Курьер

rss: Виктор Сиднев: «Нужно развитие Новой Москвы, а не освоение присоединенных территорий» - BFM.Ru

Оцените эту тему

2 сообщения в этой теме

Физик, экс-мэр Троицка, а также капитан команды из «Что? Где? Когда?» рассказал в интервью BFM.ru о том, что ему нравится в Новой Москве и чего еще предстоит достичь

sidnev.jpg Москва. Фото: Роман Вуколов/ТАСС

Виктор Сиднев — человек, который одним знаком как магистр и капитан знаменитой команды из трижды знаменитой передачи «Что? Где? Когда?», другим — как бывший мэр наукограда Троицка, третьим — как талантливый физик и столь же талантливый организатор (а кому нужен другой на должности директора-координатора Троицкого инновационного кластера?). А некоторым — как житель Новой Москвы, которому изнутри видны ее радости и несчастья, победы и поражения. Именно с «новомосквичом» Виктором Сидневым побеседовала руководитель отдела «Недвижимость» радиостанции Business FM Валерия Мозганова.

Вы изначально были в стане тех, кто выступал «за» присоединение, или в стане тех, кто «против»? Ведь Вы на тот момент были не просто житель — мэр Троицка.

Виктор Сиднев: Когда принималось решение — да, я еще был мэром. И забавно, люди, которые в курсе отношений внутри правительства Московской области, знают, что в какой-то момент у меня был серьезный конфликт с Громовым (Борис Громов — бывший губернатор Московской области. — Прим. ред.), потому что я публично высказался за присоединение к Новой Москве. А потом, когда присоединение состоялось, а я ушел с поста мэра, прошел слух, что я ушел именно потому, что не согласен с присоединением. Вот так рождаются легенды! На самом деле, и то, и другое неправда. Но я и сегодня считаю, что присоединение дает колоссальные новые возможности. Хотя бы потому, что ресурсы несопоставимы: Москва — третий город мира по бюджету; по сравнению с Московской областью, которая тоже, вроде, небедный регион — это же в разы больше возможностей! Но это и создает для нас, особенно для Троицка (а Троицк — самый большой город на территории Новой Москвы, 50 000 из примерно 200 000 проживающих в Новой Москве человек) большие риски.
 

Риски? Какие же?

Виктор Сиднев: Ну как? Мы ведь — научная деревня. Сократ говорил, что город отличается от деревни разнообразием форм деятельности. В этом смысле мы, Троицк — не город; мы все в советское время занимались наукой и хотим и дальше заниматься именно наукой, но только с инновационной составляющей, потому что сегодня наука и инновации связаны. И нам очень важно самосохраниться, сохранить тот особый социум, который есть сегодня. Как нам кажется, Новая Москва или, точнее, освоение присоединенных территорий, в этом смысле создает риски: давайте честно — наука и инновации не предусмотрены при застройке многоэтажными домами. Конечно, мы все-таки сохранили некоторую самостоятельность, у нас даже есть свой генеральный план, в котором заложена наша «самобытность». Но Троицк — это меньше 1% территории Новой Москвы, поэтому нам очень важно, что происходит на остальных 99%. Мы хотим это знать, хотим на это влиять, чтобы развитие, по крайней мере, той части, которая близка к Троицку, шло в нужном нам ключе, в том, в котором Троицк всегда жил и сегодня живет.

Ну что ж, три года мы имеем Новую Москву...

Виктор Сиднев: Формально с 2012 года.

Ну, будем считать, что три. С Вашей точки зрения, каковы основные плюсы, что удалось сделать за это время, и основные минусы — соответственно, что не удалось, или, может, было сделано неправильно, и теперь развивается не в том направлении?

Виктор Сиднев: Что мы видим сегодня? Видим массовую жилую застройку. Я понимаю, что во многом «вылезают» те проекты, которые были заложены еще до присоединения — инвестиционный цикл в строительстве длинный, все происходит небыстро, и три года — слишком маленький срок, чтобы увидеть какие-то реальные кардинальные изменения. Но отрадно хотя бы, что риторика по развитию новых территорий правильная. Я напомню, одним из первых «новомосковских» дел правительства Москвы стал международный конкурс — 10 международных команд разрабатывали концепцию развития Новой Москвы. Результаты этого конкурса меня порадовали, потому что все участники сказали примерно то, с чем мы абсолютно согласны: Новая Москва будет поделена условно на три зоны. Первая, которая примыкает к кольцевой дороге, — сильно урбанизированная зона. Вторая зона, в которую попадает Троицк, — это собственно наука, инновации и, может быть, современное производство. И третья зона, которая уже ближе к Калуге, — это рекреация. Мне кажется, это совершенно правильно.

Вторая сказанная ими правильная вещь: если мы хотим разгрузить Москву, то должны перейти к полицентричной структуре. То есть, надо создать новые центры притяжения — их должно быть 5-6, и они еще должны быть специализированными, у каждого из них должна быть своя специфика. В этом смысле я считаю, что Троицк вполне может быть таким центром — как раз науки, инноваций и образования. Да это уже происходит — мы знаем, что кампус МИСиСа сегодня выносится, обсуждаются другие образовательные проекты, и это хорошо!

Забавный результат, который дали эти 10 проектов, и который мы активно обсуждаем здесь, на Ганноверской выставке, знаете, в чем? Ведь какова была логика создания Новой Москвы? Старая Москва застроена, развиваться некуда, поэтому нужны новые площадки — вот и давайте присоединим территорию, которая в полтора раза больше старой Москвы. Но когда команды международных экспертов посмотрели взглядом стратегов, первое, что они сказали, что вообще-то в Москве более чем достаточно земельных ресурсов для развития! Сегодня Москва часто использует понятия «реиндустриализация», «редевелопмент» — оказывается, в городе примерно 20 тысяч гектаров, на которых еще можно развиваться. Причем иногда это вообще земли вдоль Москвы-реки — самые лучшие земли, которые могут стать жемчужиной старой Москвы. Ну, и хорошо, думаем мы в Троицке — может быть, теперь в Новой Москве не будет такого движения в сторону яростного девелопмента, и мы сможем хоть чуть-чуть отдышаться, осмотреться.

Словом, позитив в том, что стратегически все произносится правильно. А вот негатив, повторю, может быть, связанный с элементарным недостатком времени, в том, что пока мы видим успешные жилые девелоперские проекты и не видим успешных проектов по новой индустриализации или по инновационной экономике. К примеру, первый технопарк, который построен в Троицке — это все-таки очень небольшая площадка, а хочется, чтобы было масштабно. Вот едете вы по «Киевке» в сторону Калуги, переезжаете границу Москвы и Московской области, и у вас справа стоит сначала Samsung, потом Новолипецкий металлургический комбинат, потом пошло Lotto, потом еще что-то, и до самого Обнинска это, по сути дела, один индустриальный парк. Но я ни одной такой площадки на территории Новой Москвы не вижу. Это свидетельствует, что все-таки осмысленной политики по новой индустриализации пока нет.

Может быть, если бы процессом руководил кто-нибудь вроде Артамонова (Анатолий Артамонов — губернатор Калужской области — Прим.ред.), оно бы быстренько и появилось. А тот факт, что большинству планов по переносу крупных госучреждений на территорию Новой Москвы, наверное, не суждено сбыться или суждено, но очень-очень не скоро — это как-то повлияло?

Виктор Сиднев: Меня лично это только радует, потому что дает нам возможность приложить усилия и все-таки не то, чтобы навязать, но проинициировать тот тип развития территории, который нужен нам, а не госучреждениям. Это касается университетов, касается, например, медицинского кластера, который сейчас обсуждается, касается развития наших институтских площадок. Ведь надо понимать, что, например, в Троицке 12 тысяч человек работало в науке, а сегодня осталось 3 тысячи. 9 тысяч мест, физических мест — стульев, столов, установок, электроприборов — они вот за этими заборами, но они не используются! Сегодня пусть медленно, но процесс, что называется, пошел. Хотя опять и опять вынужден повторять, что, к сожалению, параллельно пошел конкурирующий процесс застройки Новой Москвы жильем, причем, я бы отметил, не самым лучшим. Для меня самый яркий из отрицательных образов — Новые Ватутинки. Ну не должно так быть в Новой Москве! Так кто победит — они, Новые Ватутинки, или тип развития территории, который я бы назвал во всех смыслах инновационным? В этой борьбе затухание интереса к переносу в Новую Москву госучреждений нам на руку. При этом я вижу, что правительство Москвы многое вкладывает в инфраструктуру, прежде всего, в транспортную. Может быть, это тоже поможет «правильному» развитию, о котором мы говорим.

Кстати, о вложениях. В прошлом году в московском правительстве всерьез обсуждался вопрос — а не отказаться ли временно от активного финансирования развития Новой Москвы, потому что бюджет «не тянет». Те обязательства, которые взяты в тучные годы, сегодня трудновыполнимы. А что, если государство не откажется совсем — я в это не верю, — но, по крайней мере, здорово замедлит темпы развития Новой Москвы? Дороги будут строиться, но медленнее, метро, может, появится не через 5 лет, а через 20. Что тогда?

Виктор Сиднев: Я бы так сказал: ну, замедлится это развитие, и что? Это не всегда плохо. Год назад я бы сказал, что замедление — это неправильно, потому что у меня перед глазами был пример Калужской области и Обнинска (он такой же, как Троицк, наукоград, так что связи у нас хорошие). Я часто бывал у коллег и наблюдал, как работают две совершенно разные стратегии развития двух областей — Московской и Калужской, и к чему они обе в итоге привели. У Калуги, в общем, всегда была непростая и сейчас тем более непростая бюджетная ситуация, потому что они очень много средств вкладывали в инфраструктуру, привлекали инвесторов, и в последние годы у них был самый быстрорастущий бюджет. Я как-то разговаривал с Артамоновым, и он говорит: «Вот теперь мы можем позволить себе заняться развитием социальной сферы, улучшением социальной инфраструктуры, потому что теперь у нас есть на это бюджетные деньги». А Московская область взяла ровно противоположный курс: здесь вкладывались в основном в социальную инфраструктуру, строили Дворцы культуры, спортивные сооружения, детские сады, и в результате после 2009 года начались серьезные трудности с бюджетом (про другие причины этих трудностей давайте сейчас говорить не будем). Вот два примера. Я бы, конечно, сказал, что Калужский — более правильный, но вчера. А сегодня мы с вами в эпицентре экономического кризиса и понимаем, что в Калуге закрываются автомобильные заводы. Сегодня я не понимаю, как это скажется на регионе. Сегодня я думаю — но ведь должен же был Артамонов учитывать подобные риски?

Ну, подобного рода риски, я думаю, вообще никто не учитывал. Да кто бы из нас год назад...

Виктор Сиднев: Ну, конечно. А дороги все-таки надо строить, хотя бы потому, что сегодня — я специально с этим разбирался — большая часть жителей Московской области работает в Москве. Говорят, что 200 тысяч человек живет в Новой Москве. Но на самом деле, мы оценивали, что летом живет примерно полтора миллиона! Дороги — это же для них. Что значит — давайте остановим развитие Новой Москвы, а будем вкладываться в старую? У нас люди-то живут везде.

Троицк планирует избежать тех проблем, которые существуют на территории старой Москвы? Я имею в виду наплыв мигрантов и некая напряженность, с этим связанная, кластерное деление по этническому, по социальному, по финансовому и еще по множеству всяких признаков. Словом, все то, чем вообще любой мегаполис мира отличается от немегаполиса.

Виктор СидневЯ в свое время работал учителем в Калифорнии в Силиконовой долине. Там есть место Сан-Рамон, довольно известное, хорошее место, а рядом был Окленд, и это все называется Bay Area — район залива. Это два совершенно разных города! В месте, где я жил — небольшое местечко Аламо, — мы, и американцы в том числе, всегда оставляли машину и никогда не задумывались, что надо двери закрыть. А если люди приезжают в Окленд, обойдут и каждую ручку у машины дернут, чтобы убедиться, что она закрыта. Это я к тому, что расслоение все равно есть и все равно будет. На что рассчитывает Троицк? Мне троицкие жители часто ставят в укор одну фразу, которую я высказал как-то в сердцах, но я на ней настаиваю. Я сказал, что лучше жить бедным в городе для богатых, чем богатым в городе для бедных. Если вы изначально создаете среду более высокого качества, чем есть вокруг — эта среда, естественно, стоит дороже, и жизнь в этом случае в городе будет дороже, но тогда вы и социум получаете другой! И даже человек пусть с меньшим доходом, живя в этой более дорогой среде, он все равно живет лучше, чем если бы он жил там, где все соответствует его уровню доходов. Поэтому наша задача — может быть, это такой местечковый подход, как угодно его называйте — сохранить наш социум, сохранить его более привлекательным по сравнению с окружающими территориями. Тогда и приезжать к нам будут те люди, которые готовы заплатить премиальную цену, чтобы жить в этом месте. Как ни странно, такой вот способ самосохранения. Когда мы обсуждали с Высшей школой экономики и ее ректором Ярославом Кузьминовым их проект (он хотел строить университет, а вокруг — университетский квартал), мы говорили, что ни в коем случае нельзя строить многоэтажное жилье. Да, с точки зрения экономики надо бы возводить как можно больше недвижимости, но я ему сказал: «Такой квартал убьет университет, потому что будет дешевое жилье, а значит, и социум будет такой же». Я, кстати, отлично это видел во время перехода из советских времен в рыночные. В Троицке было два общежития Академии наук — таких малосемейных. В советское время там жили нормальные научные сотрудники, молодые семьи, которые еще не получили квартиру. Как только появилась возможность приватизации, тут же оказалось, что в этих двух общежитиях образовался совсем другой социум. Осталось несколько научных сотрудников, которые не успели оттуда выбраться, и они, конечно, страдали очень сильно, потому что социум поменялся просто мгновенно, что сказалось даже в масштабе всего города.

Мы сейчас говорим «старая Москва», «Новая Москва». Как Вы думаете, когда эта грань сотрется, когда будем говорить просто «Москва»? Или, может, никогда — так и будет «Новая Москва»?

Виктор Сиднев: Во-первых, ситуация ведь гораздо хуже! В том смысле, что кроме термина «Новая Москва» еще иногда говорят «присоединенные территории». Русский язык — он же такой тонкий, он всегда отражает нюансы. Например, к словосочетанию «Новая Москва» подходит термин «развитие», а к «присоединенным территориям» — «освоение». Мы хотим, чтобы было развитие Новой Москвы, а не освоение присоединенных территорий. Тут это ведь вопрос брендинга — какие эмоции у вас возникают при словах «Новая Москва». Я хочу, чтобы осталась именно «Новая Москва», чтобы этот термин вызывал положительные эмоции, чтобы при всей моей любви к старой Москве люди все-таки хотели жить в Новой.

Ссылка на источник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Это как раз главный осваиватель троицкого леса

2 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас


  • Похожие публикации

    • Автор: AlekcDolche
      Парк Горького и ВДНХ стали заповедными зонами хипстеров и ЗОЖ-зануд, поэтому, дорогие москвичи и гости столицы, пользуемся присоединением новых округов и прогулочным шагом выдвигаемся смотреть на уцелевшие усадьбы. Тем более, что синоптики называют вторую половину июня идеальным временем для прогулок по паркам. Предупреждаем: попасть в усадьбы не так легко. Но требовательная московская публика приучит экс-подмосковных хранителей культуры открывать музеи по расписанию.
      Дворянские усадьбы Новой Москвы — ценный и самый уязвимый пласт культурного наследия города. Сто лет назад вокруг Москвы их были сотни, сегодня с трудом можно насчитать десятки. До наших дней некоторые из них дожили в хорошем состоянии, некоторые — в виде руин. Есть усадебные комплексы, которым крупно повезло. Например, Остафьево — там находится прекрасный музейный центр, или усадьбе Щапово, где финансирование не очень большое, но есть энтузиасты, которые поддерживают свой музей. Некоторые усадьбы оказались в частных руках или перешли к госструктурам, например Валуево — там сейчас санаторий, или Вороново — дом отдыха в ведении Минэкономразвития.
      Если говорить о перспективах этих туристических объектов, с точки зрения привлечения посетителей, то в этом направлении есть определенные сдвиги. Усадьбы, которым повезло больше всего, существуют в качестве музеев, но таких, конечно, очень мало. На новых территориях лежит огромный культурный пласт, который надо спасать. Важно понять, что можно и нужно реставрировать, а что стоит пока законсервировать, чтобы застопорить разрушение. Ключевое значение в спасении этих прекраснейших мест сыграет уровень интереса горожан к ним.
      МИХАЙЛОВСКОЕ

      Попав на территорию усадьбы Михайловское, начинаешь физические ощущать вкус воздуха, наполненного хвоей. Наверное, поэтому здесь намерены сделать гостиницу со SPA-процедурами.
      Усадьба принадлежала долгое время Кречетниковым, потом Шереметьевым. Это дворянское гнездо, где было семейное воспитание, вечера с чтением литературы и где собиралась вся история рода, велись дневники о повседневной жизни этой усадьбы.
      Михайловское — необыкновенное место, которое сейчас находится не в таком ужасном состоянии, как Петровское-Алабино, например, но далеко от своего лучшего вида. Однако этого достаточно, чтобы представить себе, насколько здесь было прекрасно и какие пейзажи открывались. Сейчас Михайловское реставрируют энтузиасты. Вряд ли вы сможете арендовать здесь велик или купить хот-дог с газировкой, зато дух времени и тишина унесут вас от столичных реалий.
      Где находится: поселение Михайлово-Ярцевское, деревня Новомихайловское. Усадьба находится на территории «Курорта Михайловское». Посещение возможно только с экскурсией.
      СТАРО-НИКОЛЬСКОЕ

      На высоком берегу Десны расположилась усадьба Старо-Никольское. Имение основано во второй половине XVII века боярином Ртищевым-Большим (личным другом царя Алексея Михайловича и воспитателем его сына Федора) и принадлежало его роду до 1780-х годов, затем Мусину — Пушкину и его сыну, далее в конце столетия Гудовичу и Крыгину, а затем наследникам последнего. В 1812 году здесь на одну ночь останавливался Мюрат — правая рука Наполеона.
      Важно упомянуть о событии, которое спасло усадьбу. Летом 1928 года здесь проводился 6-й съезд Коммунистической партии Китая, единственный, прошедший за пределами страны. Съезд вел Мао Цзэдун. В работе съезда участвовало более 100 делегатов. В тот момент это было важным событием, ведь именно здесь приняли программу действий партии, заложили основные задачи китайской «демократической революции».
      Усадьба восстановлена китайскими специалистами и практически поднята из руин. Кстати, директор здесь тоже «ихний». В усадьбе можно посмотреть старые фотографии умирающей усадьбы. На них видно, из каких руин вытащила реставрацию это красивый культобъект.
      Сегодня же мы имеем возможность увидеть усадьбу вот такой. Выглядит она почти также, как и в 19-м веке.
      Где находится: Поселение Первомайское, поселок Первомайское. В усадьбе находится не так давно созданный музей Коммунистической партии Китая, из-за которого возникло довольно много споров в интернете. Попасть внутрь можно только по предварительной договоренности.
      КРЕКШИНО

      Имение Крекшино в 2016 году сдано в частную аренду за 209 тысяч рублей в год с условием реставрации и проведения экскурсий. Возможно, это спасет исторический объект от полного и окончательного разрушения.
      Крекшино принадлежало отчиму В.Г. Черткова, который был другом и единомышленником Льва Николаевича Толстого. Интересно имение прежде всего тем, что здесь неоднократно гостил великий русский писатель. Чертков подвергался гонениям за близость к взглядам Л. Н. Толстого, ему запрещено было жить в Тульской губернии, вблизи от Ясной Поляны.
      В 80-х годах 19-го века Л.Н. Толстой побывал в Крекшино дважды. Последний раз он посетил это имение в 1909 году, много общался с крестьянами.
      В советское время в здании находилась больница. В какой-то момент усадьбу даже хотели отреставрировать, сняли крышу. На этом и пришел конец знаменитому дому.
      К сожалению, усадьба давно уже находится в руинированном состоянии и представляет из себя двухэтажное сооружение с обрушенной крышей и прогнившими перекрытиями. Не сохранились до наших дней и знаменитые балконы. Усадьба неоднократно горела.
      Где находится: поселение Марушкинское, деревня Крекшино. Руины находятся в центре деревни.
       
      Усадьбы ТиНАО уходят в частные руки
       
    • Автор: new_muscovite
      Как известно, совсем скоро исполняется пять лет со дня образования ТиНАО. Коллектив краеведческого портала Новой Москвы подготовил своеобразный "подарок к юбилею": большую обзорную статью по истории наших округов (точнее, по истории территорий, вошедших в состав округов, - сами-то административные округа находятся еще в младенческом возрасте и богатым прошлым пока похвастаться не могут).
      Там есть и крупные общеизвестные факты и мелкие новые открытия, но главное - это первая попытка сделать обзор прошедших эпох именно для Новой Москвы. Не для Московской области, не для отдельных населенных деревень и поселков, а для конкретной территории, вошедшей пять лет назад в состав ТиНАО.
      Читать: История ТиНАО
      Отзывы, исправления и дополнения - приветствуются!
    • Автор: AlekcDolche
      Администрация Московского приглашает жителей и гостей поселения посетить праздничные мероприятия, посвященные пятилетию образования Троицкого и Новомосковского административных округов. Начало концертной программы в 15-00 20 мая на площади перед ДК «Московский».
       
      – Для жителей нашего поселения мы подготовили множество увлекательных мероприятий, гостей праздника встретит оркестр и ходулисты. Шоу трансформеров с дымовой пушкой порадует детей. Веселые и озорные персонажи в цветных костюмах – жонглеры и аниматоры развеселят взрослых и маленьких гостей, а «уличные танцоры» увлекут зрителей брейкдансом и пригласят детей на танцевальный батл, – рассказала глава администрации Дания Андрецова.
       
      Жители Московского смогут принять участие в мастер-классах по прикладному искусству, танцевальных конкурсах, интеллектуальных викторинах и спортивных мероприятиях. Кроме этого планируется выступление известной исполнительницы песен группы «Мираж» - Маргариты Суханкиной и ансамбля фолк-музыки «Сорока».
       
      Кульминацией празднования будет запуск свето-музыкального фонтана в 21:00.


    • Автор: Курьер
      12 мая 2017 года

      Преступник сознался в содеянном. Фото: Антон Гердо В руки закона попал москвич, задушивший француза во время продажи квартиры на улице Строителей.
      Операция по задержанию была проведена столичными следователями совместно с сотрудниками уголовного розыска Москвы. Мужчина признался, что, расправившись со своей жертвой, поместил тело в сумку и спрятал в лесополосе на территории Новой Москвы.
      Тревогу забили родственники убитого, когда после одной из встреч гражданин Франции - владелец квартиры на юго-востоке Москвы - перестал выходить на связь.
      Стражам порядка не составило труда выйти на потенциального покупателя. В ближайшее время преступнику предъявят обвинение.
      Ссылка на источник