ПрезиДЕНТ
Курьер

rss: Виктор Сиднев: «Нужно развитие Новой Москвы, а не освоение присоединенных территорий» - BFM.Ru

Оцените эту тему

2 сообщения в этой теме

Физик, экс-мэр Троицка, а также капитан команды из «Что? Где? Когда?» рассказал в интервью BFM.ru о том, что ему нравится в Новой Москве и чего еще предстоит достичь

sidnev.jpg Москва. Фото: Роман Вуколов/ТАСС

Виктор Сиднев — человек, который одним знаком как магистр и капитан знаменитой команды из трижды знаменитой передачи «Что? Где? Когда?», другим — как бывший мэр наукограда Троицка, третьим — как талантливый физик и столь же талантливый организатор (а кому нужен другой на должности директора-координатора Троицкого инновационного кластера?). А некоторым — как житель Новой Москвы, которому изнутри видны ее радости и несчастья, победы и поражения. Именно с «новомосквичом» Виктором Сидневым побеседовала руководитель отдела «Недвижимость» радиостанции Business FM Валерия Мозганова.

Вы изначально были в стане тех, кто выступал «за» присоединение, или в стане тех, кто «против»? Ведь Вы на тот момент были не просто житель — мэр Троицка.

Виктор Сиднев: Когда принималось решение — да, я еще был мэром. И забавно, люди, которые в курсе отношений внутри правительства Московской области, знают, что в какой-то момент у меня был серьезный конфликт с Громовым (Борис Громов — бывший губернатор Московской области. — Прим. ред.), потому что я публично высказался за присоединение к Новой Москве. А потом, когда присоединение состоялось, а я ушел с поста мэра, прошел слух, что я ушел именно потому, что не согласен с присоединением. Вот так рождаются легенды! На самом деле, и то, и другое неправда. Но я и сегодня считаю, что присоединение дает колоссальные новые возможности. Хотя бы потому, что ресурсы несопоставимы: Москва — третий город мира по бюджету; по сравнению с Московской областью, которая тоже, вроде, небедный регион — это же в разы больше возможностей! Но это и создает для нас, особенно для Троицка (а Троицк — самый большой город на территории Новой Москвы, 50 000 из примерно 200 000 проживающих в Новой Москве человек) большие риски.
 

Риски? Какие же?

Виктор Сиднев: Ну как? Мы ведь — научная деревня. Сократ говорил, что город отличается от деревни разнообразием форм деятельности. В этом смысле мы, Троицк — не город; мы все в советское время занимались наукой и хотим и дальше заниматься именно наукой, но только с инновационной составляющей, потому что сегодня наука и инновации связаны. И нам очень важно самосохраниться, сохранить тот особый социум, который есть сегодня. Как нам кажется, Новая Москва или, точнее, освоение присоединенных территорий, в этом смысле создает риски: давайте честно — наука и инновации не предусмотрены при застройке многоэтажными домами. Конечно, мы все-таки сохранили некоторую самостоятельность, у нас даже есть свой генеральный план, в котором заложена наша «самобытность». Но Троицк — это меньше 1% территории Новой Москвы, поэтому нам очень важно, что происходит на остальных 99%. Мы хотим это знать, хотим на это влиять, чтобы развитие, по крайней мере, той части, которая близка к Троицку, шло в нужном нам ключе, в том, в котором Троицк всегда жил и сегодня живет.

Ну что ж, три года мы имеем Новую Москву...

Виктор Сиднев: Формально с 2012 года.

Ну, будем считать, что три. С Вашей точки зрения, каковы основные плюсы, что удалось сделать за это время, и основные минусы — соответственно, что не удалось, или, может, было сделано неправильно, и теперь развивается не в том направлении?

Виктор Сиднев: Что мы видим сегодня? Видим массовую жилую застройку. Я понимаю, что во многом «вылезают» те проекты, которые были заложены еще до присоединения — инвестиционный цикл в строительстве длинный, все происходит небыстро, и три года — слишком маленький срок, чтобы увидеть какие-то реальные кардинальные изменения. Но отрадно хотя бы, что риторика по развитию новых территорий правильная. Я напомню, одним из первых «новомосковских» дел правительства Москвы стал международный конкурс — 10 международных команд разрабатывали концепцию развития Новой Москвы. Результаты этого конкурса меня порадовали, потому что все участники сказали примерно то, с чем мы абсолютно согласны: Новая Москва будет поделена условно на три зоны. Первая, которая примыкает к кольцевой дороге, — сильно урбанизированная зона. Вторая зона, в которую попадает Троицк, — это собственно наука, инновации и, может быть, современное производство. И третья зона, которая уже ближе к Калуге, — это рекреация. Мне кажется, это совершенно правильно.

Вторая сказанная ими правильная вещь: если мы хотим разгрузить Москву, то должны перейти к полицентричной структуре. То есть, надо создать новые центры притяжения — их должно быть 5-6, и они еще должны быть специализированными, у каждого из них должна быть своя специфика. В этом смысле я считаю, что Троицк вполне может быть таким центром — как раз науки, инноваций и образования. Да это уже происходит — мы знаем, что кампус МИСиСа сегодня выносится, обсуждаются другие образовательные проекты, и это хорошо!

Забавный результат, который дали эти 10 проектов, и который мы активно обсуждаем здесь, на Ганноверской выставке, знаете, в чем? Ведь какова была логика создания Новой Москвы? Старая Москва застроена, развиваться некуда, поэтому нужны новые площадки — вот и давайте присоединим территорию, которая в полтора раза больше старой Москвы. Но когда команды международных экспертов посмотрели взглядом стратегов, первое, что они сказали, что вообще-то в Москве более чем достаточно земельных ресурсов для развития! Сегодня Москва часто использует понятия «реиндустриализация», «редевелопмент» — оказывается, в городе примерно 20 тысяч гектаров, на которых еще можно развиваться. Причем иногда это вообще земли вдоль Москвы-реки — самые лучшие земли, которые могут стать жемчужиной старой Москвы. Ну, и хорошо, думаем мы в Троицке — может быть, теперь в Новой Москве не будет такого движения в сторону яростного девелопмента, и мы сможем хоть чуть-чуть отдышаться, осмотреться.

Словом, позитив в том, что стратегически все произносится правильно. А вот негатив, повторю, может быть, связанный с элементарным недостатком времени, в том, что пока мы видим успешные жилые девелоперские проекты и не видим успешных проектов по новой индустриализации или по инновационной экономике. К примеру, первый технопарк, который построен в Троицке — это все-таки очень небольшая площадка, а хочется, чтобы было масштабно. Вот едете вы по «Киевке» в сторону Калуги, переезжаете границу Москвы и Московской области, и у вас справа стоит сначала Samsung, потом Новолипецкий металлургический комбинат, потом пошло Lotto, потом еще что-то, и до самого Обнинска это, по сути дела, один индустриальный парк. Но я ни одной такой площадки на территории Новой Москвы не вижу. Это свидетельствует, что все-таки осмысленной политики по новой индустриализации пока нет.

Может быть, если бы процессом руководил кто-нибудь вроде Артамонова (Анатолий Артамонов — губернатор Калужской области — Прим.ред.), оно бы быстренько и появилось. А тот факт, что большинству планов по переносу крупных госучреждений на территорию Новой Москвы, наверное, не суждено сбыться или суждено, но очень-очень не скоро — это как-то повлияло?

Виктор Сиднев: Меня лично это только радует, потому что дает нам возможность приложить усилия и все-таки не то, чтобы навязать, но проинициировать тот тип развития территории, который нужен нам, а не госучреждениям. Это касается университетов, касается, например, медицинского кластера, который сейчас обсуждается, касается развития наших институтских площадок. Ведь надо понимать, что, например, в Троицке 12 тысяч человек работало в науке, а сегодня осталось 3 тысячи. 9 тысяч мест, физических мест — стульев, столов, установок, электроприборов — они вот за этими заборами, но они не используются! Сегодня пусть медленно, но процесс, что называется, пошел. Хотя опять и опять вынужден повторять, что, к сожалению, параллельно пошел конкурирующий процесс застройки Новой Москвы жильем, причем, я бы отметил, не самым лучшим. Для меня самый яркий из отрицательных образов — Новые Ватутинки. Ну не должно так быть в Новой Москве! Так кто победит — они, Новые Ватутинки, или тип развития территории, который я бы назвал во всех смыслах инновационным? В этой борьбе затухание интереса к переносу в Новую Москву госучреждений нам на руку. При этом я вижу, что правительство Москвы многое вкладывает в инфраструктуру, прежде всего, в транспортную. Может быть, это тоже поможет «правильному» развитию, о котором мы говорим.

Кстати, о вложениях. В прошлом году в московском правительстве всерьез обсуждался вопрос — а не отказаться ли временно от активного финансирования развития Новой Москвы, потому что бюджет «не тянет». Те обязательства, которые взяты в тучные годы, сегодня трудновыполнимы. А что, если государство не откажется совсем — я в это не верю, — но, по крайней мере, здорово замедлит темпы развития Новой Москвы? Дороги будут строиться, но медленнее, метро, может, появится не через 5 лет, а через 20. Что тогда?

Виктор Сиднев: Я бы так сказал: ну, замедлится это развитие, и что? Это не всегда плохо. Год назад я бы сказал, что замедление — это неправильно, потому что у меня перед глазами был пример Калужской области и Обнинска (он такой же, как Троицк, наукоград, так что связи у нас хорошие). Я часто бывал у коллег и наблюдал, как работают две совершенно разные стратегии развития двух областей — Московской и Калужской, и к чему они обе в итоге привели. У Калуги, в общем, всегда была непростая и сейчас тем более непростая бюджетная ситуация, потому что они очень много средств вкладывали в инфраструктуру, привлекали инвесторов, и в последние годы у них был самый быстрорастущий бюджет. Я как-то разговаривал с Артамоновым, и он говорит: «Вот теперь мы можем позволить себе заняться развитием социальной сферы, улучшением социальной инфраструктуры, потому что теперь у нас есть на это бюджетные деньги». А Московская область взяла ровно противоположный курс: здесь вкладывались в основном в социальную инфраструктуру, строили Дворцы культуры, спортивные сооружения, детские сады, и в результате после 2009 года начались серьезные трудности с бюджетом (про другие причины этих трудностей давайте сейчас говорить не будем). Вот два примера. Я бы, конечно, сказал, что Калужский — более правильный, но вчера. А сегодня мы с вами в эпицентре экономического кризиса и понимаем, что в Калуге закрываются автомобильные заводы. Сегодня я не понимаю, как это скажется на регионе. Сегодня я думаю — но ведь должен же был Артамонов учитывать подобные риски?

Ну, подобного рода риски, я думаю, вообще никто не учитывал. Да кто бы из нас год назад...

Виктор Сиднев: Ну, конечно. А дороги все-таки надо строить, хотя бы потому, что сегодня — я специально с этим разбирался — большая часть жителей Московской области работает в Москве. Говорят, что 200 тысяч человек живет в Новой Москве. Но на самом деле, мы оценивали, что летом живет примерно полтора миллиона! Дороги — это же для них. Что значит — давайте остановим развитие Новой Москвы, а будем вкладываться в старую? У нас люди-то живут везде.

Троицк планирует избежать тех проблем, которые существуют на территории старой Москвы? Я имею в виду наплыв мигрантов и некая напряженность, с этим связанная, кластерное деление по этническому, по социальному, по финансовому и еще по множеству всяких признаков. Словом, все то, чем вообще любой мегаполис мира отличается от немегаполиса.

Виктор СидневЯ в свое время работал учителем в Калифорнии в Силиконовой долине. Там есть место Сан-Рамон, довольно известное, хорошее место, а рядом был Окленд, и это все называется Bay Area — район залива. Это два совершенно разных города! В месте, где я жил — небольшое местечко Аламо, — мы, и американцы в том числе, всегда оставляли машину и никогда не задумывались, что надо двери закрыть. А если люди приезжают в Окленд, обойдут и каждую ручку у машины дернут, чтобы убедиться, что она закрыта. Это я к тому, что расслоение все равно есть и все равно будет. На что рассчитывает Троицк? Мне троицкие жители часто ставят в укор одну фразу, которую я высказал как-то в сердцах, но я на ней настаиваю. Я сказал, что лучше жить бедным в городе для богатых, чем богатым в городе для бедных. Если вы изначально создаете среду более высокого качества, чем есть вокруг — эта среда, естественно, стоит дороже, и жизнь в этом случае в городе будет дороже, но тогда вы и социум получаете другой! И даже человек пусть с меньшим доходом, живя в этой более дорогой среде, он все равно живет лучше, чем если бы он жил там, где все соответствует его уровню доходов. Поэтому наша задача — может быть, это такой местечковый подход, как угодно его называйте — сохранить наш социум, сохранить его более привлекательным по сравнению с окружающими территориями. Тогда и приезжать к нам будут те люди, которые готовы заплатить премиальную цену, чтобы жить в этом месте. Как ни странно, такой вот способ самосохранения. Когда мы обсуждали с Высшей школой экономики и ее ректором Ярославом Кузьминовым их проект (он хотел строить университет, а вокруг — университетский квартал), мы говорили, что ни в коем случае нельзя строить многоэтажное жилье. Да, с точки зрения экономики надо бы возводить как можно больше недвижимости, но я ему сказал: «Такой квартал убьет университет, потому что будет дешевое жилье, а значит, и социум будет такой же». Я, кстати, отлично это видел во время перехода из советских времен в рыночные. В Троицке было два общежития Академии наук — таких малосемейных. В советское время там жили нормальные научные сотрудники, молодые семьи, которые еще не получили квартиру. Как только появилась возможность приватизации, тут же оказалось, что в этих двух общежитиях образовался совсем другой социум. Осталось несколько научных сотрудников, которые не успели оттуда выбраться, и они, конечно, страдали очень сильно, потому что социум поменялся просто мгновенно, что сказалось даже в масштабе всего города.

Мы сейчас говорим «старая Москва», «Новая Москва». Как Вы думаете, когда эта грань сотрется, когда будем говорить просто «Москва»? Или, может, никогда — так и будет «Новая Москва»?

Виктор Сиднев: Во-первых, ситуация ведь гораздо хуже! В том смысле, что кроме термина «Новая Москва» еще иногда говорят «присоединенные территории». Русский язык — он же такой тонкий, он всегда отражает нюансы. Например, к словосочетанию «Новая Москва» подходит термин «развитие», а к «присоединенным территориям» — «освоение». Мы хотим, чтобы было развитие Новой Москвы, а не освоение присоединенных территорий. Тут это ведь вопрос брендинга — какие эмоции у вас возникают при словах «Новая Москва». Я хочу, чтобы осталась именно «Новая Москва», чтобы этот термин вызывал положительные эмоции, чтобы при всей моей любви к старой Москве люди все-таки хотели жить в Новой.

Ссылка на источник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Это как раз главный осваиватель троицкого леса

2 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас

  • Похожие публикации

    • Автор: AlekcDolche
      ГУП «Научно-исследовательский и проектный институт генерального плана города Москвы» объявил тендер на создание бренда для Новой Москвы
      Цель проекта – повышение привлекательности нового направления для населения города и потенциальных инвесторов, популяризация расширения территории, определение открытых и понятных критериев социально-экономического развития.
      Исполнителю предстоит создать платформу бренда на основе маркетингового исследования Новой Москвы, выработать программу коммуникации, разработать дизайн региона как географического, социального и экономического объекта, а также провести презентацию. Исследование включает в себя: анализ зарубежных практик развития городских территории, сравнение Москвы и Новой Москвы с точки зрения привлекательности для жизни и работы, проведение социологического исследования реальных и потенциальных жителей, экспертные интервью, анализ вторичных данных.
      Заявки будут оцениваться по таким критериям, как цена договора (важность – 40%) и профессиональная квалификация участника закупки (60%) – обеспеченность материально-техническими и трудовыми ресурсами, а также деловая репутация.На все работы планируется выделить 17,3 млн рублей.
      Заявки принимаются до 3 декабря 2014 года, подведение итогов состоится 5 декабря. Подробнее с документацией можно ознакомиться на сайте госзакупок.
      Новая Москва – самый масштабный за всю историю города проект расширения. Территория столицы увеличится в 2,4 раза за счет присоединения части Московской области. Как сообщается на сайте Департамента развития новых территорий, затраты на Новую Москву составят 7 трнл рублей, из которых 5 трлн пойдет на недвижимость, а 2 трлн рублей – на инфраструктуру.
      Подробнее:http://www.adindex.ru/news/ek/2014/11/27/117879.phtml

      http://www.adindex.ru/news/ek/2014/11/27/117879.phtml
    • Автор: Курьер
      На проекты выделят более 2 миллиардов рублей.
      Фото: Владимир Новиков В 2017 году по благоустройству будут проведены в 30 деревнях и 75 садовых товариществ Троицкого и Новомосковского административных округов Москвы.
      Согласно Адресной инвестиционной программе, которая предусматривает строительство дорог, водо- и газопроводов, на эти цели выделят более двух миллиардов рублей, сообщил руководитель столичного Департамента развития новых территорий Владимир Жидкин.
      — Особое внимание уделяется вопросам транспортной доступности, строительству подъездных дорог к деревням, — заявил Владимир Жидкин.
      Так, строительство трассы к деревне Дудкино в поселении «Мосрентген» планируют завершить в октябре в 2018 года, отметили на сайте Комплекса градостроительной политики и строительства. Как известно, на дачные поселки и садовые некоммерческие товарищества приходится около четырех процентов территории Новой Москвы с населением более чем в 300 тысяч человек.
      Ранее сообщалось, что за два года власти намерены подключить к газоснабжению почти 200  садовых участков в поселении Марушкино.
      Ссылка на источник
    • Автор: AlekcDolche
      О достигнутых за годы развития результатах, задачах на ближайшее будущее, приоритетах и принципах стратегического уровня, и многом другом, рассказал в специальном выпуске проекта «Москва в деталях», посвященном новым округам Москвы, телеканала «Москва 24» руководитель Департамента развития новых территорий города Москвы Владимир Жидкин.
      https://vk.com/video-88392250_456239027
       
    • Автор: Курьер
      Проект Новой Москвы критикуют уже не первый год, причём как покупатели дешёвого жилья, так и девелоперы. Лайф #Дом разобрался, что стало причиной критики и почему у присоединённых территорий с каждым годом всё больше шансов стать Новым Бирюлёво, а не вторым Сити.
      "Совок" в новой упаковке
      На дворе стоял 2012 год, история Новой Москвы только начиналась. Тогда планировалось, что она решит вопрос с нехваткой места в "старой" Москве и разгрузит её за счёт переноса административного аппарата из центра, создания инновационных проектов и миллиона новых рабочих мест. Она должна была стать не просто местом продажи дешёвых квадратных метров, а переосмыслением всей городской периферии, воплотить в себе всё то, чего не получилось в своё время у подмосковных городов-спутников.
      Фото: © РИА Новости/Евгений Самарин   Почему рабочие места в Новой Москве не выдерживают конкуренции с Москвой старой? Потому что главная ставка сделана на строительство офисов, рассчитанных на то, что со временем их заполнят арендаторы, имеющие свой маленький или средний бизнес. Однако на фоне кризиса аренды в старой Москве подобный сценарий создания рабочих мест выглядит не слишком убедительно. Ещё одна проблема — часть рабочих мест в Новой Москве имеет временный статус. Как правило, это вакансии в строительном секторе. И если советские города-спутники создавались вокруг крупных промышленных предприятий, то сегодня на местах вынуждены создавать производства, чтобы продать жильё. Это такие уже реализованные и планируемые к реализации проекты, как "Индиго" (4000 раб. мест), "Комсити" (40 000 раб. мест), "К2" (6000 раб. мест), "Фудсити" (20 000 раб. мест), "АДЦ" (76 400 раб. мест) и Рублёво-Архангельское, где, ни много ни мало, заявлено 100 000 раб. мест. Правда, на официальном сайте "Комплекса градостроительной политики и строительства города Москвы" информации о том, что представляют из себя эти "высокооплачиваемые" рабочие места, нет.
      Лайф позвонил в Департамент развития новых территорий города Москвы и попросил комментарий у пресс-секретаря руководителя департамента Владимира Жидкина. Андрей Барковский, в свою очередь, сказал, что "часть этих рабочих мест уже существует", однако никакой конкретики относительно специфики этих мест от него добиться не удалось. 
      Жизнь за МКАДом с московской пропиской
      Ещё одна история про рабочие места была связана с надеждами на инновационные и научные кластеры. Предполагалось, что именно они станут точками притяжения жителей Новой Москвы. Однако сегодня развитие задуманных проектов требует куда больших инвестиций, чем планировалось в 2012 году.
      Если верить официальному сайту Новой Москвы, то только в июне 2016 года застройщики сдали 240 тысяч квадратных метров жилья (и планируют довести эту цифру до 1 млн. в первом полугодии).
      Глава департамента развития новых территорий Владимир Жидкин в интервью относительно будущего Новой Москвы заявил: "Всё-таки новые территории — это не Москва в традиционном понимании. У "новой" Москвы будет своя особенность — она будет состоять из моногородов". Также Жидкин добавил, что территория не будет конкурировать со "старой" по плотности населения, и через двадцать лет на ней будет проживать порядка 1,5 миллиона человек.
      Фото: © РИА Новости/Антон Денисов Как бы то ни было, сегодня тезис о том, что Новая Москва разгрузит старую и создаст на новых территориях рабочие места не хуже, чем в пределах МКАДа, звучит более чем сомнительно. Подавляющее большинство жителей новых районов продолжают ездить на работу в Москву, тратя на дорогу немалое количество времени и сил.
      Получается, что они одновременно и живут, и не живут в Москве: формально у них московская прописка, но на работу они добираются точно так же, как и другие жители Подмосковья. Сами же присоединённые территории всё больше напоминают гигантские выселки, бескрайние спальные районы, единственное преимущество которых — дешёвое жильё. Об этом, в частности, говорил в своём прошлогоднем исследовании, сделанном специально для Московского урбанистического форума "Как построить Новую Москву", искусствовед и архитектурный критик Григорий Ревзин:
      — Так
 или иначе, идеалом развития Новой Москвы оказалось воспроизводство советского спального района, и, таким образом, Новая Москва, 
по сути, превратилась в расширение московской периферии, — сказал он.
      Неоправданные ожидания и застройка по принципу КОТ
      Спустя четыре года после присоединения новых территорий сценарии относительно будущего Новой Москвы разделились: одни считают, что она станет ещё одним Бирюлёво площадью 148 гектар, другие видят в ней потенциал для создания моногородов нового типа, способных стать идеальной моделью городского развития для всей России.
      Мы решили узнать у экспертов, какой сценарий сегодня выглядит наиболее реальным.
      По словам пресс-секретаря Департамента развития новых территорий Андрея Барковского, решение о том, что Москва будет развиваться как комплекс моногородов, уже принято, и большие надежды в плане создания высокотехнологичных рабочих мест сегодня возлагаются на инвесторов. Хотя последние сегодня по-прежнему предпочитают вкладывать деньги в строительство жилья, нежели в развитие промышленных территорий.
      За сценарий развития Новой Москвы как отдельного региона, а не части столицы, высказывались и в КБ "Стрелка". В интервью порталу "Мослента" от 29 января 2016 года старший консультант КБ Розалия Тарновецкая отметила, что на современном этапе целью развития Новой Москвы может стать идея создания нового регионального стандарта для развития городов по всей России. Лайф попытался узнать, в чём сегодня заключается этот стандарт, однако в КБ "Стрелка" отказались отвечать на вопрос.
      А вот по словам заслуженного архитектора республики Татарстан и одного из разработчиков Генплана Новой Москвы, проектировщика жилых комплексов "Андерсен" и "Остров Эрин" Валерия Манукяна, сегодня основная проблема Новой Москвы в том, что девелоперы не хотят вкладывать деньги в малоэтажную застройку.
      Вместо этого они лоббируют максимальную этажность проектов, застраивая, таким образом, целые кварталы, которые фактически окружают город внутри МКАД стеной. И если сейчас не ограничить этажность застройки в Новой Москве хотя бы цифрой "12", то в будущем есть риск получить перенаселённую городскую зону и проблемы с транспортом, а также потерять все вложенные деньги.
      Фото: © РИА Новости/Руслан Кривобок — Новая Москва застраивается по принципу КОТ (комплексное освоение территорий — прим. Лайф). А комплексная застройка — это полностью проект девелопера. Всё остальное — это крупные проекты застройки, потенциально увеличивающие нагрузку на транспортную инфраструктуру, — говорит Манукян.
      Что касается продажи жилой недвижимости, то ситуация также оставляет желать лучшего. Вице-Президент Московской гильдии риэлторов Константин Апрелев, считает, что ожидания как инвесторов, так и покупателей жилья в Новой Москве не оправдались. Главная причина разочарования — транспортное развитие и строительство инфраструктуры явно отстают от темпов возведения жилья. По словам Апрелева, "цены на квартиры в новостройках Новой Москвы сегодня почти не отличаются от цен в городах Подмосковья, находящихся на таком же расстоянии от Москвы. Несмотря на высокие ожидания, рынок сделал выбор не в пользу Новой Москвы".
      — Сегодня жильё в Новой Москве покупают в основном в расчёте на развитие социальной инфраструктуры. Ключевая надежда, что дети в семье появятся позже, чем первые школы и детские сады на территории ЖК, — отвечает Константин Апрелев.
      Моногород или Новое Бирюлёво?
      В любом случае, говорить о том, что Новая Москва превратится в цепь моногородов и, в конце концов, станет примером  для городского развития в регионах или окончательно закрепится в статусе Нового Бирюлёво размером в 148 тысяч гектаров, пока не представляется возможным.
      Равно как и ожидать развития сценария 2012 года, когда планировалось создать на новых территориях 1 миллион рабочих мест и обеспечить жильём 2 миллиона человек. Масштаб присоединённых территорий, а вместе с ними и проблем, оказался слишком велик, чтобы  избежать критики и быть решённым в кратчайшие сроки.
      Фото: © РИА Новости/Руслан Кривобок Ещё одна неочевидная, но существенная проблема — у рядового потребителя и потенциального покупателя нет сложившегося образа Новой Москвы как места, где можно было бы жить долго и счастливо. Современная экономика предполагает продажу эмоций посредством товаров. Вы покупаете не хлеб и квартиру, а здоровье и долгую счастливую жизнь.
      В этом плане отсутствие внятного цельного образа присоединённых территорий видится явным просчётом. Когда мы произносим "Алые Паруса" или "Башня Федерация", в голове мгновенно возникает картинка и целый ряд ассоциаций, связанных с этими местами. Про Новую Москву ничего подобного пока сказать нельзя. Не добавляет ясности и логотип, разработанный студией "Апостол" осенью прошлого года.
       
        Вероятно, оба вышеозначенных сценария не будут реализованы в полной мере, обстоятельства снова изменятся и придётся принимать новые решения для живущих в Новой Москве людей, построенных там миллионов квадратных метров жилья и территорий, зарезервированных под огромные индустриальные парки.
      https://life.ru
       
  • Сейчас популярно