигент", -

Кто?.. Сплошной Иван Сусанин,

Всей России турагент!

Он – сплошной, как лес дремучий,

Он – сплошной, как небеса,

Он – сплошной счастливый случай,

Наш сплошной Иван Суса…

На него строчат телегу,

Сыплют санкции, как снег, -

Но привык ходить по снегу

Всей России Человек!

Он видал и не такое,

Слово честное даю!

Пушкин здесь – одной строкою:

"Чуя родину свою".

(Иван Сусанин – хулиган

противозанудное средство)

4

Иван Сусанин? Он – не урка?

Не сказка русского придурка?

Не анекдот из тёмных сфер?

И не флакон одеколона?

А вы спросите Аполлона,

Откуда муз его колонна

И члена голого размер?

И почему сомнений нету,

Когда глядишь на правду эту, -

Что если верить – так поэту,

Зовут которого Гомер?

Подделать можно документы,

Лицо, но только не моменты

Прозрений, озарений дрожь,

Нельзя подделать искру Божью, -

Любая правда станет ложью,

А истиной – любая ложь!..

Но сплошь – подделки и фальшивки,

Они валяются, паршивки, -

Не смей заглатывать наживки,

Читатель, дорожи судьбой:

Иван Сусанин – мы с тобой!

Когда Сусанина Ивана

Веками травят постоянно,

Вопя, что рухнул он давно,

Лежит в маразме, на помойке,

В глухом лесу, без птицы-тройки,

В Европу запаяв окно, -

Тогда Иван не пишет писем,

Где горько жалуется высям.

Иван – прекрасен, независим,

И оперу "Иван Сусанин"

Он исполняет всё равно!

И в этом – звёздное зерно.

5

Когда в лесу полно орехов,

Грибов, и ягод, и бобров, -

Послы захватчиков приехав,

Нарубят много русских дров!..

Но есть немало описаний,

Где поз особый перекос,

Когда в лесу Иван Сусанин

Устроит оперы наркоз!

Он применяет эту хитрость,

Чтоб нас никто не доканал, -

Чтоб из России тихо вытрясть

Коварной силы персонал.

И персонал с таким наркозом

Идёт, как дева под венец,

Дремучим лесом и морозом –

В один конец, где леденец!..

Иван Сусанин, слава Богу,

Неистребимый проводник, -

Он знает русскую дорогу

И всей душой в неё проник.

Как только вышел он из леса,

Не пьяный, а навеселе,

Его приветствовала пресса,

И мировая в том числе!

Тому свидетелей в народе

Полно! А буквоед сердит:

Там чудеса? Там леший бродит?

Русалка на ветвях сидит?

Там? На неведомых дорожках?

Следы? Невиданных зверей?

Избушка? Там? На курьих ножках?

Стоит? Без окон? Без дверей?

(Юнна Мориц

29-09-14 47 мин. · Москва ·

Иван Сусанин – хулиган)

6

Дразнить не надо человека,

Однажды в нём проснётся зверь,

А не израненный калека, -

Не веришь? На себе проверь!

Дразнить ещё опасней зверя, -

Однажды бросит свой ночлег,

И в силу разума поверя,

Проснётся в звере человек.

И все, кто зверя в нём дразнили,

Получат разума урок, -

А разум гения без гнили

По силе действия широк.

И с высоты, где этот разум

Откроет все свои глаза,

Он вас накроет медным тазом, -

Кто против был, тот будет за!..

- Зачем? – спросил Иван Сусанин.

Зачем дразнить мою страну?

Я не настолько оболванен,

Чтоб ей барахтаться в плену.

Спросил не вслух, а всей душою,

Но вслух ему ответил лес:

- Живя страной такой большою,

Имей влияние и вес.

И больше (раз, примерно, в десять!)

Иван Сусанин в тот же миг

Пошёл влиять, а также весить,

Совет усвоив напрямик!

И стал влиятельным, весомым

Он историческим лицом,

Давая взбучку хромосомам

С анекдотическим концом.

Иван Сусанин – наслажденье!

Сегодня, глядя с высоты,

Он – мимолётное виденье,

Он – гений чистой красоты.

(Юнна Мориц 1 октября

Вчера, в 3:59 · Москва ·

Иван Сусанин – хулиган)

7

Дела давно минувших дней,

Преданья старины глубокой…

В Одессе жарят, как свиней,

Сограждан с русской подоплёкой.

Физиология войны

В таких нуждается закусках, -

Там людоеды влюблены

В жаркое из сограждан русских.

Прекрасна русская нога,

Оторванная людоедом, -

Натрёшь головкой чеснока

И жрёшь в харчевне за обедом.

Иван Сусанин всех времён

Один выходит на дорогу,

А там какой-то охламон

Сожрал от памятника ногу!

И за углом идут на слом

Другого памятника брюки, -

Их называют русским злом

И жрут от памятника руки.

Иван Сусанин, притворясь

Любителем такой расправы,

Вступает в дружескую связь

С руководителем оравы:

- За мной! – сказал Иван, - За мной!

В лесу я знаю все берлоги,

Там в спячке русские зимой

Сосут со свистом руки, ноги.

Орава хлынула за ним,

Скача, крича "Хероям – слава!"

Что было дальше?.. Сохраним

В глубокой тайне… Наше право!

8

Из тех, кого Сусанин всех времён

В один конец водил по русским чащам,

Я знаю многих!.. Пляски их знамён –

С того конца, который был пропащим!..

Взамен лица – у них печать конца,

Которым их достал Иван Сусанин, -

И с этим выражением лица

Они хотят Россию взять кусаньем!

Я знаю, сколько лет и сколько зим

Они терпели в ожиданье чуда,

Когда Россию мы преобразим

Настолько, что неясно – кто, откуда

Потребует: "Сусанин всех времён,

Плати за то, что мы не победили!"

Но всех времён Сусанин так силён,

Как надо легендарному водиле.

История России такова,

Что без водилы ей, России, - крышка!

Её засунуть в печку, как дрова,

Прискачет коллективная мартышка.

Россия без водилы – главный приз

Для тех, кого водил Иван Сусанин

В один конец, где рос не кипарис,

А рос мороз, как русский марсианин!

В один конец водил он их войска.

Платить за то, что нас не победили?

Сусанин крутит пальцем у виска, -

Зачётно легендарному водиле!

И плюс к тому он в опере своей

Поёт себя, а не чужую фразу.

Сусанин всех времён и всех кровей,

Которые – Россия, вся и сразу.

(Юнна Мориц 1 октября

1 ч. · Москва ·

Иван Сусанин – хулиган)

9

Сусанизация страны?

А где организация

Антисусанинской волны

И де-суса-низация?

Сусанин – изверг, он водил

Туда, куда не надо.

Он – страшно русский крокодил,

Злодей, исчадье ада!

Сусанину прощенья нет!

При всём своём таланте,

Вы – отвратительный поэт,

Россию не сусаньте!

Антисусанинский отпор

Вам даст организация, -

Займётся вами Интерпол

И де-суса-низация.

На всю вы голову больны

И стали сусанисткой,

Сусанизация страны –

Поступок твари низкой!

Как вы могли так низко пасть

В пучину сусанизма?

Теперь любая ваша часть –

Кончина организма!

Вас похоронят под землёй,

Вам не поставят статую!

Я отвечаю: Ой-ёй-ёй!..

И часть пишу десятую.

10

Без грима Греции и Рима,

В лесах, где клюквы пастила,

Сусанин быстрорастворимый

Одноконечно вёл дела.

По нашим кочкам и овражью,

Которых нет за рубежом,

В один конец он силу вражью

Водил огромным тиражом!

Была в нём оперная искра,

И пело всё его нутро!

Потом он растворялся быстро, -

Отсюда чайная "бистро"!

И, если в суд потащит пресса

Меня за эти чудеса,

Воткну ей миф про Геркулеса,

Который каша из овса!

Да, азиаты мы и скифы,

Но тайны, ведомые нам:

Приказ не гробить наши мифы,

Чужим завидуя штанам!

Сопровождая вражью силу,

Чьё имя было супостат,

Иван Сусанин пел красиво

И не сварился в супе дат!

Его не съели в этом супе,

Где дат наваристый бульон.

И не боится чёрта в ступе

Иван Сусанин всех времён!

Он растворится с быстротою,

Которой в жизни нет простой, -

И сотворится ровно с тою

Невероятной быстротой.

Он существует первозданно,

Поёт, подобно соловью,

Который голос Левитана

Включает в оперу свою!

Но Левитанов – круг не узкий,

Сусанин действует в лесах,

Где Левитан, художник русский,

Живёт, как звёзды в небесах.

Да, азиаты мы и скифы,

Но тайны, ведомые нам:

Приказ не гробить наши мифы,

Чужим завидуя штанам!

Штаны чужие знамениты,

И честно мы признать должны,

Что на Россию, как магниты,

Чужие действуют штаны!

И я в одиннадцатой части

Пошлю к Сусанину гонца –

Спросить: "Иван Сусанин, здрасьте,

С какого начинать конца?"

11

Свирепы сладкозвучные сирены, -

Чем слаще, тем свирепее они.

Не только из морской волны и пены

Звучат их песнопенья в наши дни.

Сирены – миф, но вечно современны,

Заманят и утопят!.. Слух заткни,

Как делал Одиссей, усвой привычки

Его ума, носи в ушах затычки,

Что в переносном смысле – не сомлей

От сладкозвучных воплей и соплей!

Сусанин всех времён владеет этим

Приёмом, и особенно отметим,

Что всякой пены он сдувает спесь,

Когда сирены скачут, как паяцы,

Поют - куда идти, кого бояться,

Кому сдаваться он обязан весь!

Иван Сусанин – первозданный опыт,

Его нельзя украсть, нельзя купить,

И сам кого угодно он утопит,

Когда его примчатся утопить!

Иван Сусанин на вопрос гонца,

С какого надо начинать конца,

Листает лес, листает семь небес

И достаёт скалистую страницу,

Где в море – две скалы (на Х и С!..)

Раздавят всех, но пропускают птицу, -

И тот проскочит здесь, кто птицы без

Не вычислит возможностей границу!

На птицу глядя, и проскочит он,

Кто будет Одиссеем всех времён!

Двенадцатая часть – рассказ о ней,

Способной превращать людей – в свиней.

О свинстве всех времён и наших дней.

12

В лесах морей, в морях лесов,

Где носят в переносном смысле

Напитки снов на коромысле

И вёдра жутких чудесов,

Часов, носов и голосов,

И мозг выносят из трусов

Идей, что без ведра повисли

Причинной связью катастроф,

Чьи строфы странствий не прокисли, -

Там осусанен Одиссей

И, всю историю просеяв,

Не будь ханжой, как фарисей,

А веселись душою всей,

Сусанина проодиссеяв!

Так веселится И.Бушмин,

Читатель мой – без кислых мин!

А с кислой миной на лице -

Концерт совсем в другом конце.

Цирцея – Циркуль Центрояда,

А циркуль вписывает в круг.

Сперва разбиться в щепки надо,

Потом начнётся круг услуг.

Цирцействуя под видом дамы

В лучах роскошного дворца,

Цирцея вытащит из ямы

Команду корабельной драмы,

Накормит плоть, взбодрит сердца –

Путём цирцейского винца!

Винцо забвенья – суть программы

"С какого начинать конца".

Как только Циркуль Центрояда

Вписал гостей в коварный круг

Цирцейских благ, исчезла вдруг

Вся память сытого отряда,

Вся память о стране своей

Пропала, с неба до корней

Вписалась в ноль! Того и надо –

Для превращения в свиней!

Их бьёт Цирцея, как скотину,

Гоня в свинарник, чтоб закрыл

На ключ он свинскую щетину

Со свинским хрюком свинских рыл.

Нет от Цирцеи панацеи.

Не пей забвения вино!

Вино забвения, оно

Визжит в свинарнике Цирцеи!..

Портретов рыл свиных – полно,

И знаменитых, и с усами

И с бородой!.. Иван Сусанин

Мне приказал давным-давно

Не пить забвения вино!

И я не пью, имея страсть

Попасть в тринадцатую часть!

Юнна Мориц

3 ч. · Москва ·5 октября

Иван Сусанин – хулиган

13

Сусанин всех времён, имея честь

Себя в небесном зеркале прочесть, -

Как мореход читает путь по звёздам, -

Не только в тёмный бор завёл врагов,

Набор патриотических долгов

Платя стране, где был Сусанин создан

И за неё погиб в лесу морозном.

Нет!.. Вынесло его из берегов

Поэтикой спасательных кругов, -

Особой энергетикой слогов!..

Иной читатель ищет с кислой миной

Во всём – вражду России с Украиной

И эту почву роет, как свинья, -

Напрасный труд, нароешь пуд вранья,

Нарытый пруд наполнишь дохлой рыбкой,

Но ты закусишь ею, а не я,

Не Одиссей с рассеянной улыбкой,

Плывущий под защитой звёзд, планет,

Где у Гомера (ясная холера!)

Вражды России с Украиной нет, -

Как на планетах, звёздах нет монет!..

Иной читатель, свинство презирая,

Забыл, что превращение в свинью –

Не первая кошмарность, а вторая.

Сперва забудешь родину свою,

Сперва – вино забвения, напиток,

Всю память вышибающий о том,

Что не бывает родины избыток!

А свиньями становятся потом,

Когда забудут сердце, голова

Слова – отечество и родина! Сперва –

Вино забвения!.. Причина – такова!

Сусанин всех времён и Одиссей,

Их чувство родины – энергия единства.

Когда заводишь двух таких друзей,

Их чувство родины – рецепт от самосвинства!

За чувство родины готов на свой манер

Страну сожрать свинарник цирцеяда.

Кто в чувство родины приводит? Спецбригада –

Иван Сусанин, Одиссей, Гомер.

Но свиньям – чувства родины не надо!

Как пишет Пушкин : "Больше ничего

Не выжмешь из рассказа моего".

…Но если буду весело светла,

Я кое-что достану из стола,

Сусанин там – сто тысяч лет в обед!

Всего России – двадцать с чем-то лет?

А кто нахрюкал этот свинский бред?..

Изменено пользователем Kseniy

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Юнна Мориц

20 сентябрь в 2:54 · Москва ·

Этим они знамениты

1

А что же всего интересней

После коктейлей Молотова,

Которые были песней

Майдана, враждой расколотого,

Где зомбики из госдепа,

Своих не щадя усилий,

Накачивали свирепо

Ненавистью к России?

А что же всего интересней

После таких накачек,

Которые были песней

Для русофобских скачек,

Для русофобской беси,

Где не щадя усилий,

Сжигали живьём в Одессе –

Из ненависти к России?

А что же всего интересней

В рукопожатной дерзости,

Которая стала песней

О нашей российской мерзости,

О том, что Россию надо

Карать, не щадя усилий,

Угробить исчадье ада,

Которое звать Россией?

А что же всего интересней?

Идущие напролом

Рукопожатные с песней,

Где кой-кого звали Хуйлом, -

Этим они знамениты,

Такая у них работа,

Но просят они защиты

У этого кой-кого-то:

Чтоб он горячо и страстно

Покончил с российским злом,

Которое не согласно

Его называть Хуйлом,

А всех не согласных с этим

Надо сливать во мрак

И напевать их детям,

Что лютый Россия враг!

2

У них двусторонняя тара

Со струнами – лира, гитара,

Теперь она с той стороны,

Где все они – голуби мира,

А ты – поджигатель войны!

У них двусторонние лица,

Одно – на затылке пылится,

Где нет никакой вины

За подлый концерт войны –

Против моей страны!

У них двусторонняя лира,

Теперь она с той стороны,

Которая требует мира,

Устроив концерт войны –

Против моей страны!

У них двусторонняя тара

Со струнами – лира, гитара,

Теперь она с той стороны,

Где все они – голуби мира,

А ты – поджигатель войны!

И голуби просят кошмара,

Чтоб санкций продолжилась кара,

Чтоб их двусторонняя тара

Со струнами – лира, гитара –

Озвучила гибель страны.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

то то я оСовела..))к вечеру.

Юнна Мориц

Я мудрая-премудрая,

Ax, я ужасно мудрая,

Я самая премудрая полярная сова,

И мама моя мудрая,

Ох, мудрая-премудрая,

Она ужасно мудрая полярная сова.

Летаю я летательно,

Скачу я кувыркательно

И бегаю скакательно,

По звёздам зная путь,

А жизнь так удивительна,

Она гремит гремительно,

Она звенит звенительно,

Бим-бомкает чуть-чуть!

Во тьме я очень зрячая,

Летучая,скакачая,

Вовсю хвостом рулячая,

По звёздам знаю путь,

И в море с ураганами,

С полярными туманами

Матросам с капитанами

Бим-бомкаю чуть-чуть!

Я просто изумительна,

Ни с кем я не сравнительна,

Смотри, как я храбрительна,

По звёздам зная путь!

Но самое, но главное -

Какие песни славные

Мечтательно, творительно

Бим-бомкаю чуть-чуть!

Юнна Мориц

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Александр Климов ЮнМориц уморительна,

стихийственно пленительна,

словесно сочинительна

и ветрено легка;

её читать приятственно

и сердцу не препятственно,

и к глазу по касательной

летит её строка...

ЮнМориц покорительна,

к сему дню применительна

и солнечно светительна,

как луч нехмурых утр;

и потому читательна

в фейсбуках обязательно,

и слог её летательно-

забористо-премудр.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Юнна Мориц

1 ч. · Москва ·

Подлость подлодки

"ГРажданское ОБщество" – бизнес-идея,

Имя её сокращённое – Гроб.

Гроб украинит Россию, балдея,

Платит за Гроб олигарх-филантроп!..

Граждане Гроба – мечта русофоба,

Гроб на майдане творит чудеса,

Там, как вулкан, извергается злоба, -

Чёрное пламя летит в небеса.

Камни, железо, бутылки напалма,

Скачут в Гробу поджигатели шин,

Крови полна гробовая купальня, -

Там подлецы достигают вершин!..

Запад приветствует Гроба геройство,

Ценности запада вложены в Гроб,

Главное – вложено Гробоустройство,

Чтобы угробил страну русофоб!

Гробоустройство – такая колодка,

Не в обувной глубине – в головной.

Гробоустройства подводная лодка –

Бизнес кровавый, с гражданской войной!

Запад приветствует подлость подлодки,

Имя её сокращённое – Гроб,

Там русофобы, как в бочке – селёдки,

Гробовладелец – большой филантроп!..

Я – Антигроб, колорад я и ватник,

Стихоужасной Поэтки портрет.

В данном я случае, как медвежатник,

Подлость подлодки вскрываю… Привет!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Найухоёмкие сигналы

Юнна Мориц

Это было напечатано в "Собеседнике" лет 10 назад таким мелким шрифтом, что я и прочесть не могла, и даже не сомневалась в том, что не прочёл никто. Однако недавно на мой сайт пришли письма с вопросом: где можно эти стихи найти?

Их можно теперь найти только здесь. В отличие от той публикации, я прилагаю к этим стихам "словарик". И благодарю всех, кто мне напомнил об этом цикле.

Юнна Мориц

Из цикла "Найухоёмкие сигналы"

Урона и Цилиса

(сабня)

Сырявый дыр господь послал Уроне.

И при заду малась, а дыр во тру держала.

Горжетка лисья тут тихохонько бежала

на цильих лапках, сладкие слова

она при этом из себя изображала.

Урона вороная вдруг заржала,

дыр выпал - с ним была горжетка такова!

Все задрожало и подорожало,

урон варёных требует Москва!

Артиллеристы мужества полны.

Мозгов утечка, из другой страны

Урона шлет приветы. Пусто в кроне,

где от горжетки лисья голова

с булыбочкой глядит потусторонне...

У этой сабни есть ромаль такая:

пирожное зовут Наполеон,

в отличие от Толика Барклая!

Йух знает что!..

Гдепутаты, дутапеты,

пупадуты, пудетаты

путатят тупо:

- Очух работать,

хочу ботарить и таборить

на благобла, гобла, гобла

ликапитазма, пикатализма,

такипализма! Очух свободы

и благососа, и (СОС!) стоянья

гобла, гоблаго! -

и тут как тута

себе кактут

жилую щаплодь, жопладь, щуплодь,

живьем улопать площадь жил,

задачник дач

и сдачу с дуче.

Но Йух какой-то посылает

найухоёмкие сигналы:

на север, йух, восток и запад:

"Йух знает что!.. Йух знает что!.."

Листопадло

Лапистод, полистад, пистолад,

стапидол, пилодаст, аподстил...

Сквозь осенний намут вспоминаю услад

твоих огненных буг. Я простил

ствоковар, ствозлодей, ствобезум,

ствокощун!

За окном - далистоп, падолист...

Я ищу тебя всюдло, я весь трепещу,

словно ветром оторванный Лист*.

...Дождепадло, намут непроглядный, тамун,

камнепадло в ущельях и с крыш. Листопадло.

За ним - снегопадло. Кому

ты, мое звездопадло, искришь?..

Куль минации

(мгновеники)

А я, говорит, культурная,

Культ урна я, культ урна я,

урна я культуры,

а ты - кто?..

А ты - эпизодчий.

Вот исполком и с полком

сгорел: с гор ел

куль минации!

Свет гаси - кидай гранату,

отросли отрасли,

делай заявление -

мол, я за явление

экспердизы главбуха,

датко он взятель.

Я тряп-тряп и состряпал

такой куль минации!

Главбух дал мне в ухо

на блюде наблюдателей -

такой эпизодчий!

Урну взял культуры

и с ней углавбухался

в Африку к Манделе.

Вышел я олух,

глух на три уха -

на боковое,

на лобовое,

на половое -

весь в проводах,

слушаю в коробочку.

Такой куль минации!

Сократ сократил бы,

да соком убился -

такие мгновеники...

С Л О В А Р И К

Н а й у х о ё м к и й – наиболее ёмкий для уха

С а б н я – басня

У р о н а – ворона, уронившая сырявый дыр

С ы р я в ы й д ы р – дырявый сыр

Ц и л и с а – лисица

Р о м а л ь – мораль

О ч у х – хочу

Б о т а р и т ь, т а б о р и т ь – работать

Л и к а п и т а з м, т а к и п а л и з м – капитализм

Л а п и с т о д, п о л и с т а д, п и с т о л а д, с т а п и д о л, п и л о д а с т, а п о д с т и л, л и с т о п а д л о – всё это листопад

Н а м у т – туман

Т а м у н – то же, что намут

Б у г – губ (родит. падеж)

С т в о к о в а р – коварство

С т в о з л о д е й – злодейство

С т в о б е з у м – безумство

С т в о к о щ у н – кощунство

М г н о в е н и к и – веники мгновений

Э п и з о д ч и й – зодчий эпизодов

И всё остальное – в том же ключе, изнутри вглядываясь…

в начало

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

БИОГРАФИЯ www.morits.owl.ru/stih/signal.htm

"И В ЧЁРНЫХ СПИСКАХ БЫЛО МНЕ СВЕТЛО..."

(очень краткая биография - по многочисленным просьбам)

Голыми цифрами дат, как правило, заколочены главные обстоятельства.

Родилась 2 июня 1937 года в Киеве. У отца было двойное высшее образование: инженерное и юридическое, он работал инженером на транспортных ветках. Мать закончила гимназию до революции, давала уроки французского, математики, работала на художественных промыслах, медсестрой в госпитале и кем придётся, даже дровосеком.

В год моего рождения арестовали отца по клеветническому доносу, через несколько пыточных месяцев сочли его невиновным, он вернулся, но стал быстро слепнуть. Слепота моего отца оказала чрезвычайное влияние на развитие моего внутреннего зрения.

В 1941-45 годах мать, отец, старшая сестра и я жили в Челябинске, отец работал на военном заводе.

В 1954 году я закончила школу в Киеве и поступила на заочное отделение филологического факультета.

В 1955-ом поступила на дневное отделение поэзии Литературного института в Москве и закончила его в 1961 году.

Летом - осенью 1956 года на ледоколе "Седов" я плавала по Арктике и была на множестве зимовок, в том числе и на Мысе Желания, что на Новой Земле, в районе которой испытывали "не мирный атом". Люди Арктики, зимовщики, лётчики, моряки, их образ жизни, труд (в том числе и научный), законы арктического сообщества повлияли так сильно на мою 19-летнюю личность, что меня очень быстро исключили из Литинститута за "нарастание нездоровых настроений в творчестве" и напечатали огромную разгромную статью в "Известиях" за подписью В.Журавлёва, который позже прославился тем, что в тех же "Известиях" напечатал стихи Анны Ахматовой, подписав их своим именем и внеся в них мелкую правку.

В 1961 году вышла моя первая книга в Москве "Мыс Желания" (никаких романтических "желаний"!.. чисто географическое название мыса на Новой Земле), - книгу пробил в печать Николай Тихонов, когда в очередной раз меня обвинили в том, что я - не наш, не советский поэт, чей талант особенно вреден, поскольку сильно и ярко воздействует на читателя в духе запада.

Моя вторая книга "Лоза" вышла в Москве через 9 лет, в 1970 году, поскольку я попала в "чёрные списки" за стихи "Памяти Тициана Табидзе", написанные в 1962-ом. Убеждена, что все "чёрные списки" по ведомству литературы, всегда и сейчас, сочиняются одними писателями против других, потому что репрессии - очень доходное дело.

Благодаря тому, что мои стихи для детей никому ещё не были известны и поэтому не попали под запрет, я смогла напечатать в 1963 году куст стихотворений для детей в журнале "Юность", где по этому случаю возникла рубрика "Для младших братьев и сестёр". Читатель мгновенно мне заплатил люблями.

Занимаясь поэтикой личности, языков изобразительного искусства и философией поэтского мира, я получила тогда огромное наслаждение от того, что "чёрные списки" так светло рассиялись и только расширили круг люблёвых читателей.

С 1970 по 1990 год я издала книги лирики: "Лоза", "Суровой нитью", "При свете жизни", "Третий глаз", "Избранное", "Синий огонь", "На этом береге высоком", "В логове голоса". После этого 10 лет не издавалась.

"Лицо"(2000), "Таким образом"(2000,2001), "По закону - привет почтальону"(2005, 2006) вышли с включением в содержание страниц моей графики и живописи, которые не являются иллюстрациями, это - такие стихи, на таком языке.

Долгие годы меня не выпускали за рубеж, несмотря на сотни приглашений от международных фестивалей поэзии, форумов, университетов и СМИ, - боялись, что я сбегу и тем испорчу международные отношения. Но всё же года с 85-го у меня были авторские вечера на всех знаменитых международных фестивалях поэзии в Лондоне, в Кембридже, Роттердаме, Торронто, Филадельфии. Стихи переведены на все главные европейские языки, также на японский, турецкий, китайский.

Теперь те, кто боялись, что я сбегу, - боятся, что я не сбегу, а напишу ещё не одну "Звезду Сербости". И пусть боятся!..

В "Известиях", а следом и в других печорганах, проскочила неряшливая заметка, где меня обозвали лауреатом Госпремии и за эту ошибку не извинились перед читателями. Премии мои таковы: "Золотая роза" (Италия), "Триумф" (Россия), премия имени А.Д. Сахарова (Россия).

Мои дальние предки пришли в Россию из Испании, по дороге они жили в Германии.

Я верую в Творца Вселенных, в безначальность и бесконечность, в бессмертие души. Никогда не была атеистом и никогда не была членом какой-либо из религиозных общин.

Множество сайтов, публикующих списки масонов России, оказали мне честь быть в этих списках. Но я - не масон.

* * *

И в чёрных списках было мне светло,

И в одиночестве мне было многодетно,

В квадрате чёрном Ангела крыло

Мне выбелило воздух разноцветно.

Глубокие старухи, старики

Мне виделись не возрастом отвратным,

А той глубокостью, чьи глуби глубоки -

Как знанье тайное, где свет подобен пятнам.

Из пятен света попадая в пятна тьмы,

Я покрывалась воздуха глазами,

Читая незабвенные псалмы

По книге звёздной, чьи глаза над нами.

Волнами сквозь меня, светясь, текло

Пространство ритмов, что гораздо глубже окон.

И в чёрных списках было мне светло,

И многолюдно в одиночестве глубоком.

10 марта

2006

Изменено пользователем Kseniy

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

НЕ ДЛЯ ПЕЧАТИ

ЮННА МОРИЦ

С Д Н Ё М И Д И О Т А !

Новые люди без прошлого,

Куклы большого полёта.

С праздником ужаса пошлого!

С Д н ё м И д и о т а !

Прошлое – вредная штука,

Всё начинаем с нуля.

Детям о прошлом – ни звука,

Чтобы росла потребля.

Прошлое есть у народов,

Прошлое есть у планет, –

Только у редких уродов

Прошлого нет!

Прошлого гибель оплачена

Куклой большого полёта.

Прошлое – всякая всячина.

С Д н ё м И д и о т а !

Новые люди без прошлого,

Куклы с осколками глаз,

Гении ужаса пошлого –

Наш атакующий класс.

Всё начинается заново,

Всё повторяется вновь –

Кланово, кукольно, планово

Вытравить прошлого кровь.

Новые люди без прошлого,

Куклы большого полёта.

С праздником ужаса пошлого!

С Д н ё м И д и о т а !

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

***

Наклонись, я шепну тебе что-то,

И легко тебе станет, легко, -

Мне по жизни положена льгота

На чужое подуть молоко,

На чужие кошмары и страхи,

На тревоги чужой кипяток,

На тоску человеческой птахи

В проводах, где колотится ток.

Я шепну тебе что-то такое,

Что одна лишь природа поймёт. -

Я тебя не оставлю в покое

Попивать смертолюбия мёд.

Мне по жизни положена льгота

Не бояться ни мыслей, ни слов.

Наклонись, я шепну тебе что-то

Глазом, вечно открытым для снов.

Есть такие наивные вещи

И такие глазные слова,

Что от них разжимаются клещи -

И душа оживает сама...

Из книги "По закону - привет почтальону"

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Юнна Мориц

6 ч. · Москва ·

СЕНТЯБРЬ

Этот сад одинокий, он слышал о нас,

Потому что он тянется к нам,

И не он ли в дождливые окна сейчас

Окликает нас по именам?

Не хозяева мы, не владельцы его -

Просто странники осени этой.

Сад не просит от нас, как и мы от него,

Ничего, кроме слова и света.

За кустами малин - глина влажных долин,

Заторможенный клен у пригорка.

Солнце - бледное, как недожаренный блин,-

Где его золотистая корка?

Засыпаю в дожде, просыпаюсь во мгле,

На прохладе тетрадь раскрываю.

Влажный сад шелестит у меня на столе

И диктует все то, что скрываю

От тебя, от самой от себя, от всего,

Полюбившего осень, как лето.

Сад не просит от нас, как и мы от него,

Ничего, кроме слова и света.

Юнна Мориц

* * *

За окнами рассвет, деревья сентября,

Там живопись висит, листвой шумят полотна,

В полотнах – птичий свист, и воздух серебря,

Сверкают слитки туч, ворочаясь полётно.

Скажи, какой Кузьма освоил стиль письма,

Где ветер, воробей, и кошка, и собака

Шныряют, как хотят, а живопись весьма

Похожа на мультфильм, и критик скажет: бяка!

В компьютере такой используют приём,

Там книги с беготнёй, там бегает Каштанка,

Там бегают глаза! Но здесь, в окне моём, -

Дыхания объём, и это – не обманка!

Дыхания объём – с изнанки и с лица,

А не портрет листвы с одышкой репетиций.

За окнами рассвет и живопись Творца,

Где птица – из яйца, которое – из птицы.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Юнна Мориц

4 ч. · Москва ·

Световодство

Световодство – божий дар,

Световодны небосводы,

Свет разводят световоды,

Где земной летает шар.

Световоды высших сил

Световодствуют однако

Днём и ночью!.. Нету мрака,

Где бы свет не моросил.

Световодная звезда –

Путь рождественского чуда,

Вся поэзия – оттуда,

Из небесного гнезда.

Световодное зерно –

Это путь пречистый хлеба:

Дно, темно, сквозь почву – в небо.

Вся поэзия – оно!..

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Юнна Мориц

4 ч. · Москва ·

Живопись

Ни единого зрачка,

Из глазниц сияет синь,

Два небесных родничка,

Остальное – линий длинь!..

Нас читает наизусть

Эта прелесть, эта грусть,

Очень синяя сиянь, -

Глянь, какая модильянь!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В прохладе утренней, где дышится так сладко,

Глазами обрастаю, как листвой,

А в небесах воздухоплавает лошадка —

Такое облако и облик столь живой,

Из обольстительных и тающих материй,

Из капель, дуновений и лучей.

Вмиг растворясь, – такой прозрачной стать потерей,

Не воскрешаемой из груды мелочей!..

Люблю я это превратительное дело,

Не глядя под ноги, глядеть на облака,

Где, превращаясь в превратительное тело,

Исчезновений возвращается река.

Юнна Мориц

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Екатерина Маликова

27 сентября 2014 в 23:48

ОЗДОРОВИТЕЛЬНАЯ КАМПАНИЯ

Чтение книг вызывает наркотическую зависимость.

Книги - причина многих смертельных болезней.

Оградите детей от книжного дыма.

Читайте книги в специальных для этого местах.

Читая книги, вы подвергаете опасности окружающих.

Требуйте в самолётах и ресторанах

Посадочные места для нечитающих книги.

Излечиваем от чтения книг за один сеанс.

Отворот от чтения книг. Потомственный маг.

Издание книг - под контроль

пищевых и лекарственных стандартов.

Не читайте книг во время беременности.

От читающих книги рождаются

неполноценные дети.

Чтение книг - причина мутаций и многих

наследственных заболеваний.

Рецедивы чтения книг опасны для общества.

Чтение книг - заразно!

В виде особого исключения, безнадёжно больным

разрешается чтение книг по рецепту врача.

К 2015 году страна избавится окончательно

от болезненной страсти к чтению книг.

Наркотики слабой и средней тяжести

менее опасны ,чем пристрастие к чтению.

Только у нас - карамель и пластырь,

помогающие от чтения книг.

Только наш в пакетиках "Сладкий сон"

помогает от чтения книг на ночь.

Никогда не читайте книг

на ночь и натощак.

Вступайте в ДОК -

в Добровольное Общество Книгофобов.

Вам помогут опытные специалисты

Международного класса,

с дипломами самых престижных университетов.

Берегите своё здоровье, избавляйтесь

от вредных привычек.

Если тяга к чтению неодолима,

вам помогут в стационаре, -

круглосуточное дежурство хирургов,

лазерная методика удаления прочитанных книг.

Лечитесь! В России так много читали,

потому что не было колбасы!

моя любимая Юнна Мориц

ПоделитьсяПожаловаться

1 комментарий

Юнна Мориц

Екатерина, - спасибо! Поместила на своей странице в Фейсбуке со ссылкой на Ваш блог )))

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Сейчасно

Россию любить не модно,

Не выгодно и опасно.

Но честно и благородно –

Россию любить сейчасно.

Когда она будет в моде, -

Полюбит её отродье,

Которое ей от злости

Сейчасно ломает кости!..

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Юнна Мориц - единственный русский поэт, который сегодня пишет слово Читатель с большой буквы и которому - платит "люблями" этот Читатель, очень недетский и очень детский, от 5-ти до 500 лет.

В ее книгах "Лицо", "Таким образом", "По закону - привет почтальону", "Рассказы о чудесном" - еще и сотни авторских рисунков, которые - "такая поэзия и такая проза на таком языке". Эти рисунки читать - отдельная песня: называется "Уходя, не выключайте свет совести".

Автор "Ежика резинового" и "Большого секрета для маленькой компании" при всех режимах в "черных списках". Не совпадает ни с какой "генеральной линией". Очень художественно раздражает их своим "лица необщим выраженьем". Книги не издают лет по десять, а Читатель ее не исчезает, а множится и молодеет, - такая вот прекрасная тайна "ужасного" поэта, который себя называет Поэткой (её словцо!): "Поэтов делю на хорошеньких,/ Хороших и очень хороших./ Хорошенькие - в цветочек,/ В полосочку и в горошек.// (…) А я - совсем не хорошенькая/ И, вообще, Поэтка./ Поэтка - и больше некому/ Носить это имя, детка!.."

Юнна Петровна, этим летом болельщикам хватало поводов для огорчений и радостей: футбольный чемпионат Европы, потом Олимпиада. Следили вы за ними - хоть краем глаза?

Юнна Мориц: Олимпиада и все яркие спортивные зрелища - это часть культуры, у которой своя философия, живопись, драма, трагедия, первобытный восторг, интрига, пластика, подлость, обманка, политика, и плюс к тому в древнегреческой мифологии Гармония - сводная сестра Страха и Ужаса. Естественно, я ныряю в такие события.

Вас не зацепило: едва ли не все спортсмены, снявшиеся в клипах к этим Играм, пролетели мимо "золота", - начиная с нашей надежды, прыгуньи Исинбаевой. А еще телезрителей изводили певцом Шнуром с рекламой верного средства от импотенции. Это главная болезнь болельщиков? Или знак времени - эпидемия импотенции?

Юнна Мориц: Спортсмены пусть в рекламе снимаются, им деньги нужны - травмы лечить, у них бесконечные операции, многие живут с постоянной болью.

Исинбаева гениальна в любой ситуации, даже в отчаянно жалкой для постороннего взгляда. Но мой взгляд - не посторонний. И дело тут не только в её великолепных рекордах, никем не побитых, а в её уникальной личности, в той Гармонии, которая - сестра Страха и Ужаса.

Знак времени - не эпидемия импотенции, а зверская реклама средств от этой "эпидемии". Такая зверская реклама способна превратить в импотентов кучу народа.

От Олимпиад и прочих крупных событий - по всему миру идут патриотические вибрации. Даже у нас крики "пора валить из этой страны" затихают. Но ненадолго. Долго без них "продвинутой общественности" никак. Вот откуда (вашими словами) это "презрение к Москве, которое сегодня стало модой"? Отчего у нас неловко говорить о любви к своей стране, зато прилично - "сдать на убой любой говнюшке иностранной отечественный ум, достоинство и честь"?

Юнна Мориц: Вся продукция Голливуда насыщена патриотизмом. И самокритика этого патриотизма ещё сильней фонтанирует патриотизмом. Я другой такой страны не знаю, где так злокачественно возненавидели патриотизм, как в России.

Я никогда не продвигаюсь туда, куда продвигается "продвинутая общественность". У меня совсем другие цели и средства, совсем другие "правила приличия": "В приличном обществе, где неприлично быть Россией?.. В этом обществе отличном?.. Нет, лучше в обществе я буду неприличном".

"Пора валить отсюда" - вульгарный шантаж в упаковке агитпропского лозунга. Достойные люди уезжают без лозунгов. Уехало много моих друзей, здесь они не могли издаваться, попадали под запрет, учёные не могли найти достойную работу, но при этом они не вопили, что "пора отсюда валить".

Сейчас признак хорошего тона - сладострастно топтать все советское. Вы ведь тоже могли бы записаться в "жертвы режима" - отчего же не записываетесь? Отчего вас больше волнуют "новые люди без прошлого, куклы большого полёта", для которых главное - "детям о прошлом - ни звука, чтобы росла потребля"?

Юнна Мориц: "Всё советское" истязают сладострастно, потому что за это платят со всех сторон и втыкают России грандиозные иски за "оккупацию", обтирая о Россию подмётки сапог, с которых густо капает кровь "демократических операций" стран ГОВНАТО (да, я - автор этого словца!).

Быть "жертвой режима" - это не мой жанр, ни при каких обстоятельствах.

Не досадно наблюдать, как наши кинематографисты под модный канон о проклятом прошлом штампуют "историческую" халтуру, в которой люди советских времен - лишь роботы и идиоты. Рассчитывают лишь на зрителей с двумя извилинами и лозунгами вместо мозгов?

Юнна Мориц: Нынешнее кино о "проклятом прошлом" никогда не смотрю, это - вульгарная агитпропская заказуха, точно такая же, как демонизация "всего советского". Занятие это - ядовитое, боевое отравляющее вещество, точно такое же, как агитпропское воспевание "всего советского". Не равен человек режиму, искусство не равно режиму, культура не равна режиму, наука не равна режиму - нигде и никогда.

А "идиоты и роботы" - их во всех странах полным-полно. Однако, только из них лепят сегодня идиотское лицо "всего советского народа", пожирая плоды его труда, таланта и ума.

Вы замечательно пишете о нашем перелете "с Гулага каторги - на роскоши Гулаг" (где "в полном шоколаде ходят потребляди", а "олигархов нельзя отличить от моральных олигонов"). А все же: естественней для нас мечта о "справедливости" - или закон "кто урвал, тот и прав"? Гоголь, сами сказали, трубку не берет - вот и спрашиваю у вас.

Юнна Мориц: У меня в цикле "Не для печати" есть стихотворение с рефреном: "Зона уголовная стала политической, Зона политическая стала уголовной".

У каждой зоны - своё "понятие" справедливости. Бандит, который ограбил, изнасиловал, убил и смылся, справедливо считает, что "жизнь удалась!" Слово "справедливость" стало посмешищем, а "совесть "- это последняя стадия маразма, таков наш "общественный договор".

А Гоголь трубку не берёт, когда его просят выйти в знак протеста и совершить переворот. Переворот - уголовное преступление. Гоголь - не уголовник.

Но на Болотную же созывают - вроде бы ради высшей справедливости? Что меня смущает: те, кто "созывает", ни в чем не сомневаются, все знают наперед и не терпят инакомыслия. А за что вы не жалуете "либералов"?

Юнна Мориц: Об этом есть у меня в цикле "Не для печати" стихотворение "Вид сверху", вот из него цитата: "Диктатура либералов, тирания либералов,/ Озверели комиссары либеральных идеалов, -/ Что-то в зверстве либералов есть от беломор-каналов,/ Что-то в зверстве либералов есть от пыточных подвалов.// Диктатура либералов, тирания либералов,/ Либеральное гестапо: кто не с ними - тот нигде!../ Что-то в зверстве либералов есть от лагерных амбалов,/ Крокодилов креативных, эффективных в той среде.// Диктатура либералов, тирания либералов,/ Их кричалки, обещалки растерзательных расправ, -/ Что-то в зверстве либералов есть от пыточных подвалов,/ Где с Россией разберутся, шкуру заживо содрав".

90-е для вас - время "буржуйского жуйского бура, бандитских апостолов", "библии бабла". Для записных манифестантов - это время либеральных свобод. Приоритеты не совпадают - не оттого же, что вы 10 лет, как раз в 90-е, не издавались?

Юнна Мориц: 10 лет не издавалась не только в 90-е, я всегда была в чёрных списках разной свежести. Но моя краткая автобиография называется "И в чёрных списках было мне светло", - что и есть чистейшая правда. "Я десять лет не издавала книг,/ но не рыдала, что "сижу в опале"./ В какой опале, если ни на миг/ ни я, ни мой читатель не пропали?!."

На меня абсолютно не действуют репрессивные методы, издают - не издают - дают - не дают, это все дождь - ветер - снег - погода. При любой погоде работаю очень много и с превеликой благодарностью за такую благодать.

Наши приоритеты не совпадают, потому что мне никак нельзя навязать никакую респектабельную какашку.

За эту нелюбовь к "либералам" вас рвутся записать в свои ряды оголтелые почвенники, державники. А вы и не с ними. С кем вы, мастер культуры? А вы "поэт в чистом виде, парите в облаках". Почему - ни с теми, ни с этими?

Юнна Мориц: Вы говорите "оголтелые почвенники, державники", а разве "либералы" не такие же "оголтелые"? Никогда никто, ни те, ни эти, не запишут меня в свои ряды. Мои ряды - это мой Читатель, и только! Я никогда не выберу ни Болотную, ни Поклонную, а выберу своего Читателя, который всегда мне верен, при всех режимах, и которому я верна в безграничном пространстве времён, такая у нас взаимность.

Как сегодня решают литераторы вековой вопрос о "художнике и власти"? Вы написали как-то: "А на кой мне такой писсоюз?". Может, нужен писсоюз поавторитетней?

Юнна Мориц: Лет 20 ни в каких мероприятиях писсоюза не участвую, лет 50 плачу писсоюзу членские взносы, никогда никакие "вековые вопросы" там не обсуждаю, эти вопросы я обсуждаю с Пушкиным, Лермонтовым, Львом Толстым, Андреем Платоновым, Данте, Шекспиром, Овидием, - полный список здесь не поместится. К этой компании власть всегда относилась плохо или плоховато, могла бы и лучше, но это в конечном итоге не имеет никакого значения.

Помните шутливое видео на открытии Олимпиады - "королева Елизавета" с парашютом прыгает из вертолета над стадионом. Королева не так проста, без ритуалов не подойдешь, не поглумишься безнаказанно. Но вот же - позволяет и улыбнуться над собой. А у нас даже мельчайший чиновник - одни надутые щеки. Может, и в этом наша беда - чиновники иронии боятся (про самоиронию и вовсе молчу)?

Юнна Мориц: С иронией и самоиронией в русской культуре, литературе всегда было всё преотлично, у нас в этом смысле вся русская классика - просто гениальная.

Зачем же Английскую королеву, которую к олимпиадному "выходу" готовили стилисты экстракласса, сравнивать с нашими чиновниками, которые хуже выглядят? Одна из российских бед - не страх перед иронией-самоиронией, а страх, что вся Россия и всё российское человечество выглядит хуже Английской королевы.

А сливки общества, от которых вас тошнит, - это кто? Помню, банкир Авен вступил с писателем Прилепиным в открытую переписку, объяснив: писатель оттого смотрит кисло на богатых, что сам неудачник, зарабатывать не умеет. Я не про Прилепина, а про эту логику: умен лишь тот, кто деньги гребет. А вы зарабатывать умеете? Или тоже "богатым завидуете"?

Юнна Мориц: "Меня от сливок общества тошнит, В особенности от культурных сливок, От сливок, взбитых сливками культуры Для сливок общества…" - с предельной точностью о том, от каких именно "сливок общества" меня тошнит… А представления знаменитого банкира Авена о неудачниках - тема увлекательная, однако ещё более увлекательная тема всей мировой литературы - биография богатства, его происхождение. Конечно, Ван-Гог, Модильяни - жуткие "неудачники", но я не уверена, что они завидуют тем, кто способен покупать их картины по заоблачным ценам.

Умею ли я зарабатывать? Да, я умею зарабатывать уважение, любовь и благодарность читателей. Такая работа - чистая благодать и великое богатство смыслов, среди которых нет никаких причин для зависти к богатым. Очень многие думают, что все умирают от зависти к их бешеным успехам, но такое думанье - "омут, где черти водятся".

Руководители, чьи дети столкнулись со школьным ЕГЭ, вдруг усомнились: нет, что-то с этим ЕГЭ не то. У вас-то сомнений нет - когда вы пишете, "что не зальёт печатня денег рус. лит-ру в детские мозги". Что вы думаете о наших школьных реформах?

Юнна Мориц: У нас было прекрасное школьное образование. Но его колонизировали по принципу "нам так много этого не надо". Теперь доступ к достойному образованию для малоимущих закрыт, посторонним вход запрещён.

С чего, по-вашему, начинается "колонизация российского сознания"? Вы против бомбежек Сербии, вы за осужденного американцами Бута, вам жаль, что страна не так сильна, чтоб защитить своего гражданина и помешать демократическим бомбежкам. За такие взгляды "продвинутые и креативные" любого спишут в ретрограды. Почему?

Юнна Мориц: Колонизация российского сознания начинается с нечеловеческой ненависти к нашей истории, культуре, литературе, искусству, к российскому человечеству, к русскому языку. Многие "продвинутые и креативные" уверены, что угробив "такие мелочи", они войдут в золотой миллиард, их примет в свои объятья Европа, Америка, далее - везде.

Я - "чистая лирика Сопротивления", и мне "фиолетово", в какие ряды каких "ретроградов" меня запишут те самые типы деятелей, которые при советской власти меня записали в ряды "чужих и чуждых". Те же самые типы при советской власти вопили, что я - "антирусская", теперь вопят, что я - "антиамериканская".

Пока мы тут разговаривали, все "приличные люди" подались в "пусьриоты". По случаю известного скандала многие цитируют вашего "Узника совести". Написан он еще в марте, не по этому поводу, но очень уж созвучен. "Свободы мода - гадить в храм, На труп мочиться, уповая, Что это - никакой не срам, А роскошь, слава мировая! И если вдруг посмеет тварь Тебя судить, так нет сомнений: Ты - узник совести, бунтарь, Герой войны, искусства гений"... Что для вас - эта "пусьриотическая" история?

Юнна Мориц: Кощунство в Храме? Это - террор в упаковке "ненасильственных действий", но для меня очевидно, что это - насилие. Так терроризируют в историческом быту не только отдельных людей, но и целые страны, порой доводя до самоубийства. Как относиться к этому? Без ужаса и страха. Создать движение Сопротивления психологическому террору. В России найдутся умы и таланты не слабее Шарпа, который сотворил учебник этого "ненасильственного протеста", а по сути - этого террора, цель которого - государственные перевороты путём раскола гражданского общества и гражданской войны. Однако, я бы этих "деятелей кощунства" немедленно выпустила из тюрьмы, - тюрьмой такое не лечится.

Как вы отнеслись к популярности и коммерческому успеху проекта "Гражданин поэт" Дмитрия Быкова и Михаила Ефремова? Отчего было не "раскрутить" так же вашу "Звезду сербости" - аудитория немного другая, но явно - широчайшая. Может, просто продюсера не нашлось?

Юнна Мориц: Коммерческий успех Быкова и Ефремова - мероприятие для "Жиртреста", тут без продюсера, спонсора и спецэффектов никак нельзя. Таким путём ходят в "Жиртрест", это такой жанр - ожирение.

Моя поэма "Звезда сербости" написана бесплатно, за так, за любовь к русской литературе, которая всё ещё способна на такой поэтский поступок. Могла ли я извлечь из этой поэмы какую-то выгоду? Такая чудовищная идея несовместима с моей природой. Кстати, Быков под видом "диспута" примчался в Интернет и много дней подряд обзывал эту поэму "антиамериканской" (такой вот был у него на меня пламенный донос "прогрессивной общественности"!). А его единоверцы дружно объявили меня "выжившей из ума, больной на голову", ссылаясь на мой почтенный возраст (у них там такая "культурная, креативная среда!"), особенно "образованные" из этой среды объявили меня "ужасным, кошмарным, бездарным" поэтом, который всё ещё жив, к их глубокому сожалению. Одной из учениц Быкова из МГИМО я даже дала интервью для "Новой газеты", где она всё время хотела узнать, не может ли талант умереть раньше, чем сам человек. Я, конечно, ей открыла страшную тайну: человек умирает, а талант его остаётся и долго, иногда очень долго живёт.

И всё это вместе взятое - огромный успех и огромное богатство для тех читателей, которые знают, о чём я здесь говорю.

Интернет для вас - территория "свободы слова"? "Яд исцеляет только при свете разума" - но в Сети как раз "светом разума" ощущают себя орды хамовитых (и чаще анонимных) невежд. А дальше их крики-вопли слагаются в рейтинги и превращаются в "общественное мнение". Я, может, утрирую, и все же - не страшно?

Юнна Мориц: Я видела в том и в этом тысячелетии столько сфабрикованных "общественных мнений", что мне безразлично, сколько ещё фабрик их сфабрикуют. Моему Читателю эти "мнения" не запудрят мозги.

Ваш читатель, между прочим, не только в облаках, - по магазинам ходит, прозой озабочен. А вы - не хотели бы обзавестить какой-нибудь сумочкой "Биркин" (круто же)? Вас не волнуют - модные штучки, бренды из бутиков?

Юнна Мориц: Я умею носить самые обыкновенные вещи лет по 300, и это - всегда свежо, как ветка сирени.

- Свеж, сочен и язык ваших стихов. Внезапные мглупости, любли, гдетство, гдерево, гденьги, кастрюлька-ядоварка. И язык интернетский аукнулся - "жуткая боль, Леонардо, выпей йаду!". Но встречаются и словечки ненормативные. "Очень Моника любила…" (это про Монику Левински). От избытка чувств "материтесь"?

Юнна Мориц: Я вообще никогда не "матерюсь", - как поэты, чья слава нынче держится только на мате. В моей поэзии крайне мало "ненормативной лексики", её должно быть намного больше, но мне больше не надо.

Скажите, а как вас занесло когда-то в Арктику? Чем так сильно (вы писали) повлияли на вас те времена, те люди?

Юнна Мориц: В Арктике я плавала летом 1956 года на ледокольном пароходе "Седов", было мне 19 лет. Я никогда не забываю людей той Арктики, где я видела совсем другой образ жизни, не материковый, без никаких магазинов, улиц, кинотеатров, там жизнь зависела от радистов, от радиации, навигации, авиации, ледовой разведки, там космос - внутри человека. В зеркале Арктики видно, кто ты есть и какова цена твоей личности, твоих поступков, твоего ума и таланта быть человеком. Чувство Арктики - это подарок судьбы, особенно в 19 лет, это - божественное богатство и морозоустойчивость к "общественным мнениям".

Свобода Чарли Чаплина

В мою свободу вкраплена!..

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Юнна Мориц

4 ч. · Москва · 8 октября 2014г.

х х х

Русский север не серого цвета.

Серебристый, серебряный свет

Заливает сокровище это,

В русском севере – серости нет.

Солнце белое там серебрится,

Белый день серебрится, когда

Серебрится в бинокле страница,

Где плыву я в развалинах льда.

Нету серости там и впомине.

Будни серые – в той пестроте,

Не бывает которой на льдине.

Серость – в пёстрой она суете.

Серый день – это пёстрое дело,

Болтовня, беготня и стряпня

Страхов, нету которым предела

В пёстрой серости серого дня.

Русский север огромно бесстрашен, -

И другого там выхода нет!..

Цветом серости он не окрашен,

Там – небесно серебряный свет.

Изменено пользователем Kseniy

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Юнна Мориц

4 ч. · Москва ·8 октября 2014г.

Карикатурщики

Литература, опера, скульптура,

Архитектура, живопись, кино, -

Их поиметь пришла карикатура,

Карикатурщик – самое оно!

И даже не пародии фактура,

Где бьют фонтаны острого ума, -

Нет, пошлая пришла карикатура,

Бездарной злобы яростная тьма!

Карикатурой быть должна – и только,

Карикатурно – более никак

Должна Россия выглядеть, помойка,

Карикатурный мрак и вурдалак.

Структурой, конъюнктурой, арматурой

Всё схвачено на западе давно:

Россия быть должна карикатурой

В любом искусстве – топором на дно!

И все карикатурщики России,

И все карикатурщицы вокруг

В карикатурных позах оросили

Карикатурный круг своих услуг.

Карикатурно скачет эта мебель –

Вранья карикатурный гарнитур.

Но ни один российский корень, стебель

Страну не сдаст шпане карикатур.

Свою карикатурщину состряпав,

Визжат карикатурцы, как пила.

И всех карикатурнее сатрапов –

Карикатурцы с "Библией Бабла"!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Юнна Мориц

5 ч. · Москва ·

Абсолют

За гранью снов, где струны катастроф

Играют музыку не связей, не причин, -

Там ни на чём висят картины слов,

Которые мы шепчем и кричим,

В картинах слов мерцательно дыша,

Как дышат звёзды сквозь глубокий мрак,

Чья тайна ни плоха, ни хороша:

Знак качества – всегда торговый знак,

Он невозможен там, где абсолют,

Который знаков качества лишён.

Но абсолюта праздничный салют –

Отец и мать, звезда над малышом,

Который абсолюта Рождество,

И в яслях абсолюта, весь лучась,

Он абсолютно знает, что его

Душа бессмертна, как бессмертна связь

С душой бессмертной матери, отца,

Которые вольются в абсолют,

Где нету знаков качества!.. Купца

И продавца там нет, монет, валют.

Там ни на чём висят картины слов,

Там абсолютно никаких углов,

Узлов, полов и письменных столов,

Там – абсолютный дух, и он – здоров!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Юнна Мориц "ДУША"

3 ч. · 8 октября 2014г.

ПУТЕВОДНАЯ ЗВЕЗДА

Кто так светится? Душа.

Кто ее зажег?

Детский лепет, нежный трепет,

Маковый лужок.

Кто так мечется? Душа.

Кто ее обжег?

Смерч летящий, бич свистящий,

Ледяной дружок.

Кто там со свечой? Душа.

Кто вокруг стола?

Один моряк, один рыбак

Из ее села.

Кто там на небе? Душа.

Почему не здесь?

Возвратилась к бабкам, дедкам

И рассказывает предкам

Всё как есть.

А они ей говорят:- Не беда.

Не тоскуй ты по ногам и рукам.

Ты зато теперь - душа, ты - звезда

Всем на свете морякам, рыбакам.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

ТАКИМ ОБРАЗОМ

Край облака звёздами вышит.

Сердца сокрушая святош,

Татьяна Онегину пишет,

Компьютер у ней «Макинтош»,

На раме его монитора

Надкушен соблазна портрет —

То яблочко змея и вора,

Тот плод, на котором запрет.

Онегин на лошади мчится,

Компьютер его – поумней,

Он – денди, он – та ещё птица,

Он сбрендил от желчных камней.

А Пушкин лежит на диване,

Компьютер его – в лопухах,

Туда и диктует он няне

Роман гениальный в стихах.

Он Тане сваял генерала,

Как собственной, кстати, жене, —

Кому-то покажется мало,

Онегину – хватит вполне,

С компьютером «Пентиум Третий»

Он выглядеть будет ослом,

В малиновом встретив берете

Татьяну с испанским послом.

Вернёт ему свежесть волнений

Нажим на сердечную мышь,

Но лишний Онегин Евгений —

Одна из поехавших крыш.

А Пушкин лежит на диване,

Компьютер его – в лопухах,

Туда и диктует он няне

Роман гениальный в стихах.

Он дедушку любит Крылова,

Который, как девушка, чист,

Когда засыпает в столовой,

Свистя, как бродячий артист.

В квартире Крылова нечисто,

И в сале его седина,

Где бегает мышка для свиста

Вещиц, не имеющих дна.

У Пушкина плохо с деньгами,

Крылов изучает латынь,

Онегин украшен рогами, —

Такой вот компьютер гордынь!

Что Бродский, Довлатов, Овидий?!.

Европа их видела, да.

А Пушкина Лондон не видел,

Не видел Париж никогда.

Народы садятся в карету,

Чтоб где-то на западе слезть,

А Пушкина нету и нету

В Европе, где все уже есть.

А Пушкин лежит на диване,

Компьютер его – в лопухах,

Туда и диктует он няне

Роман гениальный в стихах.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

П У Ш К И Н С К А Я "О С Е Н Ь"

I

Родители рыдают в Интернете,

Что Пушкин устарел, учитель строг

И требует, чтоб выучили дети

Стихи, где восемь устаревших строк.

"Очей очарованье" устарело,

Зимы угрозы – устаревший слог,

Вся эта дряхлость лезет озверело

Из Пушкина – и сносит потолок!

А детям не способны их родители

Очей очарованье объяснить,

Словцо "багрец" (хотите, не хотите ли!..)

Не вдето в память, как в иголку нить.

Кому нужны такие муки ада,

Зачем учить такое барахло?..

Детей болванить Пушкиным не надо,

Его тысячелетье истекло!

И в ужасе от "вещего Олега",

Где "вещий" – от вестей, не от вещей,

Родительская требует телега

От Пушкина избавить, он – Кащей!

Какое там "очей очарованье",

Когда забыты смыслы этих слов,

И новое теперь образованье,

А пушкинская "Осень" – для козлов!..

II

Очей очарованье – дважды "оч"

В начале слов, и это – смыслозвуки,

И очень Пушкин!.. Ваши сын и дочь

Теперь не будут с Пушкиным в разлуке,

Он даст билет им вечный, проездной –

Туда, где очи не равны глазам с ресницами,

И ставку очную нельзя назвать глазной,

И очевидцы не зовутся глазовидцами.

Очнись, родитель возмущённый, твой словарь –

Не очень Пушкин!.. Это в детях поправимо,

Когда целует Пушкин их букварь

И шлёт подарки, пролетая мимо.

Подарки Пушкина, который нас любил,

И целовал, и никогда не бросит!..

Теперь успешный, правильный дебил

Детей от Пушкина избавить срочно просит.

III

Очей очарованье – наш пароль,

Гражданство речи, Пушкин – наш король

И соль земли, природной силы соль!..

Где соль утратит силу – нет природы,

Которая – не роль и не гастроль.

Поэтому так пресны переводы

Произведений Пушкина!.. Изволь

Перевести крупицу этой соли, –

Себе натрёшь ты мастерства мозоли,

Прихлопнув насмерть эту соль, как моль!

А мы – солёные, и в нас растворена

Крупица Пушкина, с младенческого сна,

Когда отец и мать читают сказки,

Отнюдь не пресные!.. И соль земли, она,

Даёт нам речь в голосовые связки, –

Так русской речи пушкинская соль

Купает нас в младенческой нирване.

И в самый худший день, в кровавой бане, –

Кто с нами?.. С нами Пушкин – наш король,

И наш пароль – очей очарованье!..

Из книги "Сквозеро"

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Юнна Мориц

7 ч. · Москва · отредактировано ·18-10-2014г

На моём сайте http://www.owl.ru/morits/stih/off-records094.htm#3 стихи "Пушкинская осень" даны с послесловием, это – четыре ладони прозы "Каких чудес история полна!" Ни в одной стране не считают "устаревшей" классику, где лошади – главный городской, сельский и почтовый транспорт. Не говоря уже о верблюдах и ослах, без которых нет классики великих путешествий.

К А К И Х Ч У Д Е С И С Т О Р И Я П О Л Н А!

В детстве я ходила в среднюю школу в Киеве, где для всех были уроки математики, физики, химии, алгебры, геометрии, тригонометрии, астрономии, ботаники, биологии, географии, истории, русского языка и литературы, украинского языка и литературы, английского языка, рисования, пения, истории музыки и живописи. Это была самая обычная районная школа, где учились дети самых разных национальностей, и все они читали русскую и украинскую классику, свободно владели двумя языками.

Естественно, в русской и украинской классической литературе было множество слов, обозначавших предметы и явления исторического быта прежних веков, далёких от повседневной реальности, где люди ездили не в кибитках, каретах, бричках и тарантасах с лошадьми, ямщиками и облучками, а на трамваях, в троллейбусах, автобусах и на фуникулёре. Но учителя у нас были прекрасные, и каждое непонятное слово русской и украинской классики они объясняли на уроках и потом проверяли, все ли поняли и запомнили значения этих слов, без которых никакой классики не бывает ни в России, ни в Украине, ни в Европе, ни в Африке, - нигде!..

Мои школьные учителя жили в коммунальных трущобах и мылись в общественных банях, ночами читали горы наших сочинений и контрольных работ, никогда не унижали своих учеников, не обзывали двоечников обидными словами. Но двоечники наши знали наизусть Пушкина, Лермонтова, Лесю Украинку, Шевченко, Есенина, Блока и даже сонеты Шекспира, - потому что у двоечников бывают свои особенные способности!..

Мне сегодня дико читать рыданья и вопли родителей и учителей, что Пушкин устарел и дети не могут выучить даже несколько строк Пушкина наизусть, потому что они не знают значений пушкинских слов.

А чем заняты эти учителя, если они не способны объяснить детям, что такое исторический быт народа и что значат непонятные слова, без которых нет у народа классической литературы, нет вообще никаких классических писателей – до августа 1991 года?..

Бывший учитель математики, а ныне глава управления образования Юго-Западного округа Москвы сообщает: «- Задал я как-то пятиклассникам выучить наизусть известный отрывок Пушкина:

Бразды пушистые вздымая,

Летит кибитка удалая,

Ямщик сидит на облучке

В тулупе, в красном кушаке.

Все ребята были из российских семей. Но знали они в этом стихотворении всего 4 слова: "пушистые", "летит", "сидит" и "в красном". И смысла текста не поняли, а потому учили его нехотя. В полной мере это относится и к мигрантам."

Нет, господин Лауреат конкурса "Учитель года", в полной мере это относится не к мигрантам, а к Вам лично, именно Вы обязаны были сперва объяснить своим пятиклассникам (7+5=12 лет! серьёзный, творческий возраст!) значения всех не понятных им слов русской классики, русского исторического быта, и только потом задавать им выучить наизусть известный отрывок Пушкина, всего 4 строки!.. Это – Ваша работа, "Учитель года".

А мигрантов Вы зря пристегнули к теме «не понятного детям Пушкина»!.. У Ваших пятиклассников и у мигрантов – проблемы абсолютно разные. Мигрантам надо сперва преподавать русский, как иностранный, в России всегда были прекрасные специалисты в этой области.

А Вашим пятиклассникам не надо преподавать русскую литературу, как иностранную!..

Но именно такая «инновация» хлынула под видом «глобализации», «интеграции в мировое сообщество» - преподавать русскую литературу, как иностранную, всех подряд превращая в мигрантов.

Это – не демократия, не толерантность и никакой не расцвет «преобразования образования». Это – политика за гранью здравого смысла.

Изменено пользователем Kseniy
1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Юнна Мориц

9 ч. · Москва · отредактировано ·19-10-2014

СВЕЖИЕ НОВОСТИ

Ван Гог - ужасный человек,

и Гоголь - жуткий человек,

Э. По и О. Уайльд - кошмарны,

а Федор Д. - не описать!

Но в среду объявили новость,

что Пабло П. - гораздо хуже,

чем все мы думали, и даже

он хуже Сальвадора Д.

Мы доживем еще до лучших

времен, когда узнаем точно,

что Томас М. - большой поганец,

такой же, как Марина Ц.

и Осип М... И восхитимся:

«Подумать только! Вы слыхали?

Вот это да! Облом с отпадом,

отпад с улетом, полный кайф!»

(Так далее и в том же духе,

на том же языке свежайшем,

а главное - уже свободном

сейчас, как прежде никогда!)

И сразу станет легче жить,

приливы сил начнутся вдруг,

народы за руки возьмутся,

друг друга резать прекратят,

и полетят послы навстречу

послам, чтоб славно обменяться

произведеньями злодеев

обменом честным - всех на всех!

Из книги "Таким образом".

http://www.owl.ru/morits/stih/to022.htm

Юнна Мориц - поэзия

Изменено пользователем Kseniy

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас