Перейти к содержимому
Котобус

Ускользающая рентабельность: Генеральный директор агрохолдинга «Московский» о состоянии тепличного бизнеса

Оцените эту тему

Recommended Posts

b38a5e90db4fbc4bc70e8f23c339199c.jpg
«Себестоимость производства салата порядка 30 руб./шт., но продаем мы его в среднем по 33,5 руб. Это маржинальность на грани фола» 
Фото: Ю. Эйвазова
 

Ускользающая рентабельность

 

Генеральный директор агрохолдинга «Московский» о состоянии тепличного бизнеса в России, отношениях с торговыми сетями, новых технологиях и планах на будущее.

Виктор Сёмкин
Агротехника и технологии, Июль 2015

Появившаяся недавно в Интернете информация о том, что крупнейший в Московской области тепличный комбинат «Московский» решил покинуть рынок из-за нерентабельности, взбудоражила общественность. Действительно, поводы для беспокойства есть: растущие огромными темпами цены на энергоносители, разрастание торговых сетей и медленный рост цен на готовую продукцию не способствуют развитию теп­личного бизнеса в нашей стране. 2013 год агрохолдинг «Московский» закончил без прибыли, но о полном сворачивании производства речи не идет. Подробнее о ситуации на тепличном рынке и проблемах отрасли в интервью «АТт» рассказал генеральный директор агрокомбината Виктор Сёмкин.

На данный момент ситуация сложилась, безусловно, печальная: за последние три года цена на готовую продукцию поднялась всего на 4%, в то время как цены на энергоносители выросли в среднем на 50%. Следовательно, 46% — это то, что потерял производитель. Кроме того, подорожали оборотные средства, пришлось индексировать зарплату.

О рентабельности

В 2009 году коэффициент рентабельности тепличного бизнеса составлял порядка 45−50%, и это позволяло развиваться, модернизировать производство. Сейчас же мы прошли три года сплошного пике: подводя итог 2013 года, мы вынуждены были констатировать, что прибыли почти нет. Мы по-прежнему самодостаточны, но остались без прибыли, поэтому встает закономерный вопрос — а что будет дальше? Если такая тенденция продолжится, то мы уйдем в убытки. Минсельхоз на наши вопросы не реагирует, ссылаясь на то, что у всех свои проблемы.

А ведь еще в 2008 году вышел указ президента о продовольственной безопасности, где задача была поставлена четко и ясно: к 2020 году выйти на 80%-ный уровень производства собственного продовольствия по всем видам сельхозпродукции. Если говорить об овощах, то сейчас всего около 40% потребляемой продукции производится в России, а в зимний период эта цифра еще меньше. Например, в прош-лом году картофелеводы не смогли собрать урожай с половины запаханных площадей, поэтому сейчас на прилавках преобладает египетский, турецкий и прочий заграничный картофель. И как добиться обозначенных президентом показателей, если нет конкретной программы?

Тепличная статистика в ретроспективе выглядит достаточно удручающе: до Перестройки в нашей стране было 5 тыс. га зимних теплиц, а сейчас осталось всего 2 тыс. га, и количество площадей под теплицами не растет. Руководители других тепличных хозяйств, с которыми я общаюсь, говорят о постепенном закрытии старых теплиц из-за их нерентабельности: они слишком энергоемки и не технологичны, т. е. не позволяют получать высокие урожаи.

О госпрограмме и субсидиях

В сложившейся ситуации рывка для развития нет. Рывок может дать только целевая программа развития тепличных хозяйств. Это, во-первых, позволит модернизироваться уже действующим предприятиям, а во-вторых, откроет двери для любого инвестора, желающего войти на рынок и начать строить. Разговоры о необходимости разработки специальной программы развития тепличной отрасли ведутся на протяжении уже 5 лет. Но, к сожалению, госпрограмма на 2013−2020 годы была принята без раздела о тепличной отрасли. Впрочем, недавно мы получили приказ минис­тра Федорова, в котором одним из пунктов прописано, что подпрограмма по тепличным хозяйствам будет включаться в госпрограмму, однако обсуждать ее будут только в декабре 2014 года. И какие пункты в нее войдут — не известно.

В свое время, когда обсуждалась программа, были предложены хорошие действенные меры, которые могли бы подтолкнуть отрасль к развитию. Во-первых, предусматривалась компенсация затрат на энергоносители, которая на начальном этапе должна была составить 30%. Впрочем, потом оставили 20%, а затем этот пункт вообще исчез. А ведь эта компенсация крайне важна: на наши 100 га теплиц на энергоносители уходит 1 млрд руб./год. Если бы государство компенсировало хотя бы 20%, мы бы могли сэкономить 200 млн руб. И на себестоимости продукции это могло бы сказаться: мы бы могли снижать цену, конкурировать, или, по крайней мере, не так болезненно реагировать на то, что цена не растет. Во-вторых, при обсуждении программы предусмат­ривались прямые дотации производителям или новым инвесторам в случае предоставления ими проекта, продвигающего инновационные технологии. Государство в таком случае обязывалось компенсировать 50% затрат. Стоимость нашей новой высокотехнологичной теплицы, открытой в декабре 2013 года, — около 500 млн руб., и если бы нам компенсировали половину этой суммы, было бы здорово.

Агрокомбинат «Московский» приравнивают к промышленному предприятию, поэтому никаких субсидий, связанных с энергетикой, мы не получаем. Безусловно, некие субсидии для нас предусмотрены, но они смехотворны. Например, есть погектарная субсидия 2,5 тыс. руб./га, которая дает нам 250 тыс. руб./год, есть также субсидия на приобретение удобрений. Но все это такой мизер: дек­ларативно субсидии есть, но их объем ничтожен. Например, в нашем годовом обороте, который составляет около 4 млрд руб., объем субсидий не превышает 0,01%. А ведь для их получения еще необходимо оформить огромное количество бумаг. Безусловно, такие субсидии неплохо работают на больших площадях под овощами открытого грунта, когда единственные затраты на энергетику — это ГСМ и обслуживание трактора. У нас же энергетика — основной затратный механизм, который составляет около 45%. Поэтому тепличным предприятиям необходимы субсидии в этой сфере.

Кроме субсидий, перечисленных выше, для нас открыта возможность взять субсидированный кредит. Например, если мы захотим строить новый объект, можно пойти в РСХБ, и оформить соответствующие бумаги. Однако на 1 млрд они выставят 13,5% годовых, из которых государство компенсирует только 8%, а остальные 5% мы все равно вынуждены будем отдавать. В пересчете на прибыль, на этот 1 млрд мы можем построить 5−7 га теплиц, доход с которых за год составит приблизительно 20 млн, а в банк мы должны будем вернуть 250 млн. Вот такая простая арифметика.

Хотелось бы еще отметить огромное значение социальной рекламы, продвигающей отечественную продукцию. Недавно я был в Голландии, там вечером принято выпивать кружечку сливок, желательно, местного производства, потому что они более свежие и натуральные. А почему так «принято» и кем? Ответ прост. Это результат социальной рекламы, которую транслируют по телевидению. Если наше государство возьмется за такую рекламу, уверен, потребление продуктов, произведенных в России, вырастет. Обычная реклама от производителя не бывает столь эффективной, да и обходится достаточно дорого: например, за рекламный ролик с продвижением на телевидении в течение полугода нам пришлось отдать 60 млн руб.

О технологиях

При возведении новой теплицы мы использовали голландские технологии фирмы Revaho. К сожалению, лидерами в тепличном направлении являются голландцы. В России тоже есть предприятия, поставляющие технологии для тепличных хозяйств, однако это «вчерашний день»: такие компании взяли за основу западную технологию 15-летней давности и не развиваются. Безусловно, нам выгоднее было бы приобретать оборудование у российского производителя, к тому же вышло бы патриотичнее. Впрочем, недавно в Курске открылся завод, где за основу были взяты европейские технологии. Пока они поставили около 10 га экспериментальных теплиц. Наши специалисты, побывавшие на производстве, остались довольны увиденным. Надеемся, что наши предприятия в скором будущем смогут поставлять современное оборудование. Но пока все вынуждены закупать его за границей.

Заслуживает внимания еще одна технология, перенятая нами у Запада. Вслед за европейскими овощеводами защищенного грунта мы установили на своем предприятии мини-ТЭЦ, которая преобразует газ в электроэнергию, тепло и углекислый газ. Однако у нас отдача от этого новшества не такая большая, как в других странах, где 15−20% затрат на газ предприятиям компенсирует государство. Кроме того, у европейских производителей, подключенных к общей системе электроснабжения, есть возможность продавать свою электроэнергию жилому фонду, и это выгодно всем. У нас же стоит мощная станция на 18 МВт, и, в принципе, вырабатываемая ею энергия нужна агрокомплексу преимущественно ночью, а днем мы могли бы продавать ее городу, в котором электроэнергии реально не хватает. Но энергетическую монополию пробить невозможно: нам предлагают продавать электроэнергию по невыгодной цене, и мы отступаем.

Наша мини-ТЭЦ обеспечивает электроэнергией и теплом 15 га теп­лиц, и благодаря этому себестоимость продукции в новых тепличных комплексах в среднем на 30% ниже. Помогают экономить и новые затеняющие энергосберегающие экраны, двойное остекление, герметизация. Кроме того, 5% себестоимости продукции мы экономим на покупке углекислого газа, который вырабатывает наша мини-ТЭЦ. Многие процессы в новых теплицах автоматизированы, что сокращает затраты на персонал: в старых салатных теплицах в среднем на одном гектаре работает около 20 человек, а на 3 га новых приходится всего 8 сотрудников. Однако чтобы возвести новые теплицы, необходимы огромные инвестиции.

О торговых сетях

Есть очень важный аспект, который серьезно влияет на производителей, работающих на рынок города Мос­квы. Это торговые сети, которые в последние годы особенно активно укрупняются. А ведь чем больше сеть, тем большее давление она оказывает на производителя. Такие крупные сети, как Ашан, Х5, Метро, получают сверхприбыль, и их бизнес успешно развивается. Политика сетей такова: «продавить» производителя как можно сильнее, получить товар по заниженной цене, выставить более высокую цену для конечного потребителя и получить хорошую маржу.

На руку торговым сетям работает федеральный закон об основах торговой деятельности, который был принят, предположительно, под давлением ритейлеров. Этот закон четко задекларировал некоторые положения: например, раньше с сетью можно было торговаться, а теперь в законе прописано, что сеть имеет право на товарный бонус (который составляет 10%) от производителя, кроме того, они имеют право заключать с производителем дополнительное соглашение о продвижении товара, стоимость которого вообще не оговаривается. Благодаря этим нововведениям у сетей появилась возможность шантажировать производителей, вынуждать их к заключению невыгодных соглашений. А поскольку практичес­ки весь рынок сбыта в Москве — это сети, то деваться некуда.

С каждым годом товарный бонус неизменно растет. Так, до принятия закона о торговой деятельности при том же объеме производства суммарный товарный бонус, который мы отдавали сетям, составлял порядка 70 млн руб., а сейчас мы платим 200 млн руб. К сожалению, мнение производителей не было услышано правительством, поэтому сейчас давление сетей просто колоссальное.

В регионах дела обстоят иначе, поскольку там нет такого давления. Например, тепличные хозяйства на Урале достаточно успешны. Однако для нас выйти на тот рынок нет возможности из-за невыгодной логистики. Хозяйства прибыльны там, где у них есть рынок сбыта, потому что транспортировка обходится очень дорого. Безусловно, для южных стран логис­тические издержки не так губительны. Из Турции, например, овощи возить выгодно, потому что там нет таких бешеных затрат на энергетику, овощи выращивают и в открытом грунте, и в более легких теплицах. А в наших климатических условиях себестоимость производства салата в зимний период составляет порядка 30 руб./шт., летом, конечно, меньше, но продаем мы его в среднем по 33,5 руб.

Это маржинальность на грани фола. Безусловно, летом она повышается, но ведь и спрос падает. Если же говорить о себестоимости производства овощей, то зимой она может достигать 200 руб./кг, в весенний период падает до 70 руб./кг, а летом — до 30 руб./кг. Поэтому в определенный период производство овощей становится невыгодным, поскольку за такие деньги их никто не купит. И не стоит забывать про транспортную составляющую, которая неизменно забирает 6−8%.

О перспективах

Сейчас нашему предприятию необходимо строить новые теплицы. Дело в том, что весь агрокомплекс был построен одномоментно, т. е. за несколько лет было возведено 100 га теплиц, а сейчас настало время, когда их просто необходимо либо модернизировать, либо сносить и заменять новыми. За 2007−2009 годы, когда была хорошая рентабельность, мы построили на собственные средства 15 га теплиц. Теперь же мы вынуждены сносить старые теплицы и думать о других проектах. Одно из таких направлений— сов­ременная складская логистика.

Дело в том, что сегодня рынок нуждается в распределительных центрах, поскольку многие сети хотят получать овощи фасованные или очищенные определенным образом. Поэтому мы строим распределительный склад на 16 тыс. кв. м. Этот проект обеспечит работой около 200−250 человек. Но этот новый бизнес направлен скорее на кооперацию, на то, чтобы привлекать к себе других производителей. И тогда мы сталкиваемся с некоторыми юридическими проблемами: раз мы находимся на едином сельхозналоге, то как минимум 70% дохода предприятие должно получать от собственного производства.

Если же мы привлекаем чужой товар, он увеличивает долю дохода, полученную от иных видов деятельности. И если этот доход будет превышать дозволенные законом 30%, предприятие «слетает» с единого сельхозналога. Эти правила игры были хороши на определенном этапе, а сейчас их необходимо менять, и это сложно осуществить. Мы давно пытаемся инициировать законотворческую инициативу в этой сфере: обращаем внимание Минэкономразвития на этот вопрос, поднимаем данную тему на конференциях и семинарах.

Наш склад может стать площадкой для кооперации, которая будет особенно актуальна для тех мелких производителей, кто хочет попасть на московский рынок, но самостоятельно этого сделать не может. Цепочка проста: мы будем принимать их товар на склад, а дальше можем либо оставить свой бренд, либо договориться с сетью, чтобы поставлять продукцию под их торговой маркой. В таком случае на нас ложится задача по мойке, чистке и упаковке. Мы точно знаем, что овощеводам из регионов (особенно с Юга России) нужна такая поддержка, ведь отсутствие рынка сбыта — это большая проблема. Остается только проработать юридическую сторону вопроса.

До принятия решения о строительстве склада мы рассматривали другой вариант развития производства. Была идея заняться глубокой переработкой и упаковкой салатов и овощей. Однако тогда нам пришлось бы налаживать поставки салата из-за границы, поскольку те виды салатов, которые подходят для глубокой переработки, у нас либо не выращивают в принципе, либо качество салата не соответствует требованиям. Да и хранится переработанный и упакованный таким образом салат достаточно долго, а это противоречит нашему главному принципу, согласно которому мы поставляем только живую зелень. Поэтому от этой идеи мы пока отказались.

Задумывались мы и над строительством теплиц в других регионах: вели переговоры с губернаторами Калужской области и Краснодарского края. Однако когда стали подсчитывать окупаемость проектов, обнаружили, что в Калужской области он составит около 30 лет (для сравнения: предполагаемый срок окупаемости новой теплицы в Москве — 8 лет). В Краснодаре выходило немного лучше: там срок окупаемости получался около 15−16 лет, но и это неприемлемо. Поэтому мы заморозили эти проекты и ожидаем принятия госпрограммы. Если же программа так и не будет принята, придется задуматься о приобретении других активов.

 

http://www.agroinvestor.ru/technologies/article/16351-uskolzayushchaya-rentabelnost/full/

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

В Краснодаре выходило немного лучше: там срок окупаемости получался около 15−16 лет, но и это неприемлемо.

Ох уж этот русский бизнес: все и сразу.  :bad:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас


  • Похожие публикации

    • Автор: AlekcDolche
      Московские колхозники — The Village
      Подмосковные колхозы и совхозы исчезли с карты в 90-е, но не все. После присоединения Новой Москвы в черте города оказался агрокомбинат «Московский», где с советских времен выращивают овощи, рассаду и зелень, которые сегодня продаются почти в каждом супермаркете столицы. The Village поговорил с его нынешними и бывшими сотрудниками и узнал, как им живется в Москве.
       
       
       
       
      Зинаида Алексеевна Зуева
      главный бухгалтер
       
      Муж мой тут работал, и я пришла учетчиком работать. В то время это было мощное, красивое предприятие. Все было строго. Драли как коз регулярно. Комиссия по энергоресурсам была ежемесячно. Кто перерасходовал копейку на изготовляемую продукцию, тех побольше драли. Сейчас жизнь меняется. Кого ругать, когда у нас людей мало?
      Мы и до приватизации жили за счет собственных средств, нам бюджет денег не выделял, остаток свободной прибыли изымался в бюджет. В 1994 году по 708 постановлению (Постановление Правительства РФ от 4.09.1992 г. — Прим. ред.) предприятие приватизировали. Все имущество по балансу, все основные средства за минусом объектов социально-культурного значения вошли в уставной капитал. Его разделили на акции между работниками по вкладу каждого в фонд заработной платы за 20 лет.
       
      Все содержание Дома культуры, детских садов, спортшколы, профилактория, жилых домов и инфраструктуры легло на нас. Собирали взносы — родительские в детских садах, квартплату и прочее — минус затраты и покрывали расходы за счет своей прибыли. Затрат всегда было больше, чем взносов. За два года у нас убытков было на 10 миллионов рублей. В 1998-м вышел указ президента, чтобы передать все это в муниципальную собственность. Так у нас еще четыре года не принимали: денег в районе не было. А когда стали передавать, как кота за хвост тянули — частями электроснабжение, потом газоснабжение. Дороги вообще не принимали. Когда мы все передавали в муниципальную собственность, у меня лично крыша ехала. Я с одним мужчиной столько общалась по этому делу. Он даже говорил: «Ты, Зин, как будто спишь со мною», — столько мы с ним над этим работали.
      Когда мы все передавали в муниципальную собственность, у меня лично крыша ехала
       
      Средняя зарплата у нас была 29 тысяч рублей, потом 45 тысяч, а сейчас 51 тысяча. Я никуда не езжу, ни на что такое не трачу, мне достаточно. У нас люди алчные есть: на 10 % увеличили с этого года зарплату, а они говорят: «Хоть бы на 20». Как бухгалтер говорю: если на 20 умножить, у нас прибыли такой не бывает.
       
       
      Галина Петровна Блинова
      пенсионер, ранее главный агроном по защите растений
       
       
      Как я попала на работу? Известно, как: по блату. Я окончила Тимирязевку (Тимирязевская сельскохозяйственная академия. — Прим. ред.) и ждала распределения. В то время все старались попасть в Крым, на Украину, в Сочи — в общем, «на юга». Там как-то жизнь была полегче, чем в средней полосе.
      В Москве и Московской области вообще было очень трудно устроиться. После назначения нового декана меня из аспирантуры «пырнули». И все, осталась без распределения. Встретила преподавателя с кафедры (он жив еще), он обо мне записочку своему знакомому главному агроному написал. И я пошла. Молодость — это же куча нахальства. Тогда очень строго принимали. У меня все спросили: и какая семья, и чем в детстве занималась. Смотрели диплом, что-то по математике спрашивали. Взяли помощником бригадира по защите растений. Через год или два меня министерство начало искать, куда я делась, нераспределенная. Нашли, прислали грозное письмо, что я скрываюсь от государства.
      Рабочий день начинался в восемь часов, заканчивался в пять. Но не всегда: чаще по пятницам, субботам, воскресеньям он заканчивался и в семь, и в девять вечера, потому что в эти дни проходила санитарная обработка растений. Конец октября, ноябрь, декабрь — дезинфекция грунтов. Там вообще приходилось работать и ночью. Придешь, поешь — и назад.
      Очень много занимались биометодом — производством средств биологической защиты растений. Мы производили и хищных насекомых, и паразитов, которые повреждают других насекомых, откладывают яйца во вредителей. Личинка развивается — и те погибают. Делали вакцину совместно с институтом генетики. Я была соавтором открытия, что можно вакцинировать растения в маленьком возрасте, чтобы они не повреждались вирусами. А теперь в Голландии активно занимаются селекцией и семеноводством, вырабатывают устойчивые к вирусам сорта.
      Раньше в основном работали женщины. Тепличницы прибегали на работу, садились отдыхать. Они уже с утра устали: детей и мужей напоят-накормят, в сад, на работу отправят. Все садятся, собираются, чай пьют. Поскольку у меня работа такая была — контролировать, обойдешь все шесть теплиц, приходишь в шестую, а они все еще сидят. Немного поковыряются и домой на обед летят. Я в итоге подсчитала — работают 4–4,5 часа.
       
      Во время приватизации был какой-то хаос. Ситуация была на грани того, хоть теплицы разбирай и плати
      Мы делали вид, что работаем, а государство делало вид, что платит зарплату. Все это привело к тому, что произошло в 90-е годы. Во время приватизации был какой-то хаос. Ситуация была на грани того, что хоть теплицы разбирай и плати.  Предприятие стояло на грани катастрофического разорения. Потом появилась инициативная группа, которая решила спасать хозяйство. Оно стало переходить из рук бывших руководителей. Сильно активным участником я не была, но я их поддерживала. Группа проработала план приватизации. Приватизацию проводили с коллективом. Акции принадлежали и специалистам, и руководителям, и рабочим.
       
       
      Земля от нас отходила по разным причинам. Москва стала приближаться к нашей ферме. Тогда жилые районы уже рядом строились. Стали говорить, что людям запах мешает. Стали разные санитарные, экологические требования выдвигать. Оно, в общем-то, и верно, производство не должно находиться рядом с жильем. Запах такой концентрированный, особенно когда ветер на Москву дует. Когда ферму предписали закрыть, забрали и землю.
      В 2001-м я ушла на пенсию. Тогда все время принимали какие-то новые законы. Всем назначили пенсию в зависимости от стажа. А сколько ты зарабатывал и на какой ты должности находился, не принималось во внимание. Сейчас у меня есть тепличка. Я там выращиваю кое-что. Сад есть — малина, смородина.
       
       
       
       
      Сергей Валерьевич Еремин
      главный инженер
       
       
      Когда я окончил институт в 1994 году, вся промышленность, для которой нас готовили, распадалась. Встал вопрос «Куда идти?» — а предложений не было. Мой папа работал слесарем на этом предприятии, а я с 1992 года здесь дворником работал, чтобы в очередь на жилье встать. Предоставили семейное общежитие. Ради него нужно было продолжать работать. Был только один минус — мне хотелось работать в Москве и не в сельском хозяйстве. Мне это казалось не совсем красочным занятием. Потом устаканилось, жизнь инженерная закипела, и я оказался в команде.
       
       
      Поскольку я работал дворником в 1994 году, мне дали за два отработанных года две акции. Как-то все тогда не верили во все эти акции. В те времена нам еще выдали ваучеры. Кто сразу их продал, кто купил какие-то акции, и эти компании либо сразу, либо чуть позже растворились.
      Раньше было полегче: штат был больше, нагрузка на одного человека была меньше. Разгильдяи в коллективе не так замечались, как сейчас. Они очень хитро шифруются, вешают лапшу на уши, лукавят. Сейчас влияние таких балбесов сказывается сильнее. Кажется, что раньше специалисты были лучше нас. А смотришь на ребят, которые приходят на работу, — чувствуется, что надо им расти и расти. Но может это старческие мотивы.
      Мы с пацанами грезили, что будем жить в Москве. У нас была чисто детская мечта, чтобы по поселку ходил автобус. Сейчас-то он у нас есть, но удовольствия от этого нет
       
      Я стараюсь прийти на работу заблаговременно: если не в 07:30, то хотя бы в 07:40. Каждый день получаю доклады, какие ситуации случились за последние сутки. Дальше текущая работа. В выходные незазорно выйти, если авария или «подчистка хвостов». Более оплачиваемую работу я не найду нигде. Я себя адекватно оцениваю. Разве денег когда-то бывает достаточно? Мечтать, что будешь ездить в Майами, и не ограничивать себя? Я просто понимаю, что этого никогда не будет. Главное — не витать в облаках. Раз в год выезжать на отдых достаточно. Прошлом летом мы были в Болгарии.
      Еще во времена моего детства все время возникали слухи о присоединении нашего поселка к городу. И вот мы с пацанами грезили, что будем жить в Москве. У нас была чисто детская мечта, чтобы по поселку ходил автобус. Сейчас-то он у нас есть, но удовольствия от этого нет. Появились пробки, толкучки, светофоры. Это был хорошенький, уютненький поселочек. Все друг друга знали хотя бы в лицо. Сейчас я бы с удовольствием снова вернулся в то время. Городу мы не нужны.
       
       
      Андрей Радченко
      главный технолог салатной линии
       
       
      Я работаю с 2003 года. Приехал из Тамбовской области. Сначала был овощеводом, потом стал менеджером на салатной линии. Профессия агронома — это плавающий график. Когда нужно, мы можем начать работать с шести утра, а потом в середине дня сделать перерыв на отдых.
      С восьми часов приезжаешь на теплицы: ты должен проверить рабочих, расставить их по нарядам, просмотреть за ночь режим микроклимата — выполнялся или нет, когда свет включался. Даешь заявку по сбору торговле и собираешь до вечера. Смотришь за качеством сбора и как растут растения. Чуть попозже привозят рассаду — каждый день расстановка. Под вечер нужно принять работу, все пройти, составить наряд на следующий день, кто чем будет заниматься.
       
      Кому-то просто приятно, что он сделал сам, а кто-то дни считает с понедельника по пятницу. В сельском хозяйстве все равно остается больше людей ответственных. Другие потихоньку уходят,остаются фанатики
      Не думаю, что мы, теперешние, сильно отличаемся в работе от старших поколений. Это, конечно, не те времена, когда сапоги по колено и грязь непролазная. У нас уже автоматика, роботы, датчики. Здесь нужно общее понимание, что нужно растению, как оно растет. Есть много точек, которые нужно мониторить.
      Я получаю где-то больше 50 тысяч — доход выше среднего по отрасли. У нас зарплата высокая и совсем другие нагрузки. Хватает на съем жилья и на проживание в притирку. Хобби у меня никакого нет: ни значков, ни вымпелов я не собираю. Правда, я уже в своей квартире живу. До этого я жил четыре года в Наро-Фоминске, снимал там квартиру: один час до работы и два с половиной часа обратно. В пятницу и в понедельник утром было особенно тяжело.
      Переехать в столицу не думал, хотя Москва мне нравится. Тяжело в середине жизни менять профиль, куда-то уходить, если ты лет десять был агрономом. Я не ставлю себе цели подняться по карьерной лестнице. Мне важна ответственность за свой труд. А это от воспитания зависит. Кому-то просто приятно, что он сделал сам, а кто-то дни считает с понедельника по пятницу. В сельском хозяйстве все равно остается больше людей ответственных. Другие потихоньку уходят, остаются фанатики.
       
      Московские колхозники Работники единственного в Москве сельхозпредприятия — о работе и жизни в деревне
       
    • Автор: Курьер
      1175 тонн овощной продукции и зелени будет храниться в новом складском комплексе агрокомбината «Московский», построенном в Новой Москве, сообщили в столичном Департаменте развития новых территорий.
      В тепличном комплексе площадью 76 га круглогодично выращивают овощи и зелень. Однако хранение продукции оставалось проблемным вопросом.
      Агрокомбинат «Московский» за свой счет построил складской комплекс площадью почти 22 тыс. кв. м, который обеспечивает хранение, охлаждение и сортировку продукции.
      Комплекс будет работать в круглосуточном режиме. Его ввод в эксплуатацию обеспечит работой 300 жителей Новой Москвы.
      «Наибольшее количество новых рабочих мест в ТиНАО приходится на центры логистического, административно-офисного, торгового назначения. Их возможности позволяют трудоустроить около 55 тысяч человек. В планах на этот год строительство 700 тысяч «квадратов» коммерческой недвижимости, что позволит создать до 20 тысяч дополнительных рабочих мест в Новой Москве», - рассказал руководитель Департамента развития новых территорий Владимир Жидкин.

      Кстати, до 2018 года в поселении Московский построят крупный склад для товаров народного потребления, строительных и отделочных материалов.
      Ссылка на источник
    • Автор: sergpur
      Вчера в маршрутке обсуждали возможное строительство асфальтового завода возле Южных электрических сетей. Может есть люди обладающие более полной информацией по этому вопросу?
Пользовательский поиск

Яндекс.Погода






×
   Сайт работает на облачном сервере ispserver.ru