ПрезиДЕНТ
Курьер

rss: Виктор Сиднев: «Нужно развитие Новой Москвы, а не освоение присоединенных территорий» - BFM.Ru

Оцените эту тему

2 сообщения в этой теме

Физик, экс-мэр Троицка, а также капитан команды из «Что? Где? Когда?» рассказал в интервью BFM.ru о том, что ему нравится в Новой Москве и чего еще предстоит достичь

sidnev.jpg Москва. Фото: Роман Вуколов/ТАСС

Виктор Сиднев — человек, который одним знаком как магистр и капитан знаменитой команды из трижды знаменитой передачи «Что? Где? Когда?», другим — как бывший мэр наукограда Троицка, третьим — как талантливый физик и столь же талантливый организатор (а кому нужен другой на должности директора-координатора Троицкого инновационного кластера?). А некоторым — как житель Новой Москвы, которому изнутри видны ее радости и несчастья, победы и поражения. Именно с «новомосквичом» Виктором Сидневым побеседовала руководитель отдела «Недвижимость» радиостанции Business FM Валерия Мозганова.

Вы изначально были в стане тех, кто выступал «за» присоединение, или в стане тех, кто «против»? Ведь Вы на тот момент были не просто житель — мэр Троицка.

Виктор Сиднев: Когда принималось решение — да, я еще был мэром. И забавно, люди, которые в курсе отношений внутри правительства Московской области, знают, что в какой-то момент у меня был серьезный конфликт с Громовым (Борис Громов — бывший губернатор Московской области. — Прим. ред.), потому что я публично высказался за присоединение к Новой Москве. А потом, когда присоединение состоялось, а я ушел с поста мэра, прошел слух, что я ушел именно потому, что не согласен с присоединением. Вот так рождаются легенды! На самом деле, и то, и другое неправда. Но я и сегодня считаю, что присоединение дает колоссальные новые возможности. Хотя бы потому, что ресурсы несопоставимы: Москва — третий город мира по бюджету; по сравнению с Московской областью, которая тоже, вроде, небедный регион — это же в разы больше возможностей! Но это и создает для нас, особенно для Троицка (а Троицк — самый большой город на территории Новой Москвы, 50 000 из примерно 200 000 проживающих в Новой Москве человек) большие риски.
 

Риски? Какие же?

Виктор Сиднев: Ну как? Мы ведь — научная деревня. Сократ говорил, что город отличается от деревни разнообразием форм деятельности. В этом смысле мы, Троицк — не город; мы все в советское время занимались наукой и хотим и дальше заниматься именно наукой, но только с инновационной составляющей, потому что сегодня наука и инновации связаны. И нам очень важно самосохраниться, сохранить тот особый социум, который есть сегодня. Как нам кажется, Новая Москва или, точнее, освоение присоединенных территорий, в этом смысле создает риски: давайте честно — наука и инновации не предусмотрены при застройке многоэтажными домами. Конечно, мы все-таки сохранили некоторую самостоятельность, у нас даже есть свой генеральный план, в котором заложена наша «самобытность». Но Троицк — это меньше 1% территории Новой Москвы, поэтому нам очень важно, что происходит на остальных 99%. Мы хотим это знать, хотим на это влиять, чтобы развитие, по крайней мере, той части, которая близка к Троицку, шло в нужном нам ключе, в том, в котором Троицк всегда жил и сегодня живет.

Ну что ж, три года мы имеем Новую Москву...

Виктор Сиднев: Формально с 2012 года.

Ну, будем считать, что три. С Вашей точки зрения, каковы основные плюсы, что удалось сделать за это время, и основные минусы — соответственно, что не удалось, или, может, было сделано неправильно, и теперь развивается не в том направлении?

Виктор Сиднев: Что мы видим сегодня? Видим массовую жилую застройку. Я понимаю, что во многом «вылезают» те проекты, которые были заложены еще до присоединения — инвестиционный цикл в строительстве длинный, все происходит небыстро, и три года — слишком маленький срок, чтобы увидеть какие-то реальные кардинальные изменения. Но отрадно хотя бы, что риторика по развитию новых территорий правильная. Я напомню, одним из первых «новомосковских» дел правительства Москвы стал международный конкурс — 10 международных команд разрабатывали концепцию развития Новой Москвы. Результаты этого конкурса меня порадовали, потому что все участники сказали примерно то, с чем мы абсолютно согласны: Новая Москва будет поделена условно на три зоны. Первая, которая примыкает к кольцевой дороге, — сильно урбанизированная зона. Вторая зона, в которую попадает Троицк, — это собственно наука, инновации и, может быть, современное производство. И третья зона, которая уже ближе к Калуге, — это рекреация. Мне кажется, это совершенно правильно.

Вторая сказанная ими правильная вещь: если мы хотим разгрузить Москву, то должны перейти к полицентричной структуре. То есть, надо создать новые центры притяжения — их должно быть 5-6, и они еще должны быть специализированными, у каждого из них должна быть своя специфика. В этом смысле я считаю, что Троицк вполне может быть таким центром — как раз науки, инноваций и образования. Да это уже происходит — мы знаем, что кампус МИСиСа сегодня выносится, обсуждаются другие образовательные проекты, и это хорошо!

Забавный результат, который дали эти 10 проектов, и который мы активно обсуждаем здесь, на Ганноверской выставке, знаете, в чем? Ведь какова была логика создания Новой Москвы? Старая Москва застроена, развиваться некуда, поэтому нужны новые площадки — вот и давайте присоединим территорию, которая в полтора раза больше старой Москвы. Но когда команды международных экспертов посмотрели взглядом стратегов, первое, что они сказали, что вообще-то в Москве более чем достаточно земельных ресурсов для развития! Сегодня Москва часто использует понятия «реиндустриализация», «редевелопмент» — оказывается, в городе примерно 20 тысяч гектаров, на которых еще можно развиваться. Причем иногда это вообще земли вдоль Москвы-реки — самые лучшие земли, которые могут стать жемчужиной старой Москвы. Ну, и хорошо, думаем мы в Троицке — может быть, теперь в Новой Москве не будет такого движения в сторону яростного девелопмента, и мы сможем хоть чуть-чуть отдышаться, осмотреться.

Словом, позитив в том, что стратегически все произносится правильно. А вот негатив, повторю, может быть, связанный с элементарным недостатком времени, в том, что пока мы видим успешные жилые девелоперские проекты и не видим успешных проектов по новой индустриализации или по инновационной экономике. К примеру, первый технопарк, который построен в Троицке — это все-таки очень небольшая площадка, а хочется, чтобы было масштабно. Вот едете вы по «Киевке» в сторону Калуги, переезжаете границу Москвы и Московской области, и у вас справа стоит сначала Samsung, потом Новолипецкий металлургический комбинат, потом пошло Lotto, потом еще что-то, и до самого Обнинска это, по сути дела, один индустриальный парк. Но я ни одной такой площадки на территории Новой Москвы не вижу. Это свидетельствует, что все-таки осмысленной политики по новой индустриализации пока нет.

Может быть, если бы процессом руководил кто-нибудь вроде Артамонова (Анатолий Артамонов — губернатор Калужской области — Прим.ред.), оно бы быстренько и появилось. А тот факт, что большинству планов по переносу крупных госучреждений на территорию Новой Москвы, наверное, не суждено сбыться или суждено, но очень-очень не скоро — это как-то повлияло?

Виктор Сиднев: Меня лично это только радует, потому что дает нам возможность приложить усилия и все-таки не то, чтобы навязать, но проинициировать тот тип развития территории, который нужен нам, а не госучреждениям. Это касается университетов, касается, например, медицинского кластера, который сейчас обсуждается, касается развития наших институтских площадок. Ведь надо понимать, что, например, в Троицке 12 тысяч человек работало в науке, а сегодня осталось 3 тысячи. 9 тысяч мест, физических мест — стульев, столов, установок, электроприборов — они вот за этими заборами, но они не используются! Сегодня пусть медленно, но процесс, что называется, пошел. Хотя опять и опять вынужден повторять, что, к сожалению, параллельно пошел конкурирующий процесс застройки Новой Москвы жильем, причем, я бы отметил, не самым лучшим. Для меня самый яркий из отрицательных образов — Новые Ватутинки. Ну не должно так быть в Новой Москве! Так кто победит — они, Новые Ватутинки, или тип развития территории, который я бы назвал во всех смыслах инновационным? В этой борьбе затухание интереса к переносу в Новую Москву госучреждений нам на руку. При этом я вижу, что правительство Москвы многое вкладывает в инфраструктуру, прежде всего, в транспортную. Может быть, это тоже поможет «правильному» развитию, о котором мы говорим.

Кстати, о вложениях. В прошлом году в московском правительстве всерьез обсуждался вопрос — а не отказаться ли временно от активного финансирования развития Новой Москвы, потому что бюджет «не тянет». Те обязательства, которые взяты в тучные годы, сегодня трудновыполнимы. А что, если государство не откажется совсем — я в это не верю, — но, по крайней мере, здорово замедлит темпы развития Новой Москвы? Дороги будут строиться, но медленнее, метро, может, появится не через 5 лет, а через 20. Что тогда?

Виктор Сиднев: Я бы так сказал: ну, замедлится это развитие, и что? Это не всегда плохо. Год назад я бы сказал, что замедление — это неправильно, потому что у меня перед глазами был пример Калужской области и Обнинска (он такой же, как Троицк, наукоград, так что связи у нас хорошие). Я часто бывал у коллег и наблюдал, как работают две совершенно разные стратегии развития двух областей — Московской и Калужской, и к чему они обе в итоге привели. У Калуги, в общем, всегда была непростая и сейчас тем более непростая бюджетная ситуация, потому что они очень много средств вкладывали в инфраструктуру, привлекали инвесторов, и в последние годы у них был самый быстрорастущий бюджет. Я как-то разговаривал с Артамоновым, и он говорит: «Вот теперь мы можем позволить себе заняться развитием социальной сферы, улучшением социальной инфраструктуры, потому что теперь у нас есть на это бюджетные деньги». А Московская область взяла ровно противоположный курс: здесь вкладывались в основном в социальную инфраструктуру, строили Дворцы культуры, спортивные сооружения, детские сады, и в результате после 2009 года начались серьезные трудности с бюджетом (про другие причины этих трудностей давайте сейчас говорить не будем). Вот два примера. Я бы, конечно, сказал, что Калужский — более правильный, но вчера. А сегодня мы с вами в эпицентре экономического кризиса и понимаем, что в Калуге закрываются автомобильные заводы. Сегодня я не понимаю, как это скажется на регионе. Сегодня я думаю — но ведь должен же был Артамонов учитывать подобные риски?

Ну, подобного рода риски, я думаю, вообще никто не учитывал. Да кто бы из нас год назад...

Виктор Сиднев: Ну, конечно. А дороги все-таки надо строить, хотя бы потому, что сегодня — я специально с этим разбирался — большая часть жителей Московской области работает в Москве. Говорят, что 200 тысяч человек живет в Новой Москве. Но на самом деле, мы оценивали, что летом живет примерно полтора миллиона! Дороги — это же для них. Что значит — давайте остановим развитие Новой Москвы, а будем вкладываться в старую? У нас люди-то живут везде.

Троицк планирует избежать тех проблем, которые существуют на территории старой Москвы? Я имею в виду наплыв мигрантов и некая напряженность, с этим связанная, кластерное деление по этническому, по социальному, по финансовому и еще по множеству всяких признаков. Словом, все то, чем вообще любой мегаполис мира отличается от немегаполиса.

Виктор СидневЯ в свое время работал учителем в Калифорнии в Силиконовой долине. Там есть место Сан-Рамон, довольно известное, хорошее место, а рядом был Окленд, и это все называется Bay Area — район залива. Это два совершенно разных города! В месте, где я жил — небольшое местечко Аламо, — мы, и американцы в том числе, всегда оставляли машину и никогда не задумывались, что надо двери закрыть. А если люди приезжают в Окленд, обойдут и каждую ручку у машины дернут, чтобы убедиться, что она закрыта. Это я к тому, что расслоение все равно есть и все равно будет. На что рассчитывает Троицк? Мне троицкие жители часто ставят в укор одну фразу, которую я высказал как-то в сердцах, но я на ней настаиваю. Я сказал, что лучше жить бедным в городе для богатых, чем богатым в городе для бедных. Если вы изначально создаете среду более высокого качества, чем есть вокруг — эта среда, естественно, стоит дороже, и жизнь в этом случае в городе будет дороже, но тогда вы и социум получаете другой! И даже человек пусть с меньшим доходом, живя в этой более дорогой среде, он все равно живет лучше, чем если бы он жил там, где все соответствует его уровню доходов. Поэтому наша задача — может быть, это такой местечковый подход, как угодно его называйте — сохранить наш социум, сохранить его более привлекательным по сравнению с окружающими территориями. Тогда и приезжать к нам будут те люди, которые готовы заплатить премиальную цену, чтобы жить в этом месте. Как ни странно, такой вот способ самосохранения. Когда мы обсуждали с Высшей школой экономики и ее ректором Ярославом Кузьминовым их проект (он хотел строить университет, а вокруг — университетский квартал), мы говорили, что ни в коем случае нельзя строить многоэтажное жилье. Да, с точки зрения экономики надо бы возводить как можно больше недвижимости, но я ему сказал: «Такой квартал убьет университет, потому что будет дешевое жилье, а значит, и социум будет такой же». Я, кстати, отлично это видел во время перехода из советских времен в рыночные. В Троицке было два общежития Академии наук — таких малосемейных. В советское время там жили нормальные научные сотрудники, молодые семьи, которые еще не получили квартиру. Как только появилась возможность приватизации, тут же оказалось, что в этих двух общежитиях образовался совсем другой социум. Осталось несколько научных сотрудников, которые не успели оттуда выбраться, и они, конечно, страдали очень сильно, потому что социум поменялся просто мгновенно, что сказалось даже в масштабе всего города.

Мы сейчас говорим «старая Москва», «Новая Москва». Как Вы думаете, когда эта грань сотрется, когда будем говорить просто «Москва»? Или, может, никогда — так и будет «Новая Москва»?

Виктор Сиднев: Во-первых, ситуация ведь гораздо хуже! В том смысле, что кроме термина «Новая Москва» еще иногда говорят «присоединенные территории». Русский язык — он же такой тонкий, он всегда отражает нюансы. Например, к словосочетанию «Новая Москва» подходит термин «развитие», а к «присоединенным территориям» — «освоение». Мы хотим, чтобы было развитие Новой Москвы, а не освоение присоединенных территорий. Тут это ведь вопрос брендинга — какие эмоции у вас возникают при словах «Новая Москва». Я хочу, чтобы осталась именно «Новая Москва», чтобы этот термин вызывал положительные эмоции, чтобы при всей моей любви к старой Москве люди все-таки хотели жить в Новой.

Ссылка на источник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Это как раз главный осваиватель троицкого леса

2 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас

  • Похожие публикации

    • Автор: Курьер
        Первый квартал года показал впечатляющий результат. Фото: комитет Москвы по ценовой политике в строительстве и государственной экспертизе проектов За ближайшие три месяца в Новой Москве сдадут в эксплуатацию целый ряд торговых, офисных и производственных строений общей площадью более 320 квадратных метров.
      Только в апреле будет закончено возведение склада в Московском поселении, торгового центра в Сосенском, общественно-делового здания в деревне Десна и производственно-административного комплекса в деревне Николо-Хованское.
      Об этом заявил глава Департамента развития новых территорий Москвы Владимир Жидкин. По его словам, в первом квартале округа получили более 30 тысяч «квадратов» коммерческой недвижимости.
      - По поручению мэра Москвы Сергея Собянина Строительный комплекс столицы уделяет большое внимание созданию новых рабочих мест в ТиНАО, - приводит слова Жидкина пресс-служба Департамента.
      Ссылка на источник
    • Автор: Курьер
      В нынешнем 2017 году исполняется ровно 5 лет с момента возникновения Новой Москвы. В каждом поселении ТиНАО по-своему готовятся к празднованию первой солидной даты в истории самых молодых столичных округов.
      Например, в поселении Московский первые юбилейные мероприятия оказались посвящены таким темам, которые обычно остаются где-то на втором плане, когда дело доходит до официальных торжеств. История, природа, достопримечательности – всё то, что обычно объединяют под словом «краеведение» и довольно редко включают в основную повестку дня.
      Восьмого апреля в поселении состоятся первые в истории Новой Москвы открытые соревнования по городскому ориентированию «Московский квест». Более сотни участников стартуют из районной библиотеки и поборются за призовые места, обследуя окрестные дворы и парки, разгадывая краеведческие загадки, посвященные местной истории, географии и значимым объектам городского пространства. Еще в конце марта это оригинальное мероприятие было презентовано на Московском культурном форуме в Манеже и вызвало заметный интерес у присутствующих.
      Основная идея краеведческого квеста заключается в том, чтобы показать жителям новостроек, что их окружают не только десятки типовых многоэтажных домов и асфальтированных парковок, но и нечто большее. У любого населенного пункта есть еще и собственная культурная и экологическая среда, есть своя история и свои точки интереса. В новых спальных районах всё это нередко полностью теряется из виду за первостепенными проблемами жилищно-коммунального хозяйства. Однако едва ли не каждый житель Новой Москвы рано или поздно может попасть в ситуацию, когда ему придется как-то отвечать на простой вопрос: «Расскажи о месте, в котором ты живешь? Что там интересного?».
      Восемнадцатого апреля в большом концертном зале ДК «Московский» состоится краеведческий форум «Я живу в ТиНАО», посвященный пятилетию образования Новой Москвы. В рамках форума пройдут мини-выставки и викторины для школьников, состоятся доклады и презентации, посвященные прошлому и настоящему новых столичных округов. Местные историки и краеведы поведают о своих изысканиях. Специалисты и любители поделятся своим ощущением нового городского пространства и расскажут об интересных объектах и событиях, связанных с разными поселениями ТиНАО.
      Каждый из старых московских округов имеет своё запоминающееся «лицо», свои классические достопримечательности и сюжеты. Когда мы говорим про Восточный округ, то вспоминаем Лосиный остров или измайловский Вернисаж. При упоминании Западного округа, на ум сразу приходит Кутузов, Наполеон, Поклонная гора, а кому-то — пресловутая «Рублевка».
      Есть ли подобное «лицо» у ТиНАО? Есть ли у нас что-то своё, что-то действительно уникальное и неповторимое, чем можно заинтересовать соседей или случайных гостей? Что следует делать, чтобы у каждого поселения и у Новой Москвы в целом, сформировалась бы не только удобная городская среда, но и привлекательный, совершенно индивидуальный образ? На эти вопросы поищут ответы участники и посетители грядущего юбилейного форума. Пятилетний юбилей – самое подходящее время!
      Ссылка на источник
    • Автор: AlekcDolche
      Сонная подмосковная деревенька, ведущая свою историю с XVI века, спустя пять столетий внезапно стала частью Москвы — и сразу шагнула в будущее. Именно здесь недавно открыли одну из самых высокотехнологичных станций столичного метро. А значит, новая жизнь для Саларьево — дело решённое.
      Чудо чудное, диво дивное. В чистом поле — между Киевским и Калужским шоссе — стоит станция метро, блестящая, суперсовременная. Настоящий портал в будущее — вместо билета к турникету можно прикладывать банковскую карту или телефон, интерактивные информационные стенды способны не только проложить, но и распечатать нужный маршрут, есть стойки, где можно зарядить телефон, а ещё автоматы, которые упакуют в полиэтилен мокрый зонтик. Самая старая ветка московского метро, Сокольническая, заканчивается теперь самой новой станцией — «Саларьево» открыли в феврале 2016 года.
      На выходе из этого мира передовых технологий xочется протереть глаза: видишь деревеньку с деревянными домиками, покривившимися заборами, разбитыми дорогами. Тут есть пруд, где берёт своё начало река Сетунь, а на краю Саларьево возвышается то ли насыпь, то ли курган, но никакой шахты поблизости не наблюдается. Это засыпанный землёй и засеянный травой полигон захоронения бытовых и промышленных отходов — обсуждается план устроить здесь лесопарк. Пока с этого странного холма открывается феерический вид на Москву: многоэтажки Ясенево, здание «Газпрома» в районе Тёплого Стана, МГУ и даже МИД, а также заходящие на посадку во Внуково самолёты. Стоя на насыпи, понимаешь, что находишься в паре километров от МКАД. Как Колька Герасимов в «Гостье из будущего» зашёл в заброшенный подвал и оказался в мире, где летали флипы и бегали космические пираты, так житель Саларьево может встать с кровати с петухами и через полчаса очутиться на Красной площади.
      В общем, на этом список саларьевскиx достопримечательностей заканчивается. Тут даже церкви нет — построенная в 1902 году на месте деревянной часовни церковь Тихвинской Иконы Божией Матери была закрыта в 1930 году (а её настоятель протоиерей Николай Лавров арестован и расстрелян на Бутовском полигоне), а в 1970‑е разрушена. Сама деревня историю имеет не слишком примечательную, и сведения о ней скудны. Название её, возможно, пошло от соратников Дмитрия Донского: среди тех, кто сопровождал князя на Куликово поле, были крымские купцы Михаил и Дементий Саларевы. В награду за верную службу они получили земли рядом с Москвой, но эти ли — доподлинно неизвестно. В документах Саларьево впервые упоминается в середине XVI века как владение царского казначея с говорящей фамилией Фунтиков. Незадолго до того, как Иван Грозный казнил его из профилактических соображений по так называемому «новгородскому делу», Фунтиков продал Саларьево Троице-Сергиевскому монастырю за 700 рублей.
      На деньги, собранные «Борьбой за коммуну» и другими колхозами-активистами, были построены две танковые колонны «Московский колхозник»
      Потом было разное — в Смутное время Саларьево было стёрто с лица земли и в дозорных книгах начала XVII века значилось пустошью. Впрочем, деревня вновь отстроилась и разрослась — ко времени ликвидации монастырского землевладения Саларьево было крупнейшим селением в округе, где жило более 400 человек. Даже эпидемия чумы, случившаяся в 1771 году, нанесла ему сравнительно небольшой урон. Потрепали деревню и наполеоновские отряды — от рук французов погибли пять саларьевцев; на месте их захоронения на левом берегу реки Сетуни стоит белокаменный крест с выбитыми на нем цифрами «1812». В советское время в Саларьево процветал колхоз «Борьба за коммуну» — здесь была молочная ферма, а ещё успешно выращивали огурцы на полях. Урожаи снимали высокие — колхоз сотрудничал с Тимирязевской сельскохозяйственной академией.


      ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ




      Троицкий лесопарк
      с внешней и внутренней стороны МКАД
      в районе посёлка Мосрентген
      Троицкий лесопарк расположен на окраине ныне не существующего села Троицкого и примыкает к современному посёлку Мосрентген. По большей части парк состоит из зарослей дубняка лещинового — типа леса, где дубы (дубняк) соседствуют с орешником (лещиной). Вторая, меньшая часть парка находится внутри пределов МКАД, и вдоль неё растёт много берёз — остатки высаженного здесь после войны березняка. Здесь живут редкие для Москвы тритоны и травяные лягушки. Парк входит в состав Тропарёвского лесничества и известен тем, что несколько лет назад на его территории было найдено тайное убежище мигрантов, ночевавших в гамаках между берёзами.
       

      Усадьба Узкое
      ул. Профсоюзная, д. 123а, 123б
      Подмосковная усадьба князя Трубецкого, теперь оказавшаяся в Ясенево. Неоклассицистический господский дом был построен в 1880 году — в нём после двухнедельной болезни умер философ Владимир Соловьёв, близкий друг хозяина. С 1937 года в Узком появился санаторий для членов Академии наук — Лев Ландау катался по усадебному парку на лыжах, а Андрей Колмогоров плавал в здешних прудах. С колокольни храма Казанской Иконы Божией Матери в Узком — прекрасного образца нарышкинского барокко, возведённого в самом конце XVII века, — по легенде, Наполеон наблюдал за отступлением своих войск.
       

      Палеонтологический
      музей им. Ю. А. Орлова
      ул. Профсоюзная, д. 123
      Экспозиция занимает 5000 квадратных метров в краснокирпичном здании, похожем на старую крепость — с внутренним двором и четырьмя массивными башнями. Коллекция музея собиралась отечественными палеонтологами на территории бывшего СССР, Китая, Монголии — выставлены практически все известные виды окаменелостей, скелет гигантского, высотой пять метров в холке, носорога индрикотерия и останки мамонта, найденные в Сибири в 1842 году.
       

      Ульяновский лесопарк
      Основан в 1935 году как часть Лесопаркового защитного пояса Москвы, где была запрещена любая охота. С трёх сторон примыкает к аэропорту Внуково, тянется от Минского шоссе до деревни Зимёнки (около Московского); окружает писательский посёлок Внуково и усадьбу Изварино; разделяет Ново-Переделкино и посёлок аэропорта Внуково, Московский и Хованское кладбище. Среди дубрав парка попадаются лесные заводи, в которых водятся ондатры и бобры, из птиц — цапли, камышницы и кулики. Ближе к Киевскому шоссе вдоль Екатерининского (Бекетова) ручья сохранились заросли черной ольхи — чёрноольшаник.
       

      Река Сетунь
      В пруду около деревни Саларьево находится исток реки Сетунь — правого притока реки Москвы. В отличие от многих московских рек, убранных под землю, Сетунь в основном протекает в открытом русле и по сохранившейся долине. В Москву-реку Сетунь впадает спустя 38 километров, у Бережковского моста, напротив Новодевичьего монастыря. Долина реки Сетуни — самый большой природный заказник в черте города Москвы.
       

      Троицкая церковь
      посёлок Мосрентген
      Бывшая главная церковь села Троицкого, построен-
      ная в конце XVII века. В 1823, когда владельцем села и деревни Верхних Тёплых Станов был отец поэта Иван Никифорович Тютчев, церковь расширили и придали ей классический вид. В 1907 году выяснился интересный факт: иконы на Царских вратах церкви полностью копировали Царские врата Казанского собора в Петербурге, расписанные В. Л. Боровиковским. После революции храм был разорён, потом в него въехала лаборатория Института физики Земли АН СССР. В 1993 году возвращён церкви. 
    • Автор: Курьер

      Запуск объекта — в 2022 году. Фото: Владимир Новиков В среду, 29 марта, руководитель столичного Департамента развития новых территорий Владимир Жидкин подвел итоги за первый квартал и рассказал о перспективах развития Новой Москвы.
      Так, важным событием он назвал утверждение нового Генерального плана. Документ, содержащий основные направления работ на 20 лет вперед, уже одобрен Мосгордумой и подписан мэром Москвы Сергеем Собяниным.
      Помимо прочего, на территории ТиНАО планируется создать специализированные и многопрофильные технопарки и технополисы, для чего будет налажен уверенный контакт с инвесторами.
      — Мы планируем увеличить задействованность населения Новой Москвы в банковском секторе и на производствах, — подчеркнул Владимир Жидкин.
      Также уже стартовал конкурс проектов по прокладке трамвайной линии между станцией «Прокшино» и городским округом Троицк. По словам Жидкина, объект введут в эксплуатацию уже в 2022 году.
      Кроме того, в данный момент формируются предложения по реновации земель, на которых будут снесены около 250 ветхих пятиэтажек и малоэтажных бараков, передает сайт газеты «Вечерняя Москва».
      Ссылка на источник
Пользовательский поиск

Подробный прогноз погоды в Москве