ПрезиДЕНТ
Kseniy

Вся правда о здравоохранении Москвы

Оцените эту тему:

56 сообщений в этой теме

Понравилось обсуждение на

Алла Фролова

А не провести ли нам митинг по медицине?!

А не пора ли потребовать - чиновников в отставку???

Департамент здравоохранения Москвы снова сокращает медицинские учреждения и увольняет врачей. Если не остановить чиновников, в Москве останутся только частные больницы и поликлиники. Все ли готовы к этому? И это происходит на фоне подорожания продуктов и падения курса рубля.

А это немного цифр, "реорганизованных" больниц в Москве, под "чутким" руководством Печатникова Л.М и Голухова Г.Н. Первая "волна" оптимизации с 2012 года и ....

Скажу сразу - список не весь!

Так....для статистики!

1. ДИБ12 детская инфекционная(190 коек)- закрыта 1 декабря 2012 года - вместо гостиница, сейчас пустырь.

2. ДИБ№8 детская инфекционная(105 коек)- закрыта 1 августа 2012 года - гостиница, пустырь.

3. Детский глазной санаторий (70 коек) при Морозовской больнице - платный центр

4. 6-й роддом им. Абрикосова - 1 сентября 2012 года,сейчас административное здание.

5. Детский Иммунологический центр в Успенском переулке(у Петровки, 38) - 1 августа 2013 годаперенесен в жилой дом у метро Октябрьское поле, сейчас московские власти решают чтобы им там построить. Первые планы были - новое здание Мосгордумы, вроде передумали.

6. 47-я Урологическая больница , закрыта 1 июля 2012- перепрофилированна, платная

7. Инфекционный корпус в 4-й Градской (90 коек) -, закрыт 1 сентября 2012г. перепрофилирован под платный.

8. 49-я медсанчасть, на Мичуринском , неврология и сердечно-сосудистые заболевания (120 коек) - продано изначально Евтушенкову, сейчас ....как договорятся.

9. 63-я ГКБ - 1 октября 2013 года - закрыта, сдана в концессию, ЕМС.

И далее в процессе уже сейчас

– 7-я больница – закрыто терапевтический корпус;

- 7-я больница из 1200 коек - осталось 600

– 23-я больница – закрыто отделение ревматологии;

– 15-ая больница – сократили 110 терапевтических коек из 180-ти, ожидается сокращение еще 60-ти неврологических коек;

– 57-я больница — планируется к закрытию второе отделение сосудистой хирургии, 60 коек;

– 60-я больница – идет перепрофилирование;

– Русаковская детская больница – прекращен набор штата.

- Измайловская детская больница - присоединена к Морозовской, похоже, что не работает.

-11 ГКБ - пока, почти ...

- 59 ГКБ - пока, ещё, почти.

и .......(там ещё будет, что посчитать!)

Роддома перечисленны ранее.

Это мои данные. Проверено!

"Неужели непонятно, что если нельзя под угрозой штрафа из поликлиники отправить больного в стационар, то часть этих больных погибнет? Если это делается с подачи властей, то это политика геноцида."

Начиналось с невозможности хроническим больным попасть в больницу на регулярные, поддерживающие их жизнь, процедуры. Капельницы только в дневных стационарах и за свой счет, даже при условии бесплатного получения лекарства.

Потом стали уничтожать в больницах профильные и хорошо работающие отделения.

Видимо нас хроников и инвалидов слишком много для этой медицины.

А кто довел до такого состояния заявлениями: "Что вы тут ходите? А потом; "Где же вы раньше были?"

Главная»«НИ» за 9 Октября 2014 г.»Общество

«Наша система здравоохранения целенаправленно и хладнокровно уничтожается»

Академик РАМН Павел Воробьев

Ольга Бородина

На днях стало известно о предстоящем закрытии гастроэнтерологического отделения клиники при санкт-петербургском Педиатрическом университете (СПбГПМУ), а также неврологического отделения столичной Боткинской больницы. Сокращения штатов и коек продолжаются и в других медучреждениях Москвы и регионов – например, в известной на всю страну Морозовской детской больнице. Чиновники объясняют необходимость реорганизации медицины ее нерентабельностью и неэффективностью, а также сокращением финансирования сферы здравоохранения. Пациенты же рискуют в нужный момент остаться без необходимой медицинской помощи. Единственный выход, который остался для многих из них, – платные клиники. О том, что означает продолжающаяся реорганизация больниц, и чем это грозит, «Новым Известиям» рассказал заместитель руководителя Формулярного комитета РАМН Павел ВОРОБЬЕВ.

– В Москве сокращение и слияние больниц связывают с деятельностью столичных чиновников от здравоохранения. Но ведь реорганизация проходит и в других регионах страны. Есть ли здесь воля федеральных властей?

– Политика Собянина, столичных властей тут ни при чем: происходит это по всей стране и связано с попыткой коммерциализации медицины. Всем кажется, что медицина может сама себя прокормить, и больные смогут сами оплачивать свое лечение. Это нонсенс. Единственная платная медицина существует в США, которые мы так не любим. Но именно американскую модель мы сейчас берем за основу и именно к рекомендациям американских консультантов мы сейчас прислушиваемся. Они нам рассказывают, что у нас слишком много коек в больницах и что почти все болезни можно лечить амбулаторно. Это очень интересно слушать, но сложно представить в наших реалиях. А наша лучшая система здравоохранения, которая провозглашала первичное звено медпомощи самым главным в системе и которая носит во всем мире имя Николая Александровича Семашко, сейчас целенаправленно и хладнокровно уничтожается.

– А есть ли какой-то положительный эффект от этих новшеств?

– Пока я от этих изменений не вижу ничего позитивного, потому что уничтожена система первичного звена. Мы отказываемся от участковых врачей, а кто их будут заменять, пока не знаем. Если это будут семейные врачи, то мы к ним абсолютно не готовы. Сейчас у нас в Москве уже внедрена система, когда вы приходите к врачу-диспетчеру, и он вас направляет к другому врачу, в другую медицинскую организацию, где сидит врач-специалист. Такого не придумал еще никто в мире. Либо врач берет лечение пациента полностью на себя, либо хотя бы направляет к другому врачу, но в своей организации. Иначе пациенту приходится ехать через весь город в другое медучреждение, там записываться к врачу-специалисту, стоять в очереди... В общем, мне это непонятно.

– Чиновники, когда внедряли эти изменения, советовались с российским медицинским сообществом?

– С нами никто не советовался. Мы категорически возражаем против внедрения этой технологии. Но нам говорят, что мы идиоты и что никто нас слушать не собирается. Были акции протеста, голодовки, открытые письма. Сейчас митинги врачей идут по всей стране, от Калининграда до Уфы.

– В рамках реформы говорили о сокращении административного персонала. Но на деле происходит сокращение врачей...

– Да, все происходит ровно наоборот. Предстоящее сокращение административного аппарата – это все лозунги чиновников, которыми они нас кормят. Сокращают врачей. Администраторы же просто пересаживаются с места на место.

– Получается, реформа идет с нарушениями?

– А есть реформа? Вы думаете, у нас проводится реформа?

– Как тогда можно назвать то, что сейчас происходит в российской медицине?

– Я не знаю. Одни называют это модернизацией, другие – оптимизацией. Я называю это развалом медицины. Никакого письменного документа, согласованного с общественностью, нет. Никакого общественного договора, который бы пояснял, куда мы движемся, не существует. Сама администрация больниц не понимает, что происходит. Им приказали, они делают. А врачей просто ставят перед фактом: «Поступило распоряжение вас сократить».

– Что им делать?

– Знаете, врачи не привыкли бастовать, митинговать, но сейчас им и это приходиться делать. Но это не составляет суть нашей работы. Мы привыкли лечить больных. А нам сегодня говорят: «Что ж вы молчите? Вы трусы!» Да мы не трусы, мы просто не привыкли к такой форме общения с администрацией. К сожалению, организации, которые могли бы объединить врачей, на сегодняшний день практически отсутствуют. Один профсоюз действует, оппозиционный. А все остальные либо деморализованы и разрушены, либо занимаются профанацией. Например, Пироговское движение врачей, было когда-то такое. Его практически уничтожили.

– Чем рискуют пациенты в ситуации, когда ни средний медицинский персонал, ни старший, ни руководство не могут объяснить, что происходит в их конкретной больнице?

– Пациенты уже ничем не рискуют. Потому что здравоохранения фактически не существует на сегодняшний день. Кто как может, так и выживает. На днях Счетная палата дала результаты по больницам Свердловской области. Они сделали вывод, что при сокращении госпитализации по программе госгарантий резко выросло количество денег, которые пришли в бюджет больниц из кармана пациента. То есть пациента лечат при тех же мощностях, на том же оборудовании, в тех же больницах, но не по системе обязательного медицинского страхования, а за деньги. Раньше, худо-бедно, администрации работали на оказание помощи. Сейчас они работают на экономию бюджета и получение дополнительного дохода за счет денег пациента.

– Реформа длится примерно два года. Есть ли уже данные, которые бы позволяли говорить о росте заболеваемости после сокращения койко-мест, слияния клиник, массовых увольнений врачей?

– Вся статистика находится в руках администрации больниц. А администрация никогда не расскажем вам заранее о последствиях, если только эти последствия вот-вот не грянут. Они будут говорить только о хорошем. Через несколько лет мы узнаем об изменениях. Но это будет уже при другой власти. При этой власти все, конечно же, будет замечательно.

– Вы писали: «Политика, проводимая властями – впервые за полвека, – направлена впрямую на уничтожение населения страны». Не слишком ли громкая формулировка?

– Я просто знаю, чем дело кончится, а вы можете в этом сомневаться, так как не владеете всей информацией. Уже запрещено госпитализировать больных по скорой помощи, больных с инсультом. Неужели непонятно, что если нельзя под угрозой штрафа из поликлиники отправить больного в стационар, то часть этих больных погибнет? Если это делается с подачи властей, то это политика геноцида.

Изменено пользователем Kseniy

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Источник информации http://www.newizv.ru/society/2014-10-09/208767-akademik-ramn-pavel-vorobev.html

Евгений Побегалов Было уже такое на моей памяти: в разгар перестройки, когда в ленинградскую медицину хозрасчет внедрять затеяли, в порядке эксперимента.

"Скорой помощи" тогда еще только пообещали, что когда-то начнут штрафовать, если пациент, доставленный в приемное отделение, будет оттуда отпущен домой за отсутствием показаний к госпитализации... Так вот, это еще только пообещали, а уже начались летальные исходы на дому после вызова "скорой": от инфарктов, прободных язв...

Но прошло как-то. И это пройдет.

Вообще, начиная с ранних девяностых, всё наше здравоохранение - сплошной "Град обреченный" Стругацких. То есть политике геноцида уже более двадцати лет. И наконец это стало очевидно даже для академика.

Впрочем, наверное, лучше поздно, чем никогда.

Изменено пользователем Kseniy

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Актуальная тема

Оптимизация или приговор: лучшие врачи Москвы оказываются без работы, а пациенты – без лечения

Версия для печати

Ольга Демичева, врач с мировым именем, обратилась к общественности и своим пациентам на странице в Фейсбуке: «Завтра, когда от бывшей городской клинической больницы №11, где я лечила вас более 30-ти лет, останутся одни только воспоминания, знайте, я сделала все, что было в моих силах, чтобы сохранить нашу замечательную клинику. Я сейчас чувствую себя старым волком, точнее, волчицей, идущей на свою последнюю битву». Что происходит с реформой здравоохранения?

Демичева Ольга Юрьевна, эндокринолог, ГКБ №11, Москва. Фото с сайта

Врачи 11-й больницы бьют тревогу: в рамках реформы здравоохранения (оптимизации), «сливаются» серьезные профильные больницы, а лучшие кадры остаются без работы. Несмотря на то, что чиновники рапортуют о том, что реформа здравоохранения улучшит работу сферы, а сокращены будут только непрофессионалы, на деле все происходит иначе. В 11-й ГКБ кандидаты и доктора наук получают должности санитаров; больница, когда-то ставшая первым центром паллиативной помощи в столице, стремительно теряет свой статус и возможности, а пациенты снова остаются один на один с болью и болезнями.

Самое интересное, что реформу врачи ждали. И та «работа по оптимизации», что привела в итоге к массовым сокращениям в 11-й московской ГКБ, началась не то что бы сегодня. Как отмечает эндокринолог больницы, член EASD (Европейской ассоциации по изучению сахарного диабета), врач с 32-летним стажем Ольга Демичева, реформа в здравоохранении действительно была нужна, ведь Россия по многим позициям стала отставать от развитых стран мира. А гарантированная медицинская помощь требует колоссальных вложений. Но врачи ждали от реформы совсем другого. «Мы думали, что сферу здравоохранения удастся избавить от разного рода шелухи, - говорит Ольга Демичева. – У нас, например, многие лекарственные препараты применяются без доказательной базы; применяются так же методы лечения, которые не используются в мире, поскольку не имеют доказательств эффективности». Реформа действительно поставила перед собой задачу структурирования сферы. Но на деле результат оказался иным.

Как объясняет другой специалист 11-й больницы, невролог и физиотерапевт Семен Гальперин, когда-то существовал запрет на приватизацию учреждений социально-бытовой сферы – научных учреждений, школ, больниц. Но в итоге нашелся способ обхода этого запрета. Было решено применять метод концессии: учреждения передаются не в собственность, а в долгосрочную аренду. «Сейчас со школами и поликлиниками, - отмечает Семен Гальперин, - действуют так же, как когда-то поступали с заводами и прочими промышленными предприятиями: сначала нужно доказать неэффективность предприятия, затем обанкротить, потом путем скупки акций, увольнений или сокращений, кадровых перестановок, происходит «отчуждение» работников.. В итоге завод переходил в руки иных собственников, и зачастую не для того, что бы произошел подъема производства, а для перепродажи или сдачи в аренду. Многие предприятия, ставшие жертвами такой схемы, сейчас просто развалены и не функционируют».

«Сейчас так же поступают с больницами, и первая подобная известная история – это концессия 63-й больницы на Проспекте Мира. Предполагалось, что под концессию будут попадать самые неэффективные учреждения, ненужные жителям города, - продолжает Семен Гальперин. - А попала под эту «метлу» больница в центре города, со сделанным ремонтом, где дорогая земля и предполагаемо выгодный приток капитала. При концессии на выкуп учреждения объявляется конкурс. Победившая в конкурсе компания обязана сохранить в больнице тот же уровень и объем медпомощи. Закрыть отдельно стоящую крупную больницу в центре города нельзя, в итоге было объявлено, что больница объединяется с другим таким же крупным лечебным учреждением. Частным. Декларируется, что это улучшит качество обслуживания граждан, а заодно и снизятся затраты на управление».

Но 63-я больница, на которой отработали технологию концессии, сейчас фактически простаивает, больных там нет. А по заявлению Лиги пациентов прокуратурой Москвы идет проверка законности концессии.

Оптимизация по-российски

Теперь схему концессии начали отрабатывать на других учреждениях, и следующей жертвой стала 11-я городская клиническая больница. Решение о слиянии с 24-й было принято осенью 2013 года.

Эти шаги в ходе реформы здравоохранения власти мотивируют «оптимизацией». «К нам с лета прошлого года перестали возить больных по скорой помощи. Врачи «скорой» сказали нам, что у диспетчеров есть записка, негласное указание - не везти в 11-ю больницу. Наши больные нам рассказывали, что их обманывали - говорили, что больница переполнена, или что у нас ремонт. Хотя у нас в итоге простаивали пустые койки, - говорит Ольга Демичева. - Цель ясна: учреждение нужно обанкротить. Но мы все равно справлялись, пока в феврале не произошло техническое объединение: были объединены наши бухгалтерские счета, а руководство нашей больницы стало просто управляющей структурой филиала: руководящие и управленческие функции, а так же доступ к отчетности и информации они потеряли».

Такое происходит во многих других учреждениях, рассказывают врачи. «Закрывают 59-ю больницу, в 7-й больнице на Каширке главный корпус, где базировалась, в частности, гематология, отдали городу, оттуда уже выезжают кафедры. Сокращается одно из отделений Боткинской больницы, и так далее, - говорит Семен Гальперин, - профессиональную медицину разрушают под лозунгом «неэффективности» и «оптимизации». Из 65 больниц Москвы в итоге останется примерно 35».

Семен Гальперин Фото с сайта

Под тем же лозунгом, рассказывает Семен Гальперин, больницы обеспечивали техникой в ходе закупок. В больницы поставлялось такое дорогостоящее оборудование, что использование его выходило боком. Расходные материалы приходилось закупать уже самим врачам из собственных средств, а одно обследование на такой аппаратуре может встать дороже, чем вся сумма, которую выделит ОМС на все пребывание больного в стационаре. «То же самое в поликлиниках. К тому же в поликлиниках говорят, что там вообще останутся только врачи общей практики, а узких специалистов не будет. Видимо, наши перспективы – это только коммерческое дорогое лечение», - опасается Семен Гальперин.

Последние из могикан: профессоров увольняют или переводят в санитары

16 сентября Департамент здравоохранения Москвы издал приказ об изменении штатного расписания 11-й больницы, пошли сокращения. Здесь предполагается сократить около 30 процентов врачей. «Сначала нам сократили все надбавки и запретили совместительства, хотя фактически нагрузка не упала, а работаем мы теперь за крохотную зарплату. Те, кто не выдержал, стали увольняться сами», - говорит Семен Гальперин.

Обращение врача Ольги Демичевой к общественности на ее странице в Фейсбуке:

Дорогие мои пациенты!

Завтра, когда от бывшей городской клинической больницы №11, где я лечила вас более 30-ти лет, останутся одни только воспоминания, знайте, я сделала всё, что было в моих силах, чтобы сохранить нашу замечательную клинику,сберечь дружный, преданный своему делу, своим больным коллектив врачей и медсестёр.

Нас сегодня поставили к стенке. Завтра будет команда "пли!".

Мы не одни, рядом много честных, порядочных медицинских работников.

Мы не нужны этой стране. Мы ей мешаем. Из-за нас не вымирают те, кто уже не может обслуживать трубу.

Поэтому нам вынесли приговор. Подлый. Смертный. За нашей спиной.

Простите, дорогие пациенты.

Последнее, что успела сделать для вас - справочник по диабету. Вы у меня умницы, вы справитесь.

Я сейчас чувствую себя старым волком, точнее, волчицей, идущей на свою последнюю битву.

Заммэра Москвы по вопросам социального развития Леонид Печатников заявлял на днях, что никаких массовых сокращений в рамках реструктуризации системы здравоохранения в столице не произойдет. А сокращены могут быть только врачи, «не овладевшие современными и инновационными методами лечения». Но это точно не коллектив 11-й больницы, им как раз приходится исправлять результаты работы именно таких, не владеющих навыками лечения, врачей.

«Дело еще и в том, что квалификационная подготовка качества врачей в России находится на низком уровне, - отмечает Ольга Демичева. - Тестовые проверки наших врачей не имеют ничего общего с зарубежной квалификацией специалистов, там очень жесткая система тестирования, постоянные экзамены и повышение квалификации, у нас все это формально». И при сокращениях врачей никогда не проводится обоснование, не проверяется их квалификация.

В итоге под сокращения в 11-й больнице попали самые профессиональные кадры. Причем мнение профсоюза даже не было учтено. «Нам предлагают должности работника кухни или санитара, - рассказывает Семен Гальперин. – Я выступил на профкоме с предложением противостоять слиянию, говорил о необходимости участия профкома в решении о сокращениях и слияниях. На следующий же день мне предложили должность санитара. Ее предложили и одному из заместителей главного врача». Кстати, кандидат медицинских наук Гальперин не стал отказываться от предложения. И в декабре этот серьезный специалист, больше 20 лет лечивший пациентов, заступит на вахту санитара за 11 тысяч рублей в месяц.

Из отделения физиотерапии ушел великолепный массажист Игорь Холод, проработавший тут более 35 лет, опытные руки которого спасли не один десяток больных. Незрячий специалист, инвалид первой группы, он знал, что по закону его не могут сократить или уволить. Но в 11-й больнице убрали две ставки массажистов из четырех, а работали там Холод и еще три женщины. Игорь Холод поступил как джентльмен. Или, правильнее сказать – как мужчина. Он сам подал заявление об уходе – и руководство объединенной теперь уже 24-й больницы без проблем его подписало.

Игорь Валерьевич Холод Фото с сайта

Врачей вызывали - для вручения уведомлений о сокращении - к руководству 24-й больницы. И там, в приемной, медиков продержали в ожидании - долгое время и без объяснения причин. Ольга Демичева не дождалась встречи с руководством и вернулась назад в больницу, к своим больным.

На следующий день в кабинете Демичевой произошла впечатляющая сцена: представители руководства явились вручать ей уведомление об увольнении. «Помните сцену из "Собачьего сердца", когда в квартиру профессора Преображенского приходит в полном составе домком? Очень похожая сцена только что произошла в моём кабинете, - говорит Ольга Демичева. – Во время приема больных в дверь внезапно вошли пятеро. С порога: "Мы к Вам, Ольга Юрьевна, в качестве законных представителей Вашего работодателя"».

Врач Демичева попросила делегацию подождать, пока она отпустит пациента, а затем получила из их рук уведомление. Её должность эндокринолога в филиале №1 (то есть в 11-й больнице) сокращена, несмотря на высокую потребность клиники в её консультациях: более 300 пациентов в месяц. «Мне предложили должность эндокринолога в нефрологическом отделении на 58 коек. Там нагрузка резко снизится – не будет прежнего объёма работы, и эта перестановка бессмысленна. Я могла бы консультировать нефрологию в дополнение к своей сегодняшней нагрузке», - говорит Ольга.

Утвержденное новое штатное расписание не учло потребности 11-й больницы. Например, теперь в 24-й больнице три ставки эндокринолога, а в 11-й - ни одной. «Теперь наши больные остаются без консультации эндокринолога. Будут потом ходить к специалистам в поликлинике - если попадут», - комментирует Ольга Демичева.

«Тяжелый больной – везде персона нон-грата»

Ольга Демичева считает, что все происходящее - приговор и для врачей, и для пациентов. «Сильных клинических центров в Москве осталось не так много, а в нашей клинике хорошая школа, мощный коллектив, - говорит она. - Мы аккумулируем у себя самых тяжелых больных. Еще в 90х годах в нашей больнице создалось первое в Москве отделение паллиативной помощи. На нашей базе были созданы Центр рассеянного склероза, Центр хронических обструктивных болезней легких. У нас, по договоренности с хирургическими и кардиологическими клиниками, отработаны методики восстановления больных после кардиоопераций».

Таким больным, отмечают врачи 11-й ГКБ, больше нигде не помогут. Их не смогут вести – в силу сложности заболеваний или болевого синдрома, который здесь умели снимать, или из-за нарушений двигательных функций. «Такой больной - персона нон грата, нежеланный больной везде, - резюмирует Ольга Демичева. - А мы их лечим. Не должен больной с раком умереть от диабета – он может жить дольше! И так далее. Так выстроена наша работа. Тяжелые больные с сопутствующей патологией – это сложная категория. Кто будет лечить больного с рассеянным склерозом и обездвиженного от воспаления легких? Его не спасут. А у нас все предусмотрено для таких пациентов».

Ольга Демичева подчеркивает, что в стране сейчас огромное количество необезболенных больных, и, не меньше – тяжёлых хронических больных, и нужно организовать для них адекватную помощь. «Такие больные умирают дома от недостаточности кровообращения, от неправильно проводимой терапии. Они страдают, мучаются от того что являются обузой для своих родных, не знают, есть ли им место в общественном устройстве».

Коллектив 11-й больницы предлагает прервать слияние и, наоборот, выделить 11-ю в качестве самостоятельного медцентра.

«В силу своей специфики мы уже развились так, что нас можно объявить отдельным центром паллиативной медицины, и это будет прецедентная история, мы будем еще и научно-методической базой для создания новых подобных центров». Нынешнее решение о слиянии больниц здесь считают «бессмысленным и мучительным для всех», ведь для 24-й больницы 11-я станет обузой, поскольку там не владеют такой специализацией. «За нас все решили наверху. Но именно для разумных затрат и для оптимизации – о чем рапортуют чиновники – было бы правильнее, наоборот, выделить 11-ю больницу!» – говорит врач Демичева. – И такие прецеденты есть. Например, 33-я Остроумовская больница вышла из объединения с 14-й больницей им.Короленко. Все это было проведено законным путем, через департамент, неконфликтно». Врачи 11-й больницы уверены, что тоже смогут обосновать разумность своей автономности.

Решение бороться было принято коллективом врачей на общем собрании 8 октября. На собрание, кстати, пришел и Леонид Израильевич Бененсон, с 1982 года, в течение 25 лет, занимавший пост главного врача 11-й ГКБ. «Это неуважительное отношение к людям, которые за последние 35 лет создали всероссийские лечебные службы. У нас не просто отдельная паллиативная онкология. Мы стали центром, которые подготовили кадры по паллиативной онкологии для всего Советского Союза!» – отметил Бененсон. По мнению опытного медика, сейчас будут выплеснуты самые ценные кадры, и идет «кампания уничтожения такой сильной научной школы». «Несите себя гордо, не поддавайтесь, вы будете востребованы!» - обратился к своим коллегам их бывший руководитель.

Коллектив 11-й ГКБ уже обращался с письмами к префекту, с просьбой передать петицию Собянину, и в департамент здравоохранения города, но ответа так и не получил. Сейчас больница намерена направить очередное письмо в профильный департамент.

«Реорганизация в том виде, как её проводит Департамент здравоохранения, - это чума. Она поражает и уничтожает то последнее ценное, что было в нашем здравоохранении.

Чтобы остановить эту чуму, нам нужна, как минимум, пауза», - считает Ольга Демичева.

Врачи 11-й больницы хотят потребовать от властей остановить сокращение коечного фонда, отменить увольнение специалистов из стационаров и поликлиник, прекратить объединение медицинских, научных и учебных учреждений, предоставить учреждениям право на выход из объединений и самостоятельную организацию лечебного (учебного, научного) процесса.

Ольга Демичева полагает, что нужно создать независимую экспертную группу для оценки деятельности Департамента здравоохранения Москвы и Минздрава РФ за прошедшие 3 года. И, может быть, провести референдум на предмет того - имеет ли смысл продолжать реформу российского здравоохранения в том виде, в каком она проводится.

Марина ЛЕПИНА

Дата публикации: 10.10.2014

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Алла Фролова

Я обращаюсь к СМИ!

Обратите внимание на информацию!Многое зависит от Вас!!!

Чтобы лечить детей - их надо родить!

На сегодняшний день в Москве закрыто 5 родильных домов - № 5, 26, 27, 36 и

67, в январе Департамент здравоохранения г. Москвы планирует закрыть еще

родильные дома № 10(филиал №1 ЦПСиР), 14, 16, 18 и 72.

Текст от медиков.

"Массовое закрытие роддомов в Москве!!!!

Врачи филиала №1 ЦПСиР (родильный дом №10) просят поднять в

эфире проблему стихийного закрытия родильных домов в г. Москве. Сотни

тысяч врачей акушеров - гинекологов остаются без работы и возможности

трудоустройства, т.к. государственных мест становится с каждым днем все

меньше, а частные клиники не предоставляют вакансий. У каждого второго

врача при этом остаются малолетние иждивенцы, в том числе дети -

инвалиды, дети из многодетных семей, многие врачи - матери-одиночки.

Практически все врачи, работающие в городе Москве - это коренные

москвичи, которые выросли и выучились в Москве, имеют опыт и стаж работы

более 10-20 лет, высшую и первую категории, ученые степени кандидатов

наук. Возраст врачей, которые остаются без работы - примерно 40 лет. На

сегодняшний день в Москве закрыто 5 родильных домов - № 5, 26, 27, 36 и

67, в январе Департамент здравоохранения г. Москвы планирует закрыть еще

родильные дома № 10(филиал №1 ЦПСиР), 14, 16, 18 и 72. Ежегодно каждый

из роддомов (за исключением единичных) проводит примерно 4000-4500

родов, при этом суточная нагрузка на дежурную бригаду - примерно 20

родов (бригада из 3-х человек), не считая поступления в отделения

патологии и гинекологии. Тем не менее, основанием для закрытия является

странная фраза - "нерентабельность родильного дома"

Кроме того заслуживает внимания тот факт, что все роддома закрываются по одной и той же схеме:

Выделяются огромные средства из бюджета на проведение дорогостоящей

реконструкции здания, закупку новейшего оборудования в масштабах целого

отделения, закупку компьютерной и оргтехники на каждое рабочее место.

После этого сотрудники получают уведомление об увольнении в связи с

сокращением штата. Есть конфиденциальная информация о схеме проведения

приказа о сокращении штата, связанная с Департаментом здравоохранения.

Если в эфир привлечь врачей из уже закрытых или предупрежденных о

закрытии роддомов - вы получите картину глобального развала

родовспоможения в г. Москве. "

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Открыли Америку... Про Зурабова забыли?

Зачем держать роддома, если проще завозить взрослых чухонцев.

Без больниц и меньше на пенсии тратится придется.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

http://www.change.org/p/%D1%81%D0%BF%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%81%D1%8C-%D0%BE%D1%82-%D0%BE%D0%BF%D1%82%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8?share_id=yWdNIEySVj&utm_campaign=autopublish&utm_medium=facebook&utm_source=share_petition

Направлено: Владимиру Владимировичу Путину

Остановите бездумную "оптимизацию" московского здравоохранения

Сметнева Наталья

Автор:

Сметнева Наталья

Москва, Russian Federation

Просим Вас остановить бездумную "оптимизацию" московского здравоохранения и предотвратить массовые сокращения рабочих мест и учреждений.

Я преподаю в московском медицинском ВУЗе и являюсь свидетелем идущего сейчас реформирования и оптимизации московской системы здравоохранения.

Это реформирование бездумно, оно проводится с нарушением прав медиков и наших пациентов, и в долгосрочной перспективе неминуемо приведет к большим затратам в связи с ухудшением здоровья горожан, вместо запланированной экономии бюджетных средств.

Не сомневаюсь, что в правительственных отчетах руководство нашего департамента представляет свои действия обоснованными и рациональными. Но на практике все не так!

Как преподаватель кафедры терапии, я постоянно бываю на клинических базах нашего университета в городских больницах города Москвы, а также встречаюсь с врачами многих городских поликлиник. За последние месяцы у меня сложилось понимание всей картины оптимизации, от поликлиники до скорой помощи и городских больниц. И, судя по происходящему, надеятся на благоразумие чиновников минздрава мы уже не можем.

Сейчас в Москве проводится «оптимизация» цель которой - увеличение объема помощи пациентам в поликлиниках вместо стационаров. Задача проста и понятна: больше лечить и обследовать больных в поликлинике, где это обходится дешевле. Но поликлиники уже перегружены огромным количеством москвичей. Практически все они недоукомплектованы медицинским персоналом. Но неполный штат все равно должен работать со всем районом, поэтому часто один врач ведет два, а то и три участка, вместо положенного одного. На приеме регламентированное время для общения с больным составляет всего 8 минут. В дополнение к этому сейчас добавилось большое количество активных вызовов врача на дом, так как скорая помощь отказывает в госпитализации пациентам, нуждающимся в стационарном лечении. Из-за большого объема работы многие врачи увольняются по собственному желанию. Но даже в такой ситуации по поликлиникам запланировано массовое сокращение, особенно среднего и младшего медперсонала. Предполагается, что врачи будет вести прием самостоятельно без медсестры, и за такую работу им увеличат выплаты по интенсивности. В итоге - экономия на ставке медсестры. Но при настоящем состоянии поликлиник это невозможно! Врачи уже перегружены объемом больных, и дополнительные задачи только ухудшат качество работы... И все-таки в начале октября сотрудникам больниц и поликлиник было объявлено о грядущем массовом сокращении штатов

Скорая помощь - одно из важнейших звеньев «оптимизации». Именно за счет нее искажают статистику по госпитализациям в стационары. По внутренним приказам у бригад скорой помощи есть жесткий список диагнозов, с которыми им можно везти пациента в больницу. Из этого списка исключили обострения большинства хронических заболеваний, например сердечной недостаточности, бронхиальной астмы и хронической обструктивной болезни легких, так как множество госпитализаций было связано именно с такими диагнозами. Бригада скорой помощи не может отвезти такого пациента в стационар, иначе ее накажут финансово. Каждый выезд оплачивается отдельно, и, если она отвезет больного вопреки этому списку, то деньги вычтут с подстанции скорой помощи и конкретной бригады. Из-за этого крайне эффективного ограничения летом и осенью 2014 года огромное количество пациентов не смогло попасть в больницу. Тоже самое касается и поликлиник: из фонда поликлиники также вычитаются средства, если они «не справились» и госпитализировали больного с хроническим заболеванием.

Оговорюсь, что ряд обострений таких заболеваний несет реальную угрозу жизни пациента и значительно подрывает его здоровье. В итоге некоторые больные поступают в больницы с 5-ой попытки в запущенном и тяжелом состоянии! Более того, поликлиники, которые, по логике организаторов здравоохранения, должны самостоятельно обследовать и лечить таких пациентов, физически не могут справиться этой задачей. Только предварительное обследование больного занимает несколько дней, если не недель - у амбулаторных учреждений нет возможности делать множество необходимых обследований на дому и в кратчайшие сроки. А у больного человека зачастую нет сил дойти или доехать до поликлиники и сделать по очереди все необходимые исследования, чтобы повторно попасть на прием к врачу. А после формирования в Москве системы головных поликлиник и их филиалов, на некоторые обследования пациенту нужно ехать не в свою районную поликлинику, а в головную. Некоторые пожилые пациенты вынуждены ехать такие поликлиники с тремя пересадками на наземном транспорте, так как спускаться в метро им физически сложно. Не говоря уже о том, что при лечении обострений большинства хронических заболеваний больной нуждается в постоянном медицинском наблюдении, что невозможно обеспечить при лечении на дому.

В итоге мы получили невероятную статистику и выводы: больницы города Москвы несколько месяцев стояли незаполненными, работали с недостаточной нагрузкой, и содержание такого коечного фонда вдруг оказалось неэффективным и затратным для города. Итог: необходимо оптимизировать расходы на здравоохранение и сокращать больницы!

Уже сейчас закрыто несколько московских больниц, в остальных сотрудникам объявлено о грядущих сокращениях. Планируется сокращение как общего количества сотрудников, так и коечного фонда с закрытием отделений, не приносящих доход больнице. И это при постоянно растущем населении города! При этом сотрудникам медучереждений задается прямой вопрос - кто из них готов работать в условиях повышенной интенсивности труда при общем сокращении штата. Таким образом уже сейчас идет завуалированное предложения выбора - или увольнение, или работа при меньшем количестве сотрудников, но с большей нагрузкой. Конечно, врачам, как всегда, обещано увеличение оплаты, но по, по нашей практике, прибавка в зарплате все равно окажется меньше роста объема работы. Самое главное, что необходимость такого сокращения штата объясняется отсутствием денег на выплату достойных зарплат медикам, несмотря на правительственные программы.

Но заниженные показатели госпитализаций были созданы искусственно, в условиях финансового давления на поликлиники и скорую помощь. А увеличение интенсивности нагрузки на оставшихся врачей приведет к снижению качества помощи больным, так как, вероятнее всего, после сокращения штатов и коечного фонда, ограничения на госпитализацию будут отменены.

Таким образом, ситуация в московском здравоохранении близка к фантастической по масштабу и бездумности реорганизации, по пренебрежению правами работающих медиков и здоровьем наших граждан.

С января все запланированные сокращения будут выполнены, что может привести к непредсказуемым последствиям. Высококвалифицированные медики лишатся работы, а их пациенты - возможности получить качественную медицинскую помощь. Без вмешательства на самом высоком уровне руководители мосгордрава под прикрытием оптимизации разрушат отлаженную систему городского здравоохранения.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

ПАРАДОКСЫ РАЗВАЛА. СЛИЯНИЕ.

31 октября 2013 г. в 19:22

Мы уже немало говорили здесь о концессии в здравоохранении. Что ждать от неё, благо она или зло, кому на самом деле выгодна, а кому крайне не желательна...

Словом, если упростить вопрос, - повысит или понизит концессия качество жизни среднестатистического россиянина? Точного, подкреплённого фактами, ответа нет. Прогнозы смутны. Ощущение - опять надули!

А между тем, параллельно происходят ещё более загадочные манипуляции, смысл которых ускользает от понимания любого здравомыслящего человека.

Речь идёт о слиянии нескольких ГБУЗ в одно. Не правда ли, корявая аббревиатура - ГБУЗ? И на слух омерзительна, и по сути лжива. ГБУЗ - государственное бюджетное учреждение здравоохранения. Все, разумеется, прочитав "бюджетное", тут же решили, что это самое учреждение финансируется из бюджета. А вот и нет! С марта-апреля 2013 года ГБУЗы переведены на одноканальное финансирование. Это значит, что деньги на все свои расходы они теперь зарабатывают сами. За каждого пациента, получившего медицинские услуги (ненавижу это словосочетание! тут мы впервые сошлись в мнениях в президентом), заплатит страховая компания. Если, конечно, выполнены стандарты лечения, и эксперты страховых компаний не нашли нарушений в ведении медицинской документации. Если же там, в документации, хоть что-то не так, то вместо страховых выплат будут снятия денег и штрафные санкции!

Так вот, при копеечных расценках по тарифам ОМС, многие из которых уменьшились этим летом раза в полтора, несчастные ГБУЗы всё-таки умудрялись выполнять план, покупать медикаменты, нести хозяйственные расходы, платить зарплату сотрудникам и т.д.

Едва приспособившись к новым условиям существования, ГБУЗы подверглись новым ударам. Их сливают. Почти в буквальном смысле. Лишают исторических названий и нумерации, присоединяя по 2-3 медучреждения к тому ГБУЗу-"счастливчику", что сохранит свой прежний номер и прежнего главного врача. Или не сохранит. Не суть. Суть в том, что несколько самостоятельных медучреждений, самодостаточных, специализированных, эффективно функционирующих, расположенных иногда в нескольких километрах друг от друга, отныне объявляются мужем и жен... Ой, хотела сказать единым медучреждением. Большим таким общим ГБУЗом, который, как мы уже знаем, никакого отношения к бюджету уже не имеет.

И вот, сразу после сливания, то есть, слияния, новая, нерадиво и коряво сляпанная, конструкция должна быстренько прийти в себя от этой неудобоваримой трансформации и зафункционировать небывало эффективоно. Без лишних вопросов, удивления и ропота, просто начать работать, как миленькая, в новом качественно-количественном составе!

Спрашивается, зачем?

Кому это понадобилось?

Каким образом перемена стульев у героев басни "Квартет" может улучшить звучание музыки? В какие-такие пятнашки играет с нами руководство здравоохранения города? Почему безмолствует Минздрав?

Коллеги, вот это всё - модернизация здравоохранения? Перемена мест слагаемых, которой предстоит изменить значение суммы?

Или именно сумма, и немалая, стоит за этими бессмысленными, на первый взгляд, рокировками?

А давайте представим, что коллектив одного из сливаемых ГБУЗов, во главе с руководством, просто откажется выполнять распоряжение городских властей и продолжит работать в прежнем режиме?

Что тогда будет? Как накажут смутьяна?

А если всё-таки попробовать?

Что нам терять? Рабочие места? Ай, бросьте!

Если все мы, врачи и медсёстры, разом подадим заявления об уходе, и сделаем это раньше, чем нас всех сократят, как сократили безропотный медперсонал 63-ей больницы, то кто завтра будет лечить больных в нашем ГБУЗе? Городские чиновники и управленцы? Да они, даже имея медицинские дипломы, забыли давно, чем отличается фонендоскоп от клизмы, а скальпель от шариковой ручки! Куда они без нас?

Это мы умеем лечить людей, мы будем востребованы в любой клинике, где нужны специалисты нашего профиля.

А они, городские чиновники-начальники, - труха бесполезная, неблагодарные нахлебники, способные либо присваивать заработанные нами деньги, либо постоянно мешать нам работать, издавая тонны идиотских приказов и распоряжений.

А может хватит уже проявлять терпение и кроткую покорность, дорогие коллеги?

Мне всё больше хочется показать им, - тем, кто распоряжается нами, - кто, на самом деле, от кого зависит.

А Вам, коллеги, не надоело молчать?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Москва приступила к ликвидации «лишних» больниц и роддомов http://top.rbc.ru/politics/16/10/2014/543f58ebcbb20fef22c777d3

Елена Малышева, Юлия Забавина при участии Светланы Рейтер

Реорганизация московской системы здравоохранения обернется ликвидацией ряда больниц, роддомов и других медицинских учреждений. План-график столичных властей опубликован на сайте rusmedserver.com. Из документа следует, что сотрудники 28 учреждений, включая 15 больниц, будут уволены, помещения высвобождены, а оборудование передано другим учреждениям

Фото: PhotoXPress

Подлинность документа РБК подтвердил источник, близкий к московскому правительству, и источник в одной из ликвидируемых больниц.

Сокращения предполагается проводить в два этапа: сначала путем присоединение больницы к другому учреждению и превращения в филиал, затем должна быть произведена ликвидация. Например, больницу №59 присоединят к Боткинской больнице, но, согласно плану, ее фактически ожидает ликвидация. В регистратуре 59-й больницы РБК подтвердили, что персонал ожидает реорганизации, но пока этого не произошло.

Сейчас в этой больнице 574 работника. На выплату медперсоналу выходных пособий предусмотрено 163,5 млн руб. Если исходить из того, что пособия сокращенным сотрудникам положены в размере средней зарплаты за два месяца, то эта сумма с лихвой перекрывает увольнение всех сотрудников. О сокращении, согласно плану, их предполагается уведомить до 1 февраля, а фактически уволить – до 1 июня следующего года.

Выходные пособия предусмотрены для 25 из 28 медицинских учреждений из списка. Самая большая сумма выходного пособия (218,8 млн руб.) предусмотрена для ГКБ №53, которую планируется присоединить с ГКБ №13. Штатная численность персонала в этой больнице составляет 720 человек. Всего московские власти планируют потратить на выходные пособия 2,384 млрд руб.

Последним пунктом в плане реорганизации каждого учреждения значится пункт об отказе правительства от оперативного управления комплексом зданий, в которых расположены больницы. Что планируется делать с ними дальше, в документе не сказано.

Сокращением больниц, согласно документу, занимается руководство столичного департамента здравоохранения, почти в полном составе: среди исполнителей указан новый глава департамента Алексей Хрипун, назначенный с 10 октября вместо уволившегося Георгия Голухова, а также два его первых заместителя Николай Потекаев и Татьяна Мухтасарова и еще два заместителя – Валерий Павлов и Юлия Антипова. РБК пока не получил комментарий от представителя департамента.

Представитель вице-премьера федерального правительства Ольги Голодец отказался от официальных комментариев, сославшись на то, что оптимизация московских больниц – дело властей столицы. Источник в федеральном правительстве отметил, что ликвидация больниц находится в русле процесса оптимизации коечного фонда и предполагает перевод пациентов на амбулаторное лечение современными методами.

Чиновники, например, к 15 октября должны были издать приказ о присоединении горбольницы №61 к больнице имени Н.Н.Пирогова, до конца года согласовать новое штатное расписание. Сотрудники 61-й больницы должны получить уведомления о сокращении до 1 февраля 2015 года, до 1 июня должно пройти их увольнение. Помещения больницы по плану высвободятся к августу, а к сентябрю по плану будет готово обращение в департамент имущества об отказе от оперативного управления комплексом зданий.

Пациентов больниц, которые предполагается ликвидировать, столичные власти планируют распределять по другим больницам. Большую их часть по плану «маршрутизируют» в Боткинскую, больницу им.Баумана, НИИ Склифосовского, другие больницы. В самой Боткинской, между тем, идет внутренняя организация. На неофициальной странице больнице в Facebook 29 сентября было размещено объявление о ликвидации одной из трех неврологий.

«Вот и почти свершилось сокращение неврологических отделений в нашей больнице – скоро не станет 44-го неврологического отделения, куда стремились положить своих почти все сотрудники и почти все «знающие» пациенты», – говорится в сообщении. Источник РБК в больнице подтвердил, что персоналу неврологического отделения объявили о его ликвидации.

В некоторых больницах, указанных в плане-графике, сотрудников уже полностью сократили: не осталось сотрудников в филиале №2 ГКБ №31, а также в филиале ГКБ №4. Врачи, которые работают в филиалах больниц и с которыми РБК удалось поговорить, ожидают, что их ждет такая же участь. Ранее эти больницы прошли процедуру укрупнения и присоединения к другим учреждениям, прежде чем их сотрудники были сокращены.

Большинство больниц из списка ликвидируют в сжатые сроки. Основную часть закроют к апрелю следующего года. Но бывшую ГКБ №11 планируют закрыть еще раньше – к 1 декабря 2014 года. К этому же сроку закроют бывший роддом №2 и бывшую медсанчасть №32. Врачей в нем уже не осталось, в плане стоит переоценка имущества, передача оборудования 24-й больнице и снятие зданий с баланса. Некоторые больницы, наоборот, закроют позже: филиал №1 больницы № 56 – к апрелю 2016 года, а первый филиал Боткинской больницы – к апрелю 2017 года.

Как ранее писал РБК, цель реформы системы московских больниц – максимально коммерциализировать работу медучреждений. «Есть закон, который всю медицину, уже с 2015 года окончательно, переводит в систему ОМС», – пояснял РБК вице-мэр Москвы Леонид Печатников, отвечающий за сферу социального развития. Теперь больницы будут жить только на то, что они заработали. В ведении бюджета останутся только капремонты, строительство и закупки техники стоимостью свыше 100 тыс. руб.

Другая причина сокращений – необходимость выполнить «майские указы» президента по повышению зарплат в сфере здравоохранения. Столичные власти озабочены выполнением 597-го указа, который предписывает повышение зарплат врачей до двух средних зарплат по региону, рассказывал источник РБК, близкий к московскому правительству. «Эксперты по заказу мэрии предлагали разные варианты, как это сделать при имеющемся бюджете», – говорил он.

Чиновникам было предложено несколько вариантов: вывести часть персонала за штат, сложить несколько ставок вместе и не повышать зарплату, сделать упор на специализацию больниц: сердечников везти в одну, а неврологических пациентов – в другую и так далее. Другая идея – усилить поликлиники, которым сейчас выгоднее отправлять пациентов в больницы, чем лечить самим.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Обезбольничивание

Дарья Костромина, 17.10.2014

Семен Гальперин. Courtesy photo

Семен Гальперин. Courtesy photo

Реклама

В московских больницах грядут большие сокращения. Это следует из плана-графика "реализации структурных преобразований сети медицинских учреждений", опубликованного на сайте rusmedserver.com. Медперсонал уже получает уведомления о близящихся увольнениях. О том, как это происходит, "Граням" рассказал врач-физиотерапевт филиала №1 ГКБ №24 Семен Гальперин.

Известно ли, каковы масштабы сокращения? Персонала, коек?

Сокращают 30-40% всех врачей, из 65 больниц должны остаться 28. К апрелю нас не просто уничтожат как учреждение, но и здания будут проданы в частные руки, это следует из документа (№17, с. 31—32). Реформа объяснялась тем, что есть плохие, неэффективные, неудачно расположенные, пустующие больницы. А начали с самой высоколиквидной недвижимости. Первой была больница №63 на проспекте Мира. Сразу закрыть крупную больницу нельзя - будет возмущение в обществе. Поэтому сначала объединяются несколько больниц, ранее самостоятельная больница становится филиалом, а филиал уже проще уничтожить. Сейчас там бегают крысы.

Теперь подошла очередь нашей больницы. Технология такая же. Государству не нужны непрофильные активы, они не приносят достаточно денег. Лучше сдать это здание в аренду, а что население остается без медпомощи, так населения у нас и так много. Избыток больниц и избыток населения. Они будут сокращаться параллельно.

Для вас это стало сюрпризом?

Мы также некоторое время назад стали филиалом (больницы №24), хотя раньше были самостоятельным учреждением ГКБ №11. До объединения мы работали нормально. Потом снизились зарплаты, кто не хотел уйти сам, того увольняли. "Скорой" запретили привозить к нам больных, больным врали, что больница не принимает. Технология знакомая.

Врачи вашей больницы уже получали уведомления?

Да, у меня есть уведомление. По закону они предлагают другие места: у нас же массовых увольнений нет. Моя должность будет сокращена. Хотя профком это не обсуждал, хотя я кандидат медицинских наук, мне предложили почетную должность санитара. И не мне одному: заместителю главврача также предложили стать санитаром.

С какого времени вы должны быть уволены?

С 1 декабря. Думаю, я приму предложение и перейду на должность санитара. Я не могу подставить коллег, которых я представляю в профкоме, и уйти из больницы. У меня уже есть бейджик "кандидат медицинских наук, санитар". Я не боюсь работы, я умею драить палубу. И так поступлю не я один.

Какое будет выходное пособие?

Этого я не знаю. Поскольку я перейду на другую должность, пособия у меня скорее всего вообще не будет. А зарплата будет 11 тысяч.

Это намного меньше, чем у врача сейчас?

По документам у нас средняя зарплата по больнице порядка 23 тысяч. Это похоже на правду. До объединения мы зарабатывали по 60 тысяч примерно.

Были ли попытки добиться от людей увольнения по собственному желанию? Как это происходит?

Приходит линейный контроль, находит пыль на стене или отмечает, что в кабинете нет какой-то инструкции. Ответственность будет нести заведующий подразделением - а вернее, тот, на кого укажет администрация. Объявляется один выговор, потом другой. В третий раз сотрудника приглашают и ставят перед выбором: написать заявление или быть уволенным по несоответствию занимаемой должности.

Вас не пытались уволить таким образом?

Меня не пытались - видимо, опасаются.

По каким критериям проводятся сокращения?

Думаю, в зависимости от отношений с начальством. Есть разные по ценности специалисты. У нас есть заместитель главврача, он по своим обязанностям оценивает качество лечебной работы - делает замечания, учит врачей лечить. Он не имеет лечебного образования. Он биохимик и учится вечерами на втором курсе лечебного факультета. Такие специалисты останутся. Я не знаю в точности, какие у него отношения с начальством, но в 2012 году, когда его принимали на работу, в первый же день ему дали надбавку в размере 250% от зарплаты за качество выполняемой работы.

Что в итоге будет?

Наше физиотерапевтическое отделение, видимо, исчезнет - хотя в его составе есть центр по лечению рассеянного склероза. В целом результат приватизации будет как в 90-х, только с более жесткими последствиями для населения. Тогда уходили торговать на рынок инженеры, теперь уйдут врачи. Население станет вымирать. Но население - это непрофильный актив.

Комментарии 19 комментариев | Оставить комментарий Обсудить

Дарья Костромина, 17.10.2014

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Шоковая терапия: какие больницы планируют закрыть в Москве 
 
Елена Малышева, Юлия Забавина, Светлана Рейтер при участии Михаила Рубина
Реорганизация московской системы здравоохранения обернется ликвидацией ряда больниц и роддомов. План-график столичных властей опубликован на сайте rusmedserver.com. Из документа следует, что сотрудники 28 учреждений, включая 15 больниц, будут уволены, а помещения высвобождены.
284134805334022.jpg 
Фото: РИА Новости

Подлинность документа РБК подтвердил источник, близкий к московскому правительству, и источник в одной из ликвидируемых больниц. Этот план – результат научных исследований, заказанных правительством Москвы, заявил некоторым СМИ вице-мэр Леонид Печатников. «Мы не хотели это публиковать, потому что тихо плакали в наших кабинетах. Но раз уж это вылилось в публичное пространство, теперь будем плакать все вместе», – сказал он.

Закрытие по схеме

Ликвидацию предполагается проводить в два этапа: сначала одну больницу присоеднят к другой и превратят в филиал, затем закроют. Например, больницу №59 присоединят к Боткинской, но, согласно плану, ее ожидает ликвидация. В регистратуре 59-й больницы РБК подтвердили, что персонал ожидает реорганизации, но этого еще не произошло.

Сейчас в этой больнице 574 работника, на выходные пособия предусмотрено 163,5 млн руб. Исходя из того что пособия сокращенным сотрудникам положены в размере средней зарплаты за два месяца, эта сумма с лихвой перекрывает увольнение всех сотрудников. О сокращении, согласно плану, их предполагается уведомить до 1 февраля, а фактически уволить – до 1 июня следующего года.

Выходные пособия предусмотрены для 25 из 28 медицинских учреждений из списка. Самая большая сумма – 218,8 млн руб. – предусмотрена для ГКБ №53, которую планируется присоединить к ГКБ №13. Штат персонала в этой больнице – 720 человек. Всего московские власти планируют потратить на выходные пособия 2,384 млрд руб.

Последним пунктом в плане реорганизации каждого учреждения значится отказ правительства от оперативного управления комплексом зданий, в которых расположены больницы. Что планируется делать с ними дальше, в документе не сказано.

Сокращением больниц, согласно документу, занимается руководство столичного департамента здравоохранения: среди исполнителей указаны новый глава департамента Алексей Хрипун и его заместители.

Слияния некоторых больниц с самого начала выглядели как технология уничтожения, отмечает эндокринолог бывшей 11-й больницы Ольга Демичева: сначала одну больницу присоединяют к другой, делают филиалом, а потом говорят, что он ничего не значит и его можно продать, поясняет она. Выглядит странно, когда гинекологию объединяют с дерматологией, а многопрофильную больницу – с глазной, соглашается врач из другой больницы, пожелавший остаться неизвестным.

Закатают в асфальт

Основная часть сокращений больниц пройдет уже ко второму кварталу 2015 года. Бюджет Москвы на следующий год принят на этой неделе правительством города, но пока не опубликован. По словам Сергея Собянина, он будет «социальным», но при этом в приоритете транспортная сфера и другое строительство – на эти цели направят четверть расходов, около 340 млрд руб.

При этом трансферт городского бюджета в московский ФОМС уменьшится с 22 млрд руб. в этом году до 18,4 млрд  в следующем, следует из проекта бюджета ФОМС, опубликованного на сайте Мосгордумы.

«Эта реорганизация приведет к сокращению почти 7 тыс. коек, то есть 8,6% от всего коечного фонда города. Ранее московские власти сообщали, что в 2013 году в Москве и Новой Москве насчитывалось 83 тыс. коек, а в 2012 году – 106 тыс. Это напрямую скажется на доступности медицинской помощи и качестве лечения, поскольку взять на себя значительную часть нуждающихся в медпомощи пациентов поликлиники не готовы, а дневных стационаров в столице явно недостаточно», – считает директор фонда независимого мониторинга «Здоровье», член Общественной палаты Эдуард Гаврилов.

Гаврилов не согласен с Печатниковым, который в четверг отрицал информацию о массовых увольнениях. «Сейчас в этих учреждениях, очевидно, идет массовое увольнение специалистов. Если исходить из данных документа, всего сократят 1263 врачей и 2990 медсестер. При этом, например, хирургу-стоматологу детской горбольницы №11, согласно документам, оказавшимся в распоряжении фонда «Здоровье», предложили весьма странный выбор: стать санитаркой или уборщицей», — возмущается эксперт.

В ожидании новых пациентов

Пациентов больниц, которые предполагается ликвидировать, столичные власти планируют распределять в другие больницы. Большую часть, по плану, «маршрутизируют» в Боткинскую, больницу им. Баумана, НИИ Склифосовского и другие. Там, между тем, также идет внутренняя оптимизация. Например, в Боткинской больнице в ближайшее время будет ликвидирована одна из трех неврологий.

«Вот и почти свершилось сокращение неврологических отделений в нашей больнице – скоро не станет 44-го неврологического отделения, куда стремились положить своих почти все сотрудники и почти все «знающие» пациенты», – говорится в сообщении на неофициальной страничке Боткинской в Facebook. Источник РБК в больнице подтвердил, что персоналу неврологического отделения объявили о его ликвидации.

Сокращение штата как минимум на 30% коснется всех московских больниц, соответствующее указание получили главные врачи на встрече с руководством департамента здравоохранения в конце сентября, сообщил РБК депутат Госдумы, знакомый с деталями встречи, а также один из врачей. Уведомления об увольнении по сокращению штата, например, раздают в 13-й и 67-й больницах, сообщили РБК источники, близкие к клиникам.

«У нас сокращение в конце года будет, сейчас мы всех уведомляем», – сообщил сотрудник отдела кадров 13-й больницы по телефону. Речь идет об увольнении примерно 350 сотрудников, уточнил источник, близкий к больнице. В отделе кадров 67-й больницы отказались дать комментарий, в приемной главного врача отказались соединить с ним корреспондента РБК.

«Надо ли говорить, что нагрузка на врачей, которые не попадут под сокращение и продолжат работу в других медучреждениях, существенно возрастет. Хватит ли им времени и сил, чтобы качественно выполнять свои профессиональные обязанности, – это большой вопрос», – отмечает Эдуард Гаврилов.

Из плана-графика московских властей еще нельзя точно сказать, каков точный объем сокращения коек. «Нельзя сделать вывод, что все окажутся за бортом», – говорит директор Центра политики в сфере здравоохранения ВШЭ Сергей Шишкин, который принимал участие в разработке реформы здравоохранения.

 

284134829140144.jpg

 

Секретные сокращения

Сотрудники и руководители больниц, которые планируют реорганизовывать, в четверг давали комментарии неохотно, иногда со взаимоисключающей информацией. В регистратуре Первой градской больницы (ГКБ №1) корреспонденту РБК заявили, что «61-ю больницу к ним пока не присоединили», однако год назад «присоединили роддом №25».

«Когда у меня будет какой-то приказ, я смогу что-то комментировать. Сейчас нечего комментировать, потому что нет никаких документов», – сказал главврач больницы Алексей Свет.
В справочном отделении больницы №61, которая сначала должна стать филиалом Первой градской, про «выселение или ликвидацию» сотрудникам ничего «не известно», однако «ее ждут со дня на день». В регистратуре 53-й больницы отказались комментировать возможное присоединение к больнице №13, однако в приемной главврача сотрудница Ирина Баткаева сказала, что «приказ о присоединении есть» и уже «вступил в силу». Главного врача в больнице не было, а его заместитель Игорь Ранев категорически отказался обсуждать детали присоединения, заявив, что «все идет в прежнем режиме».

В приемной главного врача больницы №29 сотрудница, отказавшаяся представиться, сказала, что к больнице «все уже присоединили». В приемной главного врача 56-й больницы подтвердили объединение с 55-й и гинекологической больницей №11, однако отказались ответить на вопрос, сократился ли штат медицинского холдинга. Однако в справочной 55-й больницы корреспонденту РБК сказали, что «после присоединения половину их больницы закрыли на ремонт, включая отделения хирургии и гинекологии», и сократили «свыше 50 сотрудников из гинекологического корпуса». Зарплаты сотрудников снизились в два раза.

В регистратуре филиала 4-й больницы (бывшая медсанчасть №32) корреспонденту РБК сообщили, что «о выселении говорят каждый день, но официального приказа пока не было, пока лишь закрыли два корпуса стационара, оставив только поликлинику». Заместитель главного врача филиала Александр Королев сказал, что «о выселении слышит в первый раз», но «сотрудники всегда знают больше, чем руководитель».

В филиале 31-й больницы (бывший роддом) санитарка Мария Кудрявцева сначала сказала: «Сегодня пришел приказ, нас будут закрывать с 1 декабря», потом осеклась и добавила, что «наверное, на мойку» и «наверное, потом откроют». На уточняющий вопрос, закрывают ли роддом навсегда или же временно на мойку, санитарка отвечать не стала, бросив трубку.

Как рачительная хозяйка

Представитель вице-премьера федерального правительства Ольги Голодец отказался от официальных комментариев, сославшись на то, что оптимизация московских больниц – дело властей столицы. Источник в федеральном правительстве отметил, что ликвидация больниц находится в русле процесса оптимизации коечного фонда и предполагает перевод пациентов на амбулаторное лечение современными методами.

Реорганизация больниц, как заявил РБК представитель столичного департамента здравоохранения, нужна для того, чтобы система была эффективной, мобильной и финансово обеспеченной. Врачам, которые хотят оставаться полезными населению, предоставляется возможность повышения квалификации и оставаться в структуре департамента. Как ранее писал РБК, цель реформы системы московских больниц – максимально перевести врачей на хозрасчет. «Есть закон, который всю медицину, уже с 2015 года окончательно, переводит в систему ОМС», – пояснял РБК Печатников.

План-график, опубликованный в интернете, представитель департамента назвал «одной из аналитических записок». «Это простой аудит активов, чтобы глава департамента был проинформирован, в каком состоянии находятся лечебные учреждения», – сказал собеседник РБК. То, что вызвало сегодня такой переполох, не носит никакого узаконенного и приказного характера: «обычный рабочий документ, коих в недрах департамента несть числа». Департамент здравоохранения должен, «как любая рачительная хозяйка, понимать, какие у нас имеются активы».

Пример того, как департамент может распорядиться активом закрытых больниц, пока только один. 30 ноября 2012 года правительством Москвы был объявлен конкурс на концессию закрытой ранее городской больницы №63, расположенной в центре города, на улице Дурова. Как сообщала газета «Ведомости» со ссылкой на директора городского агентства управления инвестициями Светлану Ганееву, концессия обойдется минимум в 5,5 млрд руб.: не менее 1 млрд руб. придется заплатить городу, еще примерно 4,5 млрд руб. составят «иные инвестиционные расходы».

Заявку на конкурс подала всего одна компания – «Европейский медицинский центр» (European Medical Center, EMC), главным врачом которого шесть лет был нынешний вице-мэр Леонид Печатников. В конце январе 2013 года ЕМС получила больницу в концессию.

По словам источника РБК в ЕМС, обновленная клиника может быть открыта не раньше 2017 года. От официальных комментариев относительно будущего ГКБ №63 руководство ЕМС отказалось. Источник, знакомый с деталями сделки, сказал следующее: «Проект сложный, дорогой. Сейчас готовится проектная документация, сама больница закрыта. Экономическая ситуация сейчас не очень хорошая, все зависит от полного тарифа ОМС – если бы он был нормальным, а он какой-то призрачный. Всем понятно, что даже полный тариф не покрывает качественных услуг, не покрывает затрат коммерческого учреждения на медицинские услуги. Компания ЕМС уже заплатила 1 млрд – остальные 4,5 млрд должны быть вложены в строительство. Я не знаю, что решат в компании, если тарифы ОМС не повысятся. Наверное, что-то придумают».

По мнению Александра Троицкого, вице-президента и медицинского директора федеральной сети МЕДСИ, подобная концессия в текущей экономической ситуации «абсолютно невыгодна». МЕДСИ, по словам Троицкого, «не принимала участие в тендере по больнице №63». «Тогда, год назад, нас это не очень сильно интересовало, но мы как-то с Московской областью посчитали, как будет работать областная больница, в которой нас просили принять участие: по действующим тарифам она будет окупаться 60 лет». «Существующие тарифы медицинского страхования не интересны никому», – уверен Троицкий.

Как развивается рынок частных медицинских услуг

По итогам 2013 года, согласно выводам исследования РБК.research «Российский рынок частной медицины 2014», объем рынка платных медицинских услуг в России достиг отметки в 460 млрд руб., а по некоторым экспертным оценкам, и целых 600 млрд руб. Данные оценки включают в себя три составляющие, на которые обычно делят рынок платных медуслуг в России: кассовые платежи медицинским учреждениям (или коммерческая медицина), рынок добровольного медицинского страхования (ДМС) и теневой сектор. При этом на сегмент коммерческой медицины приходится более половины (250 млрд руб.) от общего объема рынка частной медицины в России. В целом же, по оценкам экспертов, рынок платных медицинских услуг в ближайшее время сохранит высокий темп роста – 9–13% в год, что выше уровня прогнозируемой инфляции. Частные медицинские клиники активнее всего сегодня развиваются в области стоматологии, урологии, гинекологии и офтальмологии. Активно осваивается частными медучреждениями и сегмент диагностических медицинских слуг, в том числе лабораторная диагностика.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

"Мы тихо плакали в наших кабинетах".

Оптимизация здравоохранения захватывает новые высоты. Как написал РБК, в Москве скоро будет ликвидировано 28 медучреждений, включая 15 больниц. Метод, как и в случае школ, — укрупнение. Ликвидированные учреждения освобождают свои здания и помещения.

Вынужденный комментировать ситуацию вице-мэр Леонид Печатников сказал «Интерфаксу», что речь идет лишь о предложениях по реализации дорожной карты модернизации здравоохранения, но не опроверг то, что они приняты: «Мы не хотели это публиковать, потому что тихо плакали в наших кабинетах».

Реформы в здравоохранении идут с 2012 г. Сокращение числа больниц должно было сопровождаться ростом эффективности, улучшением амбулаторного лечения, развитием системы реабилитации и дневных стационаров. Задачей был перевод лечебных учреждений на полностью страховое финансирование (экономия для бюджета). «Майские указы» президента предписывали радикально повысить зарплату врачам.

Сегодня именно эти задачи подверглись оптимизации. Эффективность понимается исключительно как финансовая, повышения средней зарплаты врачам пытаются добиться сокращением числа лечебных учреждений и врачей. Альтернатива стационарам не создана, в регионах сокращение числа больниц и поликлиник идет полным ходом, в том числе из-за тяжелой ситуации в бюджетах. Чиновники рапортуют, сколько удалось сэкономить на коммунальных расходах после отказа от имущества. Доступность медицинской помощи снижается: во-первых, транспортная, во-вторых, доступность места в больнице. В Москве есть случаи, когда по мотивам неэффективности закрывается больница, в которую стоит очередь на госпитализацию.

Директор Института экономики здравоохранения ВШЭ Лариса Попович говорит, что в некоторых регионах больничная койка работает 350 дней в году вместо 323, а онкологическая — до 480 (больные лежат на раскладушках в коридорах).

Проблемы этой реформы лежат на поверхности. С врачами и экспертами толком не советовались, сокращение обосновывается не нуждами пациентов и особенностями заболеваний, а экономией средств. Понимая это, реформаторы «тихо плачут в кабинетах», вместо того чтобы проводить разъяснительную кампанию для населения. Не всякий пенсионер теперь дойдет или доедет до укрупненной больницы или поликлиники — а значит, потребление ее услуг снизится, оправдав реформу. Чиновникам нужна экономия сегодня, а не развитие человеческого капитала завтра (качество медицины — один из основных факторов его развития). В федеральном бюджете 2015 г. расходы на здравоохранение снижаются на 22,9%.

Автор — Андрей Синицын

Развитие событий: Департамент здравоохранения: Попавший в интернет график ликвидации московских больниц юридической силы не имеет →

Быстрый поиск: РБК, Леонид Печатников, Интерфакс, Лариса Попович, Андрей Синицын

Читайте далее: http://www.vedomosti.ru/opinion/news/34863931/lishnee-zdorove#ixzz3Gc9hmkxq

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Клиническая смерть http://www.novayagazeta.ru/society/65754.html

Хроника уничтожения московских больниц

20.10.2014

РИА Новости

План ликвидации московских больниц попал в интернет и подтвердил самые худшие опасения. Часть столичных клиник ждет присоединение к другим, а затем — ликвидация. Подлинность документа теперь уже не вызывает сомнений. Ее фактически подтвердил «Интерфаксу» заместитель мэра Москвы Леонид Печатников: «Мы не хотели это публиковать, потому что тихо плакали в наших кабинетах… теперь будем плакать все вместе». Ну вместе — так вместе.

В городской больнице № 12, руководителем которой раньше был нынешний министр здравоохранения Алексей Хрипун, три отделения закрываются полностью, остальные сокращают на треть. В плане ГКБ № 12 нет, но главврач уже собрал заведующих отделениями и сообщил: 261 человек попадает под сокращение, три отделения закрываются полностью. То есть больного с инфарктом нужно будет везти на другой конец города, потому что отделение кардиологии реорганизовано.

Количество коек сокращают на треть. Допустим, в отделении травматологии из 60 коек останется 40 — на места выписавшихся новых больных не берут. Плановые операции из-за сокращения мест станут невозможны. За больными из-за сокращения обслуживающего персонала некому ухаживать.

Взамен в больнице открыли стационар одного дня с платными услугами. Надо сделать капельницу или блокаду нерва — приезжаешь и платишь. По полису это тоже можно сделать, но амбулаторно: отстояв очередь у терапевта, получив направление к неврологу, у него надо доказать, что тебе это действительно нужно, а он, в свою очередь, выпишет направление. Но неизвестно, сколько придется ждать. На МРТ, допустим, запись на восемь месяцев вперед. Неясно, с какой целью открыли стационар — компенсировать работу закрытых отделений?

Павел Воробьев, доктор медицинских наук, заведующий кафедрой гематологии и гериатрии, президент Общества фармакоэкономических исследований, проработал в ГКБ № 7 35 лет. О закрытии кафедры на полторы тысячи коек ему сообщила заместитель главврача еще летом. Корпус кафедры передан на баланс города, врачи уже вывезли оттуда вещи. Павел Андреевич рассказывает, что в ГКБ № 7 также закрыли десяток отделений: урология, гинекология, терапия, кардиология, гастроэнтерология, трансплантация почек — все произошло за этот год. «А в плане мы просто впервые увидели, что все это сведено в виде таблицы», — объясняет Воробьев.

«В течение этого года в больницы не госпитализируются больные под разными предлогами — запрещали это делать «скорым», запрещали врачам… Год назад, перед мэрскими выборами, приказ о запрещении госпитализации стал явью. Есть случаи гибели больных, но, как вы понимаете, статистики нет ни у кого», — говорит он.

«Самое жуткое, что я увидел в опубликованной таблице, чего не мог никогда представить: эффективность больниц оценивается по количеству денег, заработанных больницей на квадратный метр территории. Дело не в количестве вылеченных или пролеченных больных, пускай даже в смертности, а в количестве заработанных денег. Больница — не банк.

Оказывается, мы не просто должны помогать людям, а зарабатывать. Нас этому не учили. Пострадали и пациенты, и врачи, которым мы преподавали, с которыми работали. Это разрушение школы, связей. Врач один никого не лечит — лечит коллектив, все лабораторные службы, инструментальные тоже сокращают».

Больницу № 11 сделали филиалом ГКБ № 24. До публикации плана сотрудников 11-й больницы сокращали постепенно, сериями: началось все зимой, потом уволили партию весной — и снова. Уведомление о сокращении получил врач-невролог, кандидат медицинских наук Семен Гальперин. Ему, как и другим сотрудникам, даже заместителям главврача, предложили другую должность — санитара.

Гальперин рассказывает об отработанной технологии закрытия медицинских учреждений: сначала больницу делают филиалом, резко сокращают зарплаты сотрудникам, в поликлиники и «скорые» отправляют приказы не направлять больных в филиал… «Это делают, чтобы доказать, что мы нерациональны и нас нужно «оптимизировать», раз у нас так мало пациентов, — говорит Гальперин. — Неожиданно самыми нерентабельными стали больницы в центре города, стоящие на дорогой земле. Ключевые в названии «Плана-графика реализации структурных преобразований сети медицинских организаций государственной системы здравоохранения города Москвы в части высвобождения имущества» — последние слова. Нам обещают места участковых в городских поликлиниках. То есть хирург, проводящий уникальные операции, будет выписывать рецепты в поликлинике?! Уничтожают же не сами медучреждения, не это страшно! Гибнет научная школа, формировавшаяся десятилетиями. Мы жертвуем лечением наших потомков, это и есть рационализация и оптимизация? Лечение хотят переложить на амбулаторию, но нельзя подготовить квалифицированного специалиста не в стационаре. К слову, поликлиники сейчас тоже переходят на сокращение специалистов, там остаются врачи общей практики, способные лишь констатировать осложнения или смерть. Наши больные скорее не в амбулаторию переместятся, а на Миусское кладбище, как раз через дорогу от нашей больницы…»

В ГКБ № 64 под сокращение попадают 300 человек — это 30% персонала. Сотрудникам больницы обещали 13 октября объявить о сокращениях, но отложили до 1 ноября. Руководство лишь предупредило — уволят, скорее всего, достигших пенсионного возраста и иногородних. В больнице было по два отделения неврологии, хирургии, травматологи, гинекологии, терапии — останется по одному. Например, из 140 коек неврологии останутся 110, а персонал сократят вдвое. Также штат планируют сокращать за счет внешних совместителей: раньше на смену в реанимации выходила бригада из четырех врачей, теперь в лучшем случае их будет трое. Поток больных при этом не снизится.

ГКБ № 61 в Хамовниках пытались закрыть еще год назад, получили даже приказ о прекращении поступлений по «скорой», но силами общественности больницу отстояли. Теперь она снова в списке: работники на руки еще не получали документов, но о закрытии говорят уже две недели.

ГКБ № 72 сделали филиалом больницы № 31. При этом вскрылись финансовые нарушения. Роддом при больнице еще в июле должны были закрыть на дезинфекцию, после чего он, скорее всего, и не открылся бы. Но сотрудники дважды выходили на митинг — сумели оттянуть сроки до декабря.

Врач Игорь Давыдов сообщил «Новой», что в конце недели в больницу пришел приказ о ликвидации филиала, с 1 декабря госпитализация в бывшую 72-ю запрещена. На момент присоединения в больнице было больше 400 сотрудников, сейчас осталось около 300 — все они останутся без работы, закроют и роддом.

16 октября из Первой Градской больницы уволен хирург 36-го урологического отделения ГКБ № 1 им. Н.И. Пирогова Сергей Зенков, проработавший 29 лет. Зенков прооперировал более 15 тысяч больных, создал в больнице службу рентгеноэндоурологии. Теперь ее существование под угрозой.

«Опубликованный список явно неполный. Возможно, больницы из этого плана будут закрывать не в сроки — дотянут до Нового года, подождут, пока все отвлекутся от этой темы… Тем более отследить судьбу некоторых учреждений станет трудно: больницы объединяют, убирая их старые номера, давая им названия «филиал № …», — говорит координатор общественного движения «Вместе за достойную медицину» Алла Фролова. — Целью реформы здравоохранения стало не здоровье, а коммерциализация учреждений, экономия бюджета, и присутствует коррупционная составляющая».

Фролова рассказывает, что в критической ситуации оказались не только больницы. В пятой городской поликлинике закрывают отделение стоматологии, 119-ю детскую поликлинику слили с поликлиникой № 120 под предлогом «невостребованности». Теперь всех пациентов там обслужить не успевают и предлагают идти в платный медицинский центр по соседству.

P.S. В следующих номерах «Новой» мы продолжим составлять список больниц, в которых сокращают персонал или просто закрывают, а также потребуем от московских властей ответа на вопрос: что происходит и зачем это нужно?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Что делать москвичам? Пожалуйста, есть Европейский медицинский центр: там одна консультация стоит 200 евро, но, думаю, вы раскошелитесь. Если вы пенсионер, то можете собрать свою годовую пенсию и сходить к врачу, ну или сразу — на кладбище. У нас через дорогу есть замечательное Миусское кладбище. Думаю, после реформы часть наших пациентов отправится именно туда».

http://gorod.afisha.ru/changes/zdravoohraneniya-v-moskve-skoro-ne-ostanetsya/

«Здравоохранения в Москве скоро не останется»

Перемены 16 октября

33566 29

Фотография: РИА НОВОСТИ

Врач больницы №24 Семен Гальперин — о катастрофическом плане реорганизации московских больниц, согласно которому в Москве якобы закроется больше половины медучреждений.

Семен Гальперин Семен Гальперин Врач-невролог больницы №24, кандидат медицинских наук

«Вчера мы опубликовали в соцсетях документ Департамента здравоохранения о структурных преобразованиях медицинских учреждений, который, по сути, является графиком закрытия московских больниц. Из более чем 60 больниц пока что остается 28, дальше, может, и их сократят. Но вывод один — здравоохранения в Москве не останется.

Мы всю жизнь слышим слово «реформа», но не так часто сталкиваемся с ней буквально. Причины этой реформы простые: деньги кончились. Мы сидели на нефтяной игле, а нефть падает. У нашей страны было много расходов в последнее время: надо было Крым забрать, Олимпиаду провести, кредитов нам наверняка больше никто не даст. Одним словом, нужно ужиматься. Как? За счет раздутых чиновничьих штатов — сложно, потому что они у нас главная движущая сила (4% российского бюджета в 2014 году уходит на здравоохранение, 7% — на функционирование президента Российской Федерации, судебную систему, резервные фонды и другие общегосударственные вопросы, 33% — на национальную оборону и правоохранительную деятельность. — Прим. ред.). Против армии тоже никому идти не хочется. Остаются только врачи и учителя. Что с них взять? Поэтому больше всего и достается неприятностей сейчас здравоохранению и образованию (подробное исследование тревожного состояния московских школ читайте здесь. — Прим. ред.).

В тот самом документе сообщается, что в апреле 2015 года здания нашей больницы пустят с молотка. Нам постоянно твердят: «Неправда, вас сохранят и все останутся при работе». Конечно, без работы не останемся: как раз на днях нашим коллегам-врачам предлагали должности санитаров. Это то, что нам полагается при наших квалификациях, знаниях, опыте работы.

Наши пациенты, наверное, тоже никому не нужны: чем их меньше, тем меньше нужно будет платить пенсий. Это экономия как-никак.

Как это все устраивают? Сначала говорили, что закроют те больницы, которые не нужны городу, где меньше всего пациентов. Потом оказалось, что городу меньше всего нужны больницы в престижных дорогих районах.

Начали с больницы №63 на проспекте Мира. Проходило все честно, по конкурсу, как это обычно бывает. Сначала ее объединили с другой больницей и получили несколько филиалов, а затем аккуратно, по одному отделению начали закрывать — чтобы никто не заметил. Потом остаток больницы можно передать по конкурсу частной клинике. С больницей №63 произошла как раз такая история. Причем по совпадению ее передали во владение Европейскому медицинскому центру, чей бывший директор не так давно стал заместителем мэра Москвы по социальной политике. Но передали, конечно, не просто так — они провели конкурс, поэтому все честно.

С нашей одиннадцатой больницей происходит то же самое. Нас уже объединили с большой, номер 24, а филиалы начали потихоньку сокращать. А тут появился этот документ, выяснилось, что к весне от нас ничего и не останется.

Я не знаю, что будет на месте нашей больницы: может, гостиница, может, склад или офисы. Вообще много зданий в городе стоят с табличкой «Сдается», скоро и у нас такая появится.

Сейчас сокращения идут в Боткинской, там уже закрывается отличное отделение неврологии. В больнице №7 закрыли самый большой корпус: врачей вывозят куда-то на окраины города, а само здание под хозяйственные цели. В общем, приватизация продолжается. Просто в 1990-е годы медицину не трогали. Тогда же был введен запрет на приватизацию объектов социальной сферы. Сегодня для этого нашли обходные пути и новые схемы.

Что делать москвичам? Пожалуйста, есть Европейский медицинский центр: там одна консультация стоит 200 евро, но, думаю, вы раскошелитесь. Если вы пенсионер, то можете собрать свою годовую пенсию и сходить к врачу, ну или сразу — на кладбище. У нас через дорогу есть замечательное Миусское кладбище. Думаю, после реформы часть наших пациентов отправится именно туда».

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Что делать москвичам? Пожалуйста, есть Европейский медицинский центр: там одна консультация стоит 200 евро, но, думаю, вы раскошелитесь. Если вы пенсионер, то можете собрать свою годовую пенсию и сходить к врачу, ну или сразу — на кладбище. У нас через дорогу есть замечательное Миусское кладбище. Думаю, после реформы часть наших пациентов отправится именно туда».

http://gorod.afisha.ru/changes/zdravoohraneniya-v-moskve-skoro-ne-ostanetsya/

«Здравоохранения в Москве скоро не останется»

Перемены 16 октября

33566 29

Фотография: РИА НОВОСТИ

Врач больницы №24 Семен Гальперин — о катастрофическом плане реорганизации московских больниц, согласно которому в Москве якобы закроется больше половины медучреждений.

Семен Гальперин Семен Гальперин Врач-невролог больницы №24, кандидат медицинских наук

«Вчера мы опубликовали в соцсетях документ Департамента здравоохранения о структурных преобразованиях медицинских учреждений, который, по сути, является графиком закрытия московских больниц. Из более чем 60 больниц пока что остается 28, дальше, может, и их сократят. Но вывод один — здравоохранения в Москве не останется.

Мы всю жизнь слышим слово «реформа», но не так часто сталкиваемся с ней буквально. Причины этой реформы простые: деньги кончились. Мы сидели на нефтяной игле, а нефть падает. У нашей страны было много расходов в последнее время: надо было Крым забрать, Олимпиаду провести, кредитов нам наверняка больше никто не даст. Одним словом, нужно ужиматься. Как? За счет раздутых чиновничьих штатов — сложно, потому что они у нас главная движущая сила (4% российского бюджета в 2014 году уходит на здравоохранение, 7% — на функционирование президента Российской Федерации, судебную систему, резервные фонды и другие общегосударственные вопросы, 33% — на национальную оборону и правоохранительную деятельность. — Прим. ред.). Против армии тоже никому идти не хочется. Остаются только врачи и учителя. Что с них взять? Поэтому больше всего и достается неприятностей сейчас здравоохранению и образованию (подробное исследование тревожного состояния московских школ читайте здесь. — Прим. ред.).

В тот самом документе сообщается, что в апреле 2015 года здания нашей больницы пустят с молотка. Нам постоянно твердят: «Неправда, вас сохранят и все останутся при работе». Конечно, без работы не останемся: как раз на днях нашим коллегам-врачам предлагали должности санитаров. Это то, что нам полагается при наших квалификациях, знаниях, опыте работы.

Наши пациенты, наверное, тоже никому не нужны: чем их меньше, тем меньше нужно будет платить пенсий. Это экономия как-никак.

Как это все устраивают? Сначала говорили, что закроют те больницы, которые не нужны городу, где меньше всего пациентов. Потом оказалось, что городу меньше всего нужны больницы в престижных дорогих районах.

Начали с больницы №63 на проспекте Мира. Проходило все честно, по конкурсу, как это обычно бывает. Сначала ее объединили с другой больницей и получили несколько филиалов, а затем аккуратно, по одному отделению начали закрывать — чтобы никто не заметил. Потом остаток больницы можно передать по конкурсу частной клинике. С больницей №63 произошла как раз такая история. Причем по совпадению ее передали во владение Европейскому медицинскому центру, чей бывший директор не так давно стал заместителем мэра Москвы по социальной политике. Но передали, конечно, не просто так — они провели конкурс, поэтому все честно.

С нашей одиннадцатой больницей происходит то же самое. Нас уже объединили с большой, номер 24, а филиалы начали потихоньку сокращать. А тут появился этот документ, выяснилось, что к весне от нас ничего и не останется.

Я не знаю, что будет на месте нашей больницы: может, гостиница, может, склад или офисы. Вообще много зданий в городе стоят с табличкой «Сдается», скоро и у нас такая появится.

Сейчас сокращения идут в Боткинской, там уже закрывается отличное отделение неврологии. В больнице №7 закрыли самый большой корпус: врачей вывозят куда-то на окраины города, а само здание под хозяйственные цели. В общем, приватизация продолжается. Просто в 1990-е годы медицину не трогали. Тогда же был введен запрет на приватизацию объектов социальной сферы. Сегодня для этого нашли обходные пути и новые схемы.

Что делать москвичам? Пожалуйста, есть Европейский медицинский центр: там одна консультация стоит 200 евро, но, думаю, вы раскошелитесь. Если вы пенсионер, то можете собрать свою годовую пенсию и сходить к врачу, ну или сразу — на кладбище. У нас через дорогу есть замечательное Миусское кладбище. Думаю, после реформы часть наших пациентов отправится именно туда».

 

Это Москва, а что творится в регионах.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

21.10.2014, 00:00

В реформе здравоохранения нашли побочный эффект

Врачи и пациенты выйдут на митинг против реорганизации медицины в столице

Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2

Сегодня представители общественного движения "Вместе за достойную медицину!" намерены подать заявку в мэрию на проведение масштабного митинга медработников в Москве. Инициатива связана с публикацией в интернете проекта реформы столичного здравоохранения, которая предполагает реорганизацию и закрытие ряда столичных медучреждений. В столичной мэрии проект реорганизации называют "рабочей аналитикой".

Массовую акцию протеста против реформы здравоохранения планируется провести 2 ноября на Триумфальной площади. Причиной стал документ департамента здравоохранения Москвы, опубликованный на портале "Российский медицинский сервер". В документе говорится о предстоящей реорганизации и высвобождении имущества 28 медучреждений столицы, в том числе 18 больниц. В ходе реорганизации, как следует из документа, ряд клиник предлагается слить с более крупными больницами, а освободившиеся здания передать на баланс мэрии. В департаменте здравоохранения Москвы подлинность документа не оспаривали, но заявили, что это "рабочая аналитика".

Документ вызвал резонанс в среде врачей, возмутившихся, что реформу разработали без их участия. Так, в плане ликвидации упоминается бывшая больница N11, присоединенная в прошлом году к ГКБ N24. "Нас уже реорганизовали, а, судя по документу, к весне от нас вообще ничего и не останется",— говорит врач-невролог этой больницы Семен Гальперин. Его также волнует, что в здании бывшей больницы N11 находятся городской центр рассеянного склероза, хоспис для онкологических больных и один из двух столичных центров органного донорства. "Неожиданно самыми неэффективными стали больницы в центре Москвы на самой дорогой земле",— считает господин Гальперин. Врача Наталью Сметневу беспокоит смещение акцентов в здравоохранении на поликлиники: "Задача понятна — больше лечить и обследовать пациентов в поликлинике, где это дешевле. Но при нынешнем состоянии поликлиник это невозможно, врачи уже перегружены больными".

Оппоненты инициативы столичных властей опасаются, что в ходе реорганизации может быть уволено до 7 тыс. медработников. В мэрии ранее заявляли, что без работы врачи не останутся. Один из медработников в этой связи опубликовал в соцсетях фотографию уведомления, в котором в связи с реорганизацией городской поликлиники N11 сообщается о сокращении его должности стоматолога-хирурга и предлагается занять вакантное место санитара или уборщика.

Столичный вице-мэр по вопросам социального развития Леонид Печатников заявил "Ъ", что "койки в маленьких больницах, где не способны лечить, замещаются койками, разворачиваемыми в многопрофильных крупных стационарах". При этом чиновник подчеркнул, что в Боткинской больнице, Институте гастроэнтерологии, объединенном с ГКБ N60, число место будет даже увеличено. Что касается бывшей ГКБ N11, господин Печатников говорит, что центр рассеянного склероза в этом стационаре "был прогрессивной историей для своего времени", а сейчас диагноз рассеянного склероза можно ставить с помощью компьютерных томографов и аппаратов МРТ.

Ранее господин Печатников напоминал, что по законодательству вся медицина с 2015 года должна перейти на финансирование по системе ОМС. По его словам, больница должна научиться "жить только на то, что заработала", а из бюджета будут финансироваться лишь капремонт и закупка техники стоимостью от 100 тыс. руб.

Заведующая отделением муковисцидоза ДГКБ N13 Виктория Шерман сетует, что тарифов ОМС "не хватит даже на покрытие расходов по зарплате". "Больница будет вынуждена сократить часть сотрудников и сделать ряд услуг платными",— говорит госпожа Шерман. "Есть такая поговорка: dura lex sed lex — закон суров, но это закон,— заявил "Ъ" господин Печатников.— Критиковать закон на должности чиновника я не могу".

Координатор движения "Вместе за достойную медицину!" Алла Фролова считает целью реформы "коммерциализацию медучреждений и экономию бюджета". Юрист Евгений Антонов говорит, что реформа законна, лишь если не будут нарушены требования законодательства о всеобщей доступности, неотложности, своевременности, полноте и бесплатности медпомощи.

Дарья Бурлакова

Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2594055

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Итак, вопрос. Что бы вы в хотели поменять в российской медицине и почему. Отвечайте в комментариях. Звоните в Skype: tvrain И по телефону: 8 (495) 744-01-01

Телеканал ДОЖДЬ

Согласна с этими предложениями, высказанными в обсуждении:

1. Убрать из руководства здравоохранением нынешних "эффективных" менеджеров, растаскивающих имущество и греющих руки на закупках.

2. Изменить систему финансирования, сделав тарифы ОМС реальными (равными тарифам ДМС), чтобы не провоцировать врача зарабатывать на пациенте.

3. Изменить систему закупок, чтобы врачи не выкручивались, пытаясь купить добротную технику и современные медикаменты.

4. Изменить систему назначения главных врачей, чтобы "сверху" не назначали друзей, родственников и проплативших должность. Как вариант - выборная должность главврача.

5. Дать максимум полномочий главным врачам, чтобы не ходили на поклон к чиновникам из разных департаментов по каждому пустяку.

6. Сделать медицинское образование бесплатным, но с жестким отбором, включая профпригодность.

7. Сделать повышение квалификации не формальным, а сущностным, реально повышающим уровень квалификации. Оценка профпригодности - ежегодно (тестирование)

8. Остановить уничтожение карьеристами-дилетантами российской медицинской школы, растаскивание имущества и разворовывание денег на финансировании и закупках.

Итак, вопрос. Что бы вы в хотели поменять в российской медицине и почему.

Отвечайте в комментариях.

Звоните в Skype: tvrain

И по телефону: 8 (495) 744-01-01

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Счетная палата раскритиковала московское здравоохранение 

Светлана Рейтер, Юлия Забавина

Нормативы оказания медицинской помощи в Москве не выполняются, а бесплатная медицина вытесняется платной, выяснила Счетная палата. В столичной мэрии увеличение объема платных услуг объяснили ростом спроса на медицинскую помощь от приезжих и легализацией рынка.

 

Фото: ТАСС

Аудит столичной бесплатной медицины за 2013 год был проведен в марте 2014 года. Сделанное по его итогам представление Счетной палаты (копия есть у РБК), в котором на 13 страницах перечисляются нарушения, допущенные столичным департаментом и городским фондом обязательного медицинского страхования (МГФОМС), было направлено в мэрию, рассказали РБК в департаменте здравоохранения Москвы и МГФОМС, которые также получили представление. Представитель Счетной палаты отказался от комментариев.

 

В 2013 году объем платных медицинских услуг в столице вырос почти в два раза, до 6,7 млрд руб. против 3,7 млрд годом ранее, говорится в документе. Аудиторы делают из этого вывод, что на койках и в больницах, входящих в систему обязательного медицинского страхования, происходит «замещение бесплатной помощи платной».

 

При этом мэрия продолжает выделять деньги государственным больницам: в 2013 году они получили 47,5 млрд руб., хотя по условиям одноканального финансирования средства должны были распределяться только через систему ОМС. В будущем это «приведет к неравной конкуренции между частными больницами, включенными в систему ОМС, и государственными больницами». Мэрия обещает устранить нарушение только в 2015 году, так как в «этом году большая часть контрактов на покупку лекарств и техники уже выполнена».

 

«У частников свои издержки, а тариф для всех общий», – соглашается с выводами аудиторов завкафедрой «Экономика и управление в социальной сфере» ФАПО РАНХиГС Лариса Габуева. Неравная конкуренция заключается в том, что при отсутствии одноканального финансирования государственным учреждениям из бюджета покупают лекарства, технику, а частникам – нет. «В результате частники могут оказаться в неравном положении», – предполагает она.

 

По сравнению с 2012 годом на 61% выросли жалобы населения на работу медицинских учреждений и на 26% – на отказы в бесплатном лечении, говорится в документе. Претензии аудиторов касаются также «недостижения установленных федеральных нормативов» по оказанию неотложной медицинской помощи и объемам дневной стационарной помощи.

 

В сентябре в Счетную палату был направлен ответ, подписанный заместителем мэра Москвы по вопросам социального развития Леонидом Печатниковым (копия есть у РБК). В нем чиновник обещает устранить недостатки. Серьезных недочетов проверка не выявила, заявил Печатников: «Госпитализация в городе снижается, но это как раз хорошо и абсолютно понятно», – сказал он РБК.

 

Увеличение объемов платной помощи, по его мнению, вызвано тем, что в больницы обращаются пациенты из других регионов, которым, в частности, «предоставляются одноместные палаты», или столичные пациенты, которые хотели бы пройти исследование МРТ без объективных медицинских показаний: «В больнице такому человеку с удовольствием проведут это исследование, но на платной основе».

 

Печатников уверяет, что количество платных медицинских услуг «всегда было» очень большим, но «все деньги всегда оставались в карманах», и выявленное аудиторами увеличение объема платных услуг «свидетельствует об их легализации».

 

Количество жалоб Печатников объясняет появлением порталов «Наш гражданин», «Город» и «Активный гражданин» – сейчас обращения поступают не только напрямую в департамент здравоохранения, но и туда. По его словам, 80% жалоб приходит «не на госпитализацию и снижение качества медицинских услуг, а на то, что в поликлиниках дают лекарство не по коммерческому, а по запатентованному названию».

 

Более серьезные претензии, уверен чиновник, предъявили МГФОМС: с мартовской проверкой заммэра связывает отставку прежнего главы городского фонда обязательного медицинского страхования Андрея Решетникова. Действительно, в апреле распоряжением Сергея Собянина Решетников был освобожден от должности. «Он долго занимал этот пост, сделал очень много для развития здравоохранения столицы», – заявил тогда градоначальник, объявивший Решетникову благодарность за работу. Новым главой МГФОМС был назначен Владимир Зеленский, ранее возглавлявший департаменты в Минздраве и Минфине России. 

 

Главная претензия Счетной палаты к фонду – тарифы на оказание медуслуг в Москве могли быть сформированы необъективно. Их формирует специальная комиссия, в конце каждого года она заключает тарифное соглашение, которое определяет стоимость медицинских услуг по ОМС на предстоящий год. В комиссию, которая формировала тарифы на 2014 год, входили всего четыре человека, этого недостаточно, считают аудиторы.

 

«Тариф действительно получился достаточно низкий. Он не покрывает издержки больниц, – говорит Габуева. – Его расчет должен учитывать скорую, а с 2015 года – еще и высокотехнологическую помощь. Иначе получится сокращение уже существующих обязательств».

 

В комиссии, которая формировала тарифы на 2014 год, значился 21 человек, сообщила РБК начальник организационно-аналитического управления МГФОМС Юлия Булавская. На данный момент, уточнила она, комиссия на 2015 год сформирована из 28 человек, в числе которых два представителя департамента здравоохранения и врачи из городских клиник – ГКБ №57 и ГКБ №15 и поликлиники №209, а также врач Морозовской детской больницы.

 

Специалистов не хватает и для полноценной экспертизы качества медицинской помощи в Москве, утверждают в Счетной палате. По нескольким врачебным специальностям в списках проверяющих значится по одному врачу-эксперту. «Невозможно провести экспертизу качества медицинской помощи в медорганизации, сотрудником которой является врач-специалист, выступающий экспертом и представляющий в одном лице отдельную специальность», – говорится в документе. В МГФОМС заверили, что врач-эксперт не выходит на проверку в медицинскую организацию, в которой он работает, но пообещали увеличить регистр врачей-экспертов до 375 человек.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Госслужащим будут оказывать медицинскую помощь в особом порядке

24 октября 2014

Госслужащим будут оказывать медицинскую помощь в особом порядкеПрезидент РФ Владимир Путин подписал Федеральный закон от 22 октября 2014 г. № 314-Ф3 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", вводящий особый порядок оказания медицинской помощи госслужащим.

До сих пор, согласно ст. 42 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", медпомощь в особом порядке оказывалась жителям закрытых административно-территориальных образований и сотрудникам вредных производств.

Теперь в ту же статью вносится пункт об особенностях оказания помощи "лицам, занимающим государственные должности Российской Федерации, лицам, замещающим отдельные должности федеральной государственной гражданской службы, и иным лицам". Конкретные меры будут перечисляться в нормативных актах Президента РФ и Правительства РФ.

Кроме того, в статье уточняется, что лечение чиновников может оплачиваться как за счет средств обязательного медицинского страхования, так и за счет бюджета.

Законопроект1, на основе которого был принят этот закон, был внесен в Госдуму группой депутатов в мае 2014 года. Изначально он предполагал внесение технических поправок: в одном месте заменить словосочетание "медицинской помощью" на "медицинской помощи". Но ко второму чтению в него были внесены вышеуказанные дополнения. 10 октября проект был принят сразу во втором и третьем чтении. Согласно стенограмме заседания, вопросов по поправкам у депутатов не возникло, они не обсуждались.

Теги: Владимир Путин, госслужба, здравоохранение, Правительство РФ, Президент РФ

Источник: ГАРАНТ.РУ

! Перепечатка

Подписаться на новости

Документы по теме:

Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации"

______________________________

1 С текстом законопроекта № 520973-6 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" и материалами к нему можно ознакомиться на сайте Госдумы.

ГАРАНТ.РУ: http://www.garant.ru/news/579866/#ixzz3HAvq7y8I

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Общество

сегодня, 00:01

Врачи без больных: реформа здравоохранения глазами медиков Фотогалерея

В России полным ходом идет реформа здравоохранения, которую власти предпочитают называть «оптимизацией и модернизацией». На данный момент, в стране закрыты свыше трех сотен больниц и около восьмидесяти поликлиник. В Москве в ближайшие два года закроют 28 больниц – многие из них были построены в середине прошлого века в центре города, и обслуживают до 10 тысяч пациентов.

Читайте «Расследование РБК: куда завела Россию реформа здравоохранения»

Фото: Антон Беркасов для РБК

Игорь Давыдов,

заведующий отделением гинекологической больницы ГКБ №72

«На прошлой неделе сотрудникам сообщили, что есть приказ о ликвидации нашей больницы. Он был подписан Риммой Масловой, главным врачом ГКБ№31, к которой нас присоединили в феврале прошлого года. Теперь нам сказали, что с 1го декабря прекращается госпитализация пациентов, а с февраля больница закрывается навсегда. Наша больница за год обслуживала 8 000 пациентов, это крупнейшая гинекологическая больница Москвы. Мы писали в прокуратуру, в департамент здравоохранения, но нам ответили, что все идет по плану. Вы поймите, врачи не пропадут, пострадают пациенты – когда кто-нибудь умрет в машине «Скорой помощи» от кровотечения, поскольку его некуда будет довезти, тогда станет понятно, что укрупненные больницы хороши для Испании, где дороги пустые. А у нас по любому шоссе тащишься два часа».

Изменено пользователем Kseniy

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Скажите, для чего эти огромные посты?

 

Читать и ругать государство?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах



Расследование РБК: куда завела Россию реформа здравоохранения 
 


Елена Малышева, Светлана Рейтер, Юлия Забавина

2 ноября в Москве соберется митинг протеста врачей и медсестер. Что заставило работников самой гуманной профессии выйти на улицу и чего россиянам и частному бизнесу ждать от реформы здравоохранения – в материале РБК



284143329509228.jpg 

Фото: PhotoXPress




Время – не деньги


Восемь минут – столько уходило у московского онколога-химиотерапевта Сергея Сазыкина на обследование пациента. За это время следовало осмотреть больного, заполнить карту, выписать направление на анализы.


«Что можно сделать за восемь минут?! – удивляется врач. – Я много лет работал в отделении химиотерапии онкологического диспансера, у меня выработалась определенная сноровка, но я не призываю никого повторять этот опыт. За шестичасовую смену – 50 человек, к середине дня так устаешь, что думать о медицине не можешь».


К онкодиспансеру №2, где работал Сазыкин, прикреплены 25 тысяч больных. Такого графика врач не выдержал. В феврале он перешел в дневной стационар при НИИ Рентгенорадиологии: «У нас платные услуги, к нам ходят пациенты, которые хотят принимать химиотерапию под врачебным наблюдением. За смену – десять больных, не больше».


В отличие от стационара, в диспансере больные наблюдались бесплатно. Химиотерапия – самое дорогое лечение после трансплантологии, деньги на лекарства выделялись из городского бюджета, рассказывает Сазыкин. Но год назад пошли разговоры, что до Москвы вот-вот дойдет медицинская реформа, начнется сокращение бюджета.


Вскоре так и случилось.


Нестандартная реформа


Со времен Советского Союза больницы и поликлиники финансировались из бюджета. В 1990-х гг. появился фонд ОМС (обязательного медицинского страхования), куда работодатель стал отчислять определенный процент от зарплаты сотрудников. Сейчас это – 5,1%.


Фонд давал деньги больницам, но ситуация кардинально не поменялась: установленные тарифы на врачебные услуги были низкими и не покрывали расходы, а основная часть денег все равно шла врачам из бюджета. «Это не заставляло врачей работать эффективнее», – поясняет один из инициаторов реформы, профессор Высшей школы экономики (ВШЭ) Игорь Шейман. Экономисты ВШЭ, вспоминает Шейман, еще 10 лет назад предлагали перевести все здравоохранение на одноканальное финансирование: никакого бюджета, только страховые тарифы, но адекватно посчитанные. Базовый закон об ОМС приняли в 2010 году; но сокращать бюджетное финансирование больницам всерьез начали три года спустя, включив оплату расходов медучреждений в страховые тарифы.


Тут-то и начались проблемы: тарифы так и остались низкими, больницы стали испытывать проблемы с деньгами, поясняет на условиях анонимности федеральный чиновник. «ОМС занижено в 4-5 раз. Например, по тарифу стоимость анализа крови – от 29 до 72 рублей. Это возможно сделать? Невозможно! Это же не только кровь, это лаборант, медсестра, пробирка», – жалуется руководитель договорного отдела детской городской клинической больницы №13 Виктор Мелека.


Правительство не решалось повышать тарифы из-за роста налоговой нагрузки на бизнес. Тогда власти большинства российских регионов пошли по непопулярному пути: начали сокращать количество клиник.


7 мая 2012 года по старой медицине был нанесен решающий удар. В день инаугурации на третий срок президент Владимир Путин подписал знаменитые «майские указы»: по ним зарплаты врачам к 2018 году следовало довести до уровня 200% от среднего заработка по региону (в Москве сейчас, по данным Росстата, – 61 тыс. рублей).


Рост зарплат врачей одновременно означал резкое сокращение по другим статьям расходов больниц, так как переход на одноканальное финансирование не оставлял клиникам свободы для маневров, объясняет директор Института экономики здравоохранения при ВШЭ Лариса Попович.


«Минздрав сдал всех без боя. Велел субъектам – действуйте! И систему начали планомерно уничтожать», – возмущается Гузель Улумбекова, глава правления ассоциации медицинских обществ по качеству медицинской помощи (АСМОК).



Согласно докладу «Бюджет здравоохранения 2015–2017 гг. – это полмиллиона дополнительных смертей», выпущенному АСМОК в октябре 2014 года, если сокращения российских больниц продолжатся, то общий коэффициент смертности [показатель демографической статистики, измеряющий уровень смертности населения вне зависимости от его числа] вырастет с 13,1 (по данным 2013 года) до 13,9 (прогноз на 2017 год), что приведет к 526 000дополнительных смертей.



 


284143514568545.jpg

 


Борьба с койками


2013 год стал черным для многих российских больниц. По итогам июльского аудитаСчетная палата констатировала: в 2013 году клиники по всей России оказались недофинансированы на 19 млрд рублей и были вынуждены спешно ужиматься. В итоге упразднили 35 тыс. коек в стационарах, закрыли 76 поликлиник и 306 больниц; в одной Москве сократили 4 тыс. коек.


В октябре взорвалась «информационная бомба»: на сайте rusmedserver.com был выложен список московских клиник и роддомов, подлежащих закрытию в ближайшее время.


«Мы не хотели это публиковать, потому что тихо плакали в наших кабинетах. Но раз уж это вылилось в публичное пространство, будем плакать все вместе», – такими словами объяснял смысл документа заместитель мэра Москвы Леонид Печатников, сам врач с большим стажем. Сокращения чиновник объясняет переходом на финансирование из фонда ОМС. Московские власти последние два года негласно нарушали закон и продолжали частично финансировать больницы, рассказывает РБК федеральный чиновник, знакомый с ходом реформы. «Москва довольно долго не входила в страховую медицину. Мы просто не соблюдали федеральное законодательство, у нас были возможности финансировать из бюджета», – объясняет эту коллизию Печатников.


 


284143338958752.jpg 
Вице-мэр Москвы Леонид Печатников
Фото: PhotoXPress



 


В 2015 году городские больницы обязаны перейти на финансирование только по системе ОМС, объяснил Печатников. С этого момента у московских властей остается всего один путь – дотировать напрямую в фонд, что позволяет делать закон «Об обязательном медицинском страховании».


Без денег от города тарифы едва ли покроют стоимость медицинских услуг, опасается Владимир Зеленский, глава Московского городского фонда ОМС. Однако со следующего года дотации в бюджет фонда сокращаются с 22 млрд до 18,4 млрд рублей – такие цифры заложены в рассматриваемый сейчас проект бюджета Москвы.


Выход один – резать


Москва, готовя реформу здравоохранения, привлекла западных экспертов, признался РБК Печатников. Эксперты, по его словам, предложили разные варианты: вывести часть персонала за штат, укрупнить некоторые больницы и сделать их более специализированными.


Корреспонденту РБК удалось встретиться с источником, близким к работавшей по заказу Москвы группе экспертов. По их подсчетам, рассказал он, количество коек в городе распределено неравномерно: в центре – кучно, по краям – пусто, а количество больниц (около ста) вдвое превышает аналоги в Сингапуре и Лондоне. По мнению специалистов, вместо двух устаревших больниц в центре столицы хорошо бы построить один современный медицинский центр. Москва опережает остальные мегаполисы мира и по количеству медиков – функции 14 000 столичных врачей вполне могли бы исполнять 10 000, делится собеседник РБК заключениями экспертов. Вдобавок, следует сократить количество госпитализаций и уменьшить среднее число койко-дней на одного больного – от трех недель до полутора; из 340 городских поликлиник специалисты предлагают сделать 46 «кустов» с разветвленной сетью филиалов. Недобор, по мнению специалистов, существует лишь по одной штатной больничной позиции – медсестрам (по подсчетам АСМОК, в Москве на каждого врача приходится 1,2 медсестры против положенных двух). «Эксперты провели анализ и сказали: вот у вас профицит таких специалистов, зато у вас дефицит иногда таких же специалистов в поликлиниках», – соглашается с выводами группы Печатников.


Московские власти обещали не полностью следовать рекомендациям специалистов, ссылаясь на социальные последствия. Как сообщили РБК в пресс-службе департамента здравоохранения, эксперты провели «аудит активов», к которому департамент должен прислушаться, наподобие «рачительной хозяйки».


Но без кардинальных сокращений департаменту не обойтись.


По информации РБК, на недавнем совещании в мэрии главным врачам московских клиник было предписано до конца года сократить штат минимум на 30%. Указание было дано на встрече с руководством департамента здравоохранения в конце сентября, подтвердили РБК депутат Госдумы, знакомый с деталями встречи, а также один из врачей-участников.


Печатников не согласен: «Директив ни на какое сокращение нет в природе». 


Чего ждать врачам


Октябрь прошлого года стал самым плохим месяцем в истории одиннадцатой горбольницы Москвы. Из полноценной кардиологической клиники она превратилась в филиал больницы №24. «Всех собрали в актовом зале. Объявили, что к нам присоединяют восьмую детскую больницу и консультацию «Семья и брак». Дальше начались масштабные сокращения и вывоз ценного медоборудования в 24-ю больницу», – рассказывает эндокринолог Ольга Демичева.


За прошлый год, утверждает заведующий физиотерапевтическим отделением Семен Гальперин, из трехсот штатных должностей осталась половина: «Наш бывший директор Алексей Шибанов превратился в «и.о. заведующего филиалом», старшие медсестры стали обычными медсестрами, а завотделениями – дежурными врачами». Зарплаты упали вдвое: в прошлом месяце Демичева получила 17 тыс. рублей. Помогает приработок в платной клинике: «Там за прием пациенты семь тысяч рублей платят, я бы ушла совсем, но мне не хочется терять больных и квалификацию».



284143330477861.jpg 
Эндокринолог горбольницы №11 Ольга Демичева и ее коллега, заведующий физиотерапевтическим отделением Семен Гальперин
Фото: Антон Беркасов для РБК



 


Сообщения об объединении московских больниц растут в прогрессии: в конце 2013 года в интервью «Известиям» Печатников говорил, что из 65 московских клиник, входящих в систему ОМС, сделают 34–35 юридических лиц с филиалами; закрыт терапевтический корпус самой крупной «скоропомощной» городской больницы №2; объявлено о ликвидации ГКБ №72, обслуживающей 8000 пациентов. Сократили 50 санитарок и закрыли отделение травматологии в больнице в Выхино. 


На 2 ноября намечен масштабный митинг протеста врачей на Триумфальной площади. Координатор акции Алла Фролова ежедневно получает до 50 обращений от врачей. «Нас закрывают, куда нам идти, что нам делать?!», – пересказывает письма Фролова.


«Конечно, гораздо проще митинговать, чем лечить», – заявил на это журналистам Печатников.


 


Врачи без больных: реформа здравоохранения глазами медиков Фотогалерея284143218279603.jpg 284143218283393.jpg 284143218281358.jpg 284143218282658.jpgВ России полным ходом идет реформа здравоохранения, которую власти предпочитают называть «оптимизацией и модернизацией». На данный момент, в стране закрыты свыше трех сотен больниц и около восьмидесяти поликлиник. В Москве в ближайшие два года закроют 28 больниц – многие из них были построены в середине прошлого века в центре города, и обслуживают до 10 тысяч пациентов. Читайте «Расследование РБК: куда завела Россию реформа здравоохранения» Посмотреть 6 фотографий

 


Чего ждать пациентам


Детей с неизлечимыми болезнями почек привозят в отделение гемодиализа городской больницы Святого Владимира (бывшая Русаковская) трижды в неделю. Для очищения крови от шлаков часть пациентов подключают к аппарату искусственной почки, остальным несколько раз в неделю заливают раствор в брюшную полость – такие дети лежат на койках со специальным мешками, прикрепленными катетером к животу. Стоимость одного мешка – 600 рублей, в день нужно сменить до четырех. На расход мешков до недавнего времени никто не обращал внимания – их оплачивали из городского бюджета. С нового года гемодиализ будет оплачиваться из бюджета ОМС.


Врачи отделения гемодиализа в тревоге: в год отделение обслуживает 1600 хроников. Когда ребенок лежит в реанимации, объясняет один из сотрудников, больница получает от фонда ОМС 3,5 тыс. рублей за койко-день, и на этом – все. Раньше дополнительные манипуляции оплачивали из городского бюджета. Что будет дальше, врачи не знают.


«В Москве все пациенты, которым нужна стационарная помощь, получают ее в неплохом качестве, на неплохих условиях», – уверяет Зеленский. Объем фонда ОМС в 2015 году увеличится до 165 млрд рублей, но траты непропорционально вырастут: эти средства пойдут не только на гемодиализ, но и на онкологическую помощь.


На все запланированное, по словам Зеленского, средств может не хватить: власти и фонд начали обсуждать дополнительное дотирование на закупку дорогостоящих препаратов и зарплату врачей, уверяет он.


 


284143338958989.jpg 
Без денег от города тарифы едва ли покроют стоимость медицинских услуг, опасается Владимир Зеленский, глава Московского городского фонда ОМС
Фото: РИА Новости



 


Нескорая частная помощь


Частные клиники могут войти в систему ОМС и обслуживать пациентов по «зеленой карточке» обязательного страхования. Но выгоды это прежде не приносило.


«Мне это (участие в ОМС – РБК) не подходит, – говорит Александр Винокуров, владелец сети клиник «Чайка». – У нас средняя цена приема – 2 тыс. рублей, средний чек – 3800. Консультация терапевта по тарифу ОМС стоит около 100 рублей. Мы можем войти в систему ОМС и тогда будем должны, что логично, оказывать услуги бесплатно: человек пришел, показал полис, фонд компенсировал». Если бы осмотр терапевта по обязательной страховке стоил хотя бы 500 рублей, еще можно было бы подумать, говорит бизнесмен.


Договор с фондами ОМС по Москве и области три года назад подписала группа компаний МЕДСИ (входит в холдинг АФК «Система»), поскольку в оплату по ОМС вошли заболевания, требующие высокотехнологичной медицинской помощи.


«Кардиоваскулярная хирургия, органная патология, комплексная терапия при онкологии – на эти заболевания установлены более-менее адекватные тарифы, сопоставимые с нашими», – объясняет профессор Александр Троицкий, вице-президент компании МЕДСИ. В ожидании пациентов, компания инвестировала более 1 млрд рублей в переоснащение многопрофильной больницы в Отрадном, планируя впоследствии вложить в эту больницу еще 4,5 млрд. Однако в утвержденный Минздравом список больниц по оказанию высокотехнологичной медицинской помощи МЕДСИ войти не удалось: «Никакой честной конкуренции, все контролируется государством, в списке только федеральные и городские больницы. Я не видел ни одного примера частно-государственного партнерства, все это сплошная говорильня, – раздражается вице-президент МЕДСИ. – Путь, по которому сейчас развивается ОМС – тупиковый».


Однако сокращение государственных больниц может косвенно помочь частному бизнесу. Винокуров согласен: после сокращения к нему придут классные врачи, оставшиеся без работы. Придет и часть пациентов, уверен директор центра социальной экономики Давид Мелик-Гусейнов. «Инфраструктура бесплатной помощи по ОМС, по нашим оценкам, сократится на 30%, что подстегнет рост обращений в частные медицинские центры на те же 30%. Для населения это плохо, но для частных клиник наступает золотая пора – можно заработать хорошие деньги, особо не напрягаясь. Спрос будет превышать предложение», – полагает он.


Трудный путь в капитализм


Россия занимает 51-е место в рейтинге эффективности систем здравоохранения, подготовленном агентством Bloomberg. На первом месте – Сингапур, на сорок девятом – Азербайджан, пятьдесят второго – нет. «Ощущение, что у нас сейчас ужин на «Титанике»: вот-вот грядет обрушение и развал», – описывает ощущение от происходящего Даниил Строяковский, заведующий отделением химиотерапии образцовой московской больницы №62.


Это трудности переходного периода, возражает Минздрав. «Добро пожаловать в капитализм!» – этими словами заммэра Печатников объяснял план оптимизации московских клиник. По его мнению, Россия до сих пор жила по стандартам, заданным Леонидом Брежневым: качество медицинских услуг измеряется количеством коек и врачей на душу населения. А дальше число врачей уменьшится, зарплаты оставшихся увеличатся, на смену обветшалым центрам придут современные клиники, в которых не будет места поборам, а платные услуги максимально легализуют.


Система медицинской помощи заработает, если страховые тарифы будут рассчитываться не по стандартам лечения (режим терапии пациента), как этого требует закон об ОМС, а по укрупненным клинико-статистическим группам (КСГ), говорила ранее министр здравоохранения Вероника Скворцова. С этой целью, сообщает пресс-служба Минздрава, в министерстве «проводится работа по созданию клинических протоколов» для эффективного современного лечения. По мнению источника РБК в Минздраве, система КСГ прекратит неравное финансирование больниц, поскольку учитывает не только диагноз, но и параметр выполнения хирургической операции. «Все будет четко: выполнено стентирование сердца – одна оплата, не выполнено – другая», – говорит собеседник РБК.


Счетная палата (ее возглавляет бывший министр здравоохранения Татьяна Голикова) в своем докладе настаивает: хотите обобщать болезни – меняйте закон об ОМС.


С объемом фонда ОМС тоже есть проблемы. С одной стороны, в сентябре правительство одобрило законопроект, предусматривающий отмену порога отчислений в ФОМС. На сегодняшний момент формула отчислений в фонд ОМС такова: работодатель платит 5,1% с зарплаты подчиненного, не превышающей 624 тыс. рублей в год. Зарплаты выше этой суммы облагаются тем же отчислением – как будто работник получает 624 тыс. По расчетам Минфина, отмена ограничения позволит увеличить бюджет фонда ОМС на 200 млрд рублей.


С другой стороны, на эти деньги могут найтись желающие: в проект федерального бюджета на 2015 год вписана возможность «передачи» в бюджет «средств ОМС». Минфин, если Госдума примет поправку в закон об ОМС, рассчитывает изымать из фонда недостающие деньги на нужды страны: как подсчитали в ведомстве, в следующем году ОМС сможет поделиться с бюджетом 140 млрд рублей. Таким образом, при добавке в 200 миллиардов 140 могут уйти обратно.


***


На оплату по ОМС с 2013 года полностью переведена российская «скорая помощь».


С ней, если верить монологу анонимного фельдшера из поселка Ерофей Павлович в Амурской области, сейчас происходит вот что: «…Штат сократили, денег нет, кислорода нет, лекарств нет, зимой снег в машине шапкой свисает. То, что нужно вставлять в районе попы, мы в горло вставляем…» (запись опубликована «Российской газетой» в сентябре 2014 года).



Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Планируется митинг 2 ноября. Что-то еще можно изменить.

Изменено пользователем Kseniy

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

2 ноября 2014 года с 14.00 до 17.00 на Суворовской площади (м.Достоевская) пройдет согласованный митинг «Остановить развал медицины Москвы!».

Московские власти реформируют здравоохранение: в столице закрыты десятки медицинских учреждений. Приостановлена работа многих московских больниц, сотрудникам объявлено о грядущих сокращениях.

Мы видим сознательное разрушение системы здравоохранения, которая создавалась десятилетиями. Чиновников не волнуют люди, их интересует «доходность» и «оборот» койки, заботит, как уволить врачей, сэкономив на выходном пособии, как продать землю под закрытой больницей.

Реформа здравоохранения направлена не на улучшение качества и доступности бесплатной медицинской помощи, а на сокращение бюджета. В федеральном бюджете 2015 г. расходы на здравоохранение снижаются на 22,9 %. Власть под видом «оптимизации» переводит медицину на платную основу.

Призываем всех неравнодушных москвичей — пациентов и медиков — выйти на митинг 2 ноября.

Речь идет не просто об очередной реформе. Речь идет о нашем здоровье, о нашей жизни! Остановим развал медицины в Москве!

Общественное движение «Вместе за достойную медицину!»,

Межрегиональный профсоюз медицинских работников «Действие»

Независимый профсоюз работников скорой помощи «Фельдшер.ру»

Независимый профсоюз работников образования «Учитель»

МРО «РПР-Парнас», МРО «Яблоко», КПРФ, ВПП «Гражданская инициатива»

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Новый порядок записи создан для того, чтобы улучшить организацию приема узких специалистов.

С 1 ноября в столичных поликлиниках можно будет самостоятельно записаться к 12 специалистам. Среди них шесть детских: педиатр, участковый педиатр, детский психиатр, детский хирург, детский уролог-андролог, детский врач-стоматолог.

А также шесть взрослых: терапевт, участковый терапевт, врач общей практики (семейный врач), хирург, акушер-гинеколог, стоматолог-терапевт.

Ранее для самозаписи были доступны еще семь специалистов: уролог, оториноларинголог (ЛОР), офтальмолог, врач по гигиеническому воспитанию, врач по спортивной медицине, психиатр-нарколог, психотерапевт.

С 1 ноября к этим специалистам можно будет попасть только по направлению участкового или лечащего врача. Пациенты, состоящие на учете в каком-либо диспансере, сохранят возможность самостоятельно записаться к своему профильному врачу через электронную систему.

Самостоятельно записаться к врачу можно через регистратуру поликлиники, а также взяв талон в информате медицинского учреждения, через портал госуслуг или сайт ЕМИАС.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас