ПрезиДЕНТ
Котобус

Почему наши леса молодые?

Оцените эту тему

4 сообщения в этой теме

 

lrg_young_forest_grassland.jpg?itok=Zd1W

Большая часть наших лесов – молодые. Их возраст составляет от четверти до трети жизни. Судя по всему, в 19-м веке произошли некие события, приведшие почти к тотальному уничтожению наших лесов. Наши леса хранят большие тайны...

Мне понятна твоя вековая печаль...

 

Именно настороженное отношение к высказываниям Алексея Кунгурова по поводу Пермских лесов и просек, на одной из его конференций, побудило меня провести это исследование. Ну, как же! Был таинственный намёк на сотни километров просек в лесах и на их возраст. Меня лично зацепило то, что по лесу я хожу достаточно часто и достаточно далеко, но необычного ничего не замечал.

И в этот раз повторилось удивительное ощущение – чем больше разбираешься, тем больше появляется новых вопросов. Пришлось перечитать массу источников, от материалов по лесоводству 19 века, до современной «Инструкции по проведению лесоустройства в лесном фонде России». Ясности это не добавило, скорее наоборот. Зато появилась уверенность, что здесь дело нечисто.

Первый удивительный факт, который подтвердился – размерность квартальной сети. Квартальная сеть, это по определению – «Система лесных кварталов, создаваемая на землях лесного фонда с целью инвентаризации лесного фонда, организации и ведения лесного хозяйства и лесопользования».

Квартальная сеть состоит из квартальных просек. Это освобождённая от деревьев и кустарников прямолинейная полоса (как правило, шириной до 4 м), прокладываемая в лесу с целью обозначения границ лесных кварталов. При лесоустройстве проводят прорубку и расчистку квартальной просеки на ширину 0,5 м, а расширение их до 4 м осуществляется в последующие годы работниками лесхоза.

На рисунке вы можете увидеть, как эти просеки выглядят в Удмуртии. Картинка сделана из программы «Google Earth».

foto-1304-943.jpg

Кварталы имеют прямоугольный вид. Для точности измерения отмечен отрезок в 5 кварталов шириной. Она составила 5340 м, а это значит, что ширина 1 квартала равна 1067 метров, или ровно 1 путевой версте. Качество картинки оставляет желать лучшего, но я-то по этим просекам сам хожу постоянно, и то, что вы видите сверху, хорошо знаю с земли. До этого момента я свято был уверен, что все эти лесные дороги дело рук советских лесников. Но какого лешего им потребовалось размечать квартальную сеть в вёрстах?

Проверил. В инструкции кварталы положено размечать размером 1 на 2 км. Погрешность на таком расстоянии допускается не более 20 метров. Но 20 это не 340. Однако, во всех документах по лесоустройству оговаривается, что если проекты квартальной сети уже существуют, то следует просто привязываться к ним. Оно и понятно, работы по прокладке просек это большой труд, чтобы переделывать.

foto-1304-944.jpg

Сегодня уже существуют машины для вырубки просек (см. рис. выше), но про них следует забыть, поскольку практически весь лесной фонд европейской части России, плюс часть леса за Уралом, примерно до Тюмени, разбита на верстовую квартальную сеть. Попадается и километровая конечно, ведь в последнее столетие лесники тоже чем-то занимались, но в основном именно верстовая. В частности в Удмуртии километровых просек нет. А это значит, что проект и практическая прокладка квартальной сети на большей части лесных территорий европейской части России были сделаны не позже 1918 года. Именно в это время в России была принята к обязательному использованию метрическая система мер, и верста уступила место километру.

Выходит, сделано топорами и лобзиками, если мы, конечно, правильно понимаем историческую действительность. Учитывая, что лесная территория европейской части России величиной порядка 200 млн. гектар, это титанический труд. Расчёт показывает, что общая протяжённость просек составляет порядка 3 млн. км. Для наглядности представьте 1-го лесоруба, вооружённого пилой или топором. За день он сможет расчистить в среднем не более 10 метров просеки. Но нельзя забывать, что эти работы можно проводить в основном в зимнее время. Это значит, что даже 20 000 лесорубов, работая ежегодно, создавали бы нашу прекрасную верстовую квартальную сеть не менее 80 лет.

Но и такого количества работников, занятых лесоустройством никогда не было. По материалам статей 19 века ясно, что специалистов лесного хозяйства было всегда крайне мало, и средства, выделяемые на эти цели, не могли покрыть таких расходов. Если даже представить, что для этого сгоняли крестьян из окрестных деревень на бесплатные работы, то всё равно непонятно, кто это делал в малонаселённых районах Пермской, Кировской, Вологодской областей.

После этого факта уже не так удивляет, что вся квартальная сеть наклонена примерно на 10 градусов и направлена не на географический северный полюс, а, видимо, на магнитный (разметку вели по компасу, а не по GPS навигатору), который должен был, в это время располагаться примерно на 1000 километров в сторону Камчатки. И не так смущает, что магнитный полюс, по официальным данным учёных, никогда с 17 века до наших дней там не находился. Даже уже не пугает то, что и сегодня стрелка компаса показывает примерно в том же самом направлении, в каком была сделана и квартальная сеть до 1918 года. Всё равно этого всего не может быть! Вся логика разваливается.

Но оно есть. И для того, чтобы добить, цепляющееся за реальность сознание, сообщаю, что всё это хозяйство надо ещё и обслуживать. По нормам, полная ревизия проходит каждые 20 лет. Если вообще проходит. А в этот промежуток времени за просеками должен следить «лесопользователь». Ну, уж если в советское время кто-то и следил, то за последние 20 лет вряд ли. Но просеки не заросли. Бурелом есть, а деревьев посреди дороги нет. А ведь за 20 лет случайно упавшее на землю семечко сосны, которых ежегодно высевается миллиарды, вырастает до 8 метров в высоту. Просеки не только не заросли, даже пеньков от периодических расчисток вы не увидите. Это тем более поражает, в сравнении с линиями электропередач, которые специальные бригады расчищают от подросших кустарников и деревьев регулярно.

Вот как выглядят типичные просеки в наших лесах. Трава, иногда кусты есть, а деревьев нет. Нет и следов регулярного ухода.

foto-1304-945.jpg

foto-1304-946.jpg

 

Вторая большая загадка – это возраст нашего леса, или деревьев в этом лесу. В общем, давайте по порядку. Сначала разберёмся, сколько живёт дерево. Вот соответствующая таблица.

 

Название

Высота (м)

Продолжительность

жизни (лет)

Слива домашняя

6-12

15-60

Ольха серая

15-20 (25)*

50-70 (150)

Осина

до 35

80-100 (150)

Рябина обыкнов.

4-10 (15-20)

80-100 (300)

Туя западная

15-20

свыше 100

Ольха черная

30 (35)

100-150 (300)

Береза

бородавчатая

20-30 (35)

150 (300)

Вяз гладкий

25-30 (35)

150 (300-400)

Пихта

бальзамическая

15-25

150-200

Пихта сибирская

до 30 (40)

150-200

Ясень обыкнов.

25-35 (40)

150-200 (350)

Яблоня дикая

10 (15)

до 200

Груша обыкнов.

до 20 (30)

200 (300)

Вяз шершавый

25-30 (40)

до 300

Ель европейская

30-35 (60)

300-400 (500)

Сосна обыкнов.

20-40 (45)

300-400 (600)

Липа мелколистн.

до 30 (40)

300-400 (600)

Бук лесной

25-30 (50)

400-500

Сосна кедровая

сибирская

до 35 (40)

400-500

Ель колючая

30 (45)

400-600

Лиственница

европейская

30-40 (50)

до 500

Лиственница

сибирская

до 45

до 500 (900)

Можевельник

обыкновенный

1-3 (12)

500 (800-1000)

Лжетсуга

обыкновенная

до 100

до 700

Сосна кедровая

европейская

до 25

до 1000

Тисс ягодный

до 15 (20)

1000 (2000-4000)

Дуб черешчатый

30-40 (50)

до 1500

 

В скобках – высота и продолжительность жизни в особо благоприятных условиях.

В разных источниках цифры несколько отличаются, но незначительно. Сосна и ель должны в нормальных условиях доживать до 300…400 лет. Начинаешь понимать, как всё нелепо, только когда сопоставишь диаметр такого дерева с тем, что мы видим в наших лесах. Ель возрастом 300 лет должна иметь ствол диаметром порядка 2 метров. Ну, как в сказке. Возникает вопрос: А где все эти гиганты? Сколько я по лесу ни хожу, не видел толще 80 см. В массе их нет. Есть штучные экземпляры (в Удмуртии – 2 сосны) которые достигают 1,2 м, но их возраст тоже не более 200 лет.

Вообще, как живёт лес? Почему в нём растут или умирают деревья?

Оказывается, существует понятие «естественный лес». Это лес, который живёт своей жизнью – его не вырубали. У него есть отличительная черта – низкая сомкнутость крон от 10 до 40%. То есть росли какие-то деревья уже старые и высокие, но часть из них упала поражённая грибком или погибла, проиграв конкуренцию с соседями за воду, почву и свет. Образуются большие прогалы в пологе леса. Туда начинает попадать много света, что очень важно в лесной борьбе за существование, и активно начинает подрастать молодняк. Поэтому, естественный лес состоит из разных поколений, и сомкнутость крон основной показатель этого.

А вот, если лес подвергался сплошной вырубке, то новые деревья долгое время подрастают одновременно, сомкнутость крон высокая более 40%. Пройдёт несколько столетий, и если лес не трогать, то борьба за место под солнцем сделает своё дело. Он снова станет естественным. Хотите знать, сколько в нашей стране естественного леса, который ничем не затронут? Пожалуйста, карта лесов России.

foto-1304-947.jpg

Яркими оттенками обозначены леса с высокой сомкнутостью крон, то есть это не «естественные леса». И таких большинство. Вся европейская часть обозначена насыщенным голубым цветом. Это, как указано в таблице: «Мелколиственные и смешанные леса. Леса с преобладанием берёзы, осины, серой ольхи, часто с примесью хвойных деревьев или с отдельными участками хвойных лесов. Практически все – производные леса, сформировавшиеся на месте коренных лесов в результате рубок, расчисток, лесных пожаров».

На горах и тундровой зоне можно не останавливаться, там редкость крон может быть обусловлена другими причинами. Но равнины и среднюю полосу покрываетявно молодой лес. Насколько молодой? Сходите и проверьте. Вряд ли вы найдёте в лесу дерево старше 150 лет. Даже стандартный бур для определения возраста дерева имеет длину 36 см. и рассчитан на возраст дерева 130 лет. Как это объясняет лесная наука? Вот, что они придумали:

«Лесные пожары – явление достаточно обычное для большей части таёжной зоны Европейской России. Более того: лесные пожары в тайге настолько обычны, что некоторые исследователи рассматривают тайгу, как множество гарей разного возраста – точнее, множество лесов, сформировавшихся на этих гарях. Многие исследователи считают, что лесные пожары являются, если не единственным, то, по крайней мере, главным естественным механизмом обновления лесов, смены старых поколений деревьев молодыми…»

Всё это называется «динамика случайных нарушений». Вот где собака зарыта. Лес горел, и горел практически везде. И это, по мнению специалистов, главная причина малого возраста наших лесов. Не грибок, не жучки, не ураганы. Вся наша тайга стоит на гарях, а после пожара остаётся то же самое, что и после сплошной вырубки. Отсюда высокая сомкнутость крон практически по всей лесной зоне. Конечно, есть исключения – действительно нетронутые леса в Приангарье, на Валааме и, наверное, ещё где-нибудь на просторах нашей необъятной Родины. Там действительно сказочно большие деревья в своей массе. И хотя это маленькие островки в безбрежном море тайги, они доказывают, что лес может быть и таким.

Что же настолько обычного в лесных пожарах, что они за последние 150…200 лет перепалили весь лесной массив в 700 млн. гектаров? Причём, по мнению учёных, в неком шахматном порядке соблюдая очерёдность, и непременно в разное время?

Сначала надо понять масштабы этих событий в пространстве и времени. То, что основной возраст старых деревьев в основной массе лесов составляет не менее 100 лет, говорит о том, что масштабные гари, так омолодившие наши леса, произошли за период не более 100 лет. Переводя на даты, за один только 19 век. Для этого нужно было сжигать ежегодно 7 млн. гектаров леса.

Даже в результате масштабных лесных поджогов летом 2010 года, которые все специалисты назвали катастрофичными по объёмам, сгорело лишь 2 млн. гектаров. Выходит, ничего «настолько уж обычного» в этом нет. Последним оправданием такому горелому прошлому наших лесов могла бы стать традиция подсечно-огневого земледелия. Но как в этом случае объяснить состояние леса в местах, где традиционно земледелие не было развито? В частности, в Пермском крае? Тем более, что этот метод земледелия предполагает трудоёмкое культурное использование ограниченных участков леса, а вовсе не безудержные поджоги больших массивов в жаркую летнюю пору, да с ветерком.

Перебрав все возможные варианты, можно с уверенностью сказать, что научное понятие «динамики случайных нарушений» ничем в реальной жизни не обосновано, и является мифом, предназначенным для маскировки неадекватного состояния нынешних лесов России, а значит и событий, приведших к этому.

Нам придётся признать, что наши леса либо усиленно (сверх всякой нормы) и постоянно горели весь 19 век (что само по себе ничем не объяснимо и нигде не зафиксировано), либо сгорели единовременно в результате некого происшествия, отчего яростно открещивается научный мир, не имея никаких аргументов, кроме того, что в официальной истории ничего подобного не записано.

Ко всему этому можно добавить, что сказочно большие деревья в старых естественных лесах явно были. Уже говорилось о заповедных сохранившихся участках тайги. Стоит привести пример и в части лиственных лесов. В Нижегородской области и в Чувашии очень благоприятный климат для лиственных пород деревьев. Там произрастает огромное количество дубов. Но вы, опять же, не найдёте старых экземпляров. Те же 150 лет, старше нет. Более старые единичные экземпляры все наперечёт. В начале статьи приведена фотография крупнейшего дуба в Белоруссии. Растёт он в Беловежской пуще.

foto-1304-942.jpg

Его диаметр порядка 2 метров, а возраст оценивается в 800 лет, что, конечно, весьма условно. Как знать, может он каким-то образом устоял в пожарах, такое случается.

Крупнейшим дубом в России считается экземпляр, растущий в Липецкой области. По условным оценкам ему 430 лет.

foto-1304-948.jpg

Особая тема морёный дуб. Это тот, который извлекают в основном со дна рек. Мои родственники из Чувашии рассказывали, что вытягивали со дна огромные экземпляры до 1,5 м в диаметре. И таких было много.

foto-1304-949.jpg

Это говорит о составе прежнего дубового леса, остатки которого лежат на дне. Значит, ничего не мешает и нынешним дубам вырасти до таких размеров. Что, разве раньше «динамика случайных нарушений» в виде гроз и молний работала как-то по-особенному? Нет, всё было так же. Вот и получается, что нынешний лес ещё просто не достиг зрелости.

Давайте подытожим, что мы получили в результате этого исследования. Налицо масса противоречий действительности, которую мы наблюдаем своими глазами, с официальной трактовкой сравнительно недавнего прошлого:

– Существует развитая квартальная сеть на огромном пространстве, которая проектировалась в вёрстах и была проложена не позже 1918 года. Протяжённость просек такова, что 20 000 лесорубов, при условии ручного труда, создавали бы её 80 лет. Просеки обслуживаются крайне нерегулярно, если вообще обслуживаются, но они не зарастают.

– С другой стороны, по версии историков и сохранившимся статьям по лесоводству, никакого финансирования соизмеримых масштабов и требуемого количества специалистов лесоводов тогда не было. Не было и возможности рекрутировать подобное количество бесплатной рабочей силы. Не было механизации, способной облегчить эти работы.

Требуется выбрать: или наши глаза нас обманывают, или 19 век был вовсе не таким, как нам рассказывают историки. В частности, могла существоватьмеханизация, соизмеримая описанным задачам. Для чего интересно могла быть предназначена эта паровая машина из фильма «Сибирский цирюльник».

foto-1304-950.jpg

Или Михалков совсем немыслимый фантазёр?

Могли существовать и менее трудоёмкие, эффективные технологии прокладки и обслуживания просек, утраченные сегодня (некий отдалённый аналог гербицидов). Наверное, глупо утверждать, что Россия ничего не утратила после 1917 года. Наконец, возможно, не прорубали просеки, а на уничтоженных пожаром пространствах, кварталами высаживали деревья. Это не такой уж и бред, по сравнению с тем, что рисует нам наука. Хотя и сомнительно, но, по крайней мере, многое объясняет.

– Наши леса гораздо моложе естественного срока жизни самих деревьев. Об этом свидетельствует официальная карта лесов России и наши глаза. Возраст леса порядка 150 лет, хотя сосна и ель в нормальных условиях растут до 400 лет, и достигают 2 метровой толщины. Существуют и отдельные участки леса из подобных по возрасту деревьев.

По свидетельствам специалистов, все наши леса стоят на гарях. Именно пожары, по их мнению, не дают шансов деревьям дожить до естественного возраста. Специалисты даже не допускают мысли о единовременном уничтожении огромных пространств леса, считая, что такое событие не могло бы остаться незамеченным. Для того, чтобы оправдать это пепелище, официальная наука приняла теорию «динамики случайных нарушений». Эта теория предлагает считать обычным явлением лесные пожары, уничтожающие (по какому-то непонятному графику) до 7 млн. гектар леса в год, хотя в 2010 году даже 2 млн. гектар, уничтоженного в результате умышленных поджогов леса, были названы катастрофой.

Требуется выбрать: или наши глаза снова нас обманывают, или некие грандиозные события 19 века с особой наглостью не нашли своего отражения в официальной версии нашего прошлого, как туда не влезла ни Великая Тартария, ни Великий Северный Путь. Атлантида с упавшей луной и то не поместились. Единовременноеуничтожение 200…400 млн. гектар леса представить, да и скрыть, даже легче, чем предлагаемый к рассмотрению наукой неугасающий, 100 летний пожар.

Так о чём же вековая печаль Беловежской пущи? Не о тех ли тяжёлых ранах земли, которые покрывает молодой лес? Ведь гигантские пожарища сами собой не случаются…

Ижевск

Источник

 

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Всё фигня. :) Если есть конкретные вопросы, спрашивайте.

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Всё фигня. :) Если есть конкретные вопросы, спрашивайте.

А как же пчёлы?  :rolleyes:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: 14 окт. 2014 г.

При перелёте из Нового Уренгоя в Москву первую половину пути в безлюдных местностях с высоты 10 км наблюдал многочисленные странные полосы на земле многокилометровые, ровные, без учёта рельефа местности, пересекающиеся под разными углами, иногда параллельные... Как строитель могу сказать, что сейчас линейные объекты так не строят и на видео специально показал в конце как выглядят автодорога и трубопровод с высоты. Не могу сказать кто и для каких целей мог бы сейчас сделать такие полосы, но в интернете встречаются статьи о странных многокилометровых незарастающих просеках, каналах и т д

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас

  • Похожие публикации

    • Автор: Ирина-1968
      Сходить в январе в лес, по грибы, и вернуться с урожаем? В это сложно поверить, но как говорится- удивительное рядом. А именно — в Валуевском лесопарке, в Новой Москве.
      Участник форума Мой Московский, Алексей Захаринский, фотограф-натуралист, писатель, специалист по флоре и фауне Новой Москвы, совершил зимнюю прогулку вместе с корреспонденткой газеты «Вечерняя Москва», Ириной Бордовой. Во время этой удивительной прогулки они не просто подышали свежим воздухом, но и вернулись назад с урожаем уникальных грибов- Фламмулиной!

      Когда летом собираешься по грибы, близкие напоминают: средством от комаров и клещей набрызгаться с головы до ног не забудь. А вчера, когда муж увидел мои сборы, то лишь озадаченно вскинул бровь и покрутил пальцем у виска. Но останавливать не стал — самому ведь любопытно. Поглядим, говорит, какая она, фламмулина — зимний опенок.

      На автобусной остановке «Град Московский» в одноименном поселении Новой Москвы встречаемся со знатоком местных лесных угодий и их богатств Алексеем Захаринским. Уже более 20 лет он изучает природу Новомосковского округа и чтит новогоднюю традицию ходить в лес по грибы. Кого как не его брать в проводники?

      Впереди сказка. Нам туда

      Валуевский лесопарк — сразу через дорогу от старинной усадьбы Покровское-Валуево. Цивилизация с ревом машин, асфальтом и спешащими людьми остается за спиной. А впереди настоящая зимняя сказка. Нам туда. Заснеженные ветви, как белоснежные воздушные мостики, нависают над торной тропой. Вокруг то и дело виднеются следы животных.

      — Лиса бегала?— уточняю у своего спутника.

      — Нет, это собачьи следы. Лис тут мало осталось, — разбивает надежду на встречу с рыжей плутовкой Алексей.— Раньше тут и лоси бега- ли, и кабаны, и кого только не было. Прошлой весной в низовьях Марьинского ручья я даже барсучий городок нашел. А ведь считалось, что в Москве барсуки не водятся. Сейчас же территории развиваются, стройки повсюду кипят. А животным вся эта цивилизация не нужна. Вот они и переселяются туда, где поспокойнее.

      В жару — под листьями. В холод — на стволах

      Снег скрипит под ногами. Хорошо, что обещанный лютый мороз в Москву не пришел. Иначе бы никакие три свитера не спасли… «Тепло ли тебе, девица?» — шутит фотограф Виктор Хабаров, второй участник тихо-охотничьей бригады «ВМ». Ничего, настоящим грибникам холод нипочем! Первые минут пятнадцать не могу отделаться от привычки смотреть вниз. Летом же как: сломишь ветку и идешь, шуршишь листьями— вдруг под каким спрятался красноголовый боровичок, белый-крепыш или ароматный лисенок? Не кланяться же каждому листику, похожему на грибную шляпку! Но зимний поход за грибами — дело другое. Тут свои хитрости. Искать нужно на стволах деревьев.

      Ароматный, паразит!

      На кусте орешника замечаю странные наросты. Не толще цветочного лепестка, почти прозрачные.

      — Это грибы-дрожалки, так их в народе называют, — просвещает Алексей. — Некоторые готовят из него заменитель морских гребешков. Я как-то из любопытства попробовал сырым пожевать. Безвкусный, скользкий… Не советую.

      Тропа становится уже. А спортивный азарт разгорается с каждым шагом. Слева от нас тянется длинное ровное широкое углубление.

      — Это старинная каретная дорога, — поясняет Алексей. — Еще в XIX веке гости Мусина-Пушкина приезжали по ней к нему в усадьбу. А вдоль дороги тянется роща красного дуба. Его еще дилетанты называют «кленодуб». Его листья похожи на кленовые. Это единственное место в Новомосковском округе, где он растет.

      Пройдя пару десятков шагов, вижу сухую осину. Что это на ней?..

      — Так вот же! — опережает меня знаток леса.— Фламмулина!

      Чтобы срезать грибную семейку с маленькими шляпками, укрытыми снежно-ледовой корочкой, приходится встать на колени. С минуту пытаюсь «отпилить» деликатесных паразитов от ствола. Да, летом грибы собирать куда проще! На помощь приходит сильная рука Виктора Хабарова. Но и ему это дается непросто. Заледеневшие грибы согреваются в ладони и начинают источать приятный аромат — смесь дрожжей и осенних опят.

      — А знаете, почему фламмулина не замерзает зимой, а при оттепели продолжает расти? — экзаменует Алексей. — В состав ее клеток входят глицериноподобные вещества, которые препятствуют кристаллизации льда. И с поганкой не спутаешь: не растут они в это время.

      Свернув с тропы и «проплыв» вглубь леса по сугробам, находим темные и довольно широкие шляпки, растущие на кленовом стволе.

      — Это же вешенки! — констатирует Алексей.— Берем!

      Место, где живут диковинки

      Несмотря на все мои уверения, что хороший грибник без полной корзины домой не возвращается, берем обратный курс. По дороге проводник рассказывает, как участвовал в экспедиции Центра по проблемам экологии и продуктивности лесов РАН в Валуевском лесопарке и находил здесь редчайшие растения и грибы.

      — Лес людям нужен не меньше, чем сказки Пушкина, классическая музыка и воспоминания детства, — говорит Алексей. — Именно этими вещами человек лечит свою душу. Телевизор не заменит лес, и детям детские площадки не заменят игры на берегу реки.

      На прощание беру с него обещание, что весной мы пойдем на поиски барсуков и подснежников. А осенью — за грибом-веселкой. Но это уже совсем другая история…


      Источник :      http://vm.ru/news/2017/01/19/tihaya-ohota-po-belomu-sobiraem-gribi-zimoj-347084.html
       
    • Автор: VTO_19
      А это что за фигня, может кто-то знает ?
      Каким будет зоопарк в Новой Москве: Дикая природа, монорельс, динозавры и театр зверей  http://www.kp.ru/daily/26601.5/3617011/
    • Автор: AlekcDolche
      Сергея Собянина просят остановить уничтожение Ульяновского лесопарка, являющегося особо охраняемой зеленой территорией г. Москвы   Жители поселка «Бристоль», расположенного на территории поселения Московский, обратились с открытым письмом к мэру столицы Сергею Собянину, в котором просят защитить Ульяновский лесопарк от уничтожения для прокладки дороги.   Окружная градостроительная комиссия ТиНАО готовится к публичным слушаниям в поселении Московский. Будет рассматриваться проект планировки земель у деревень Лапшинка, Шельбутово и Пыхтино, включающий строительство магистральной улицы районного значения. Улица пройдет через особо охраняемую зеленую территорию Ульяновского лесопарка (постановление Правительства Москвы № 424-ПП от 22 августа 2012 года). Улица фактически разрежет Ульяновский лесопарк. Задачу улучшения      транспортной доступности в данном районе можно решить с меньшим вредом для экологии города, сохранив уникальный зеленый массив, заявляют жители в письме.   В своем обращении граждане указали, что, согласно проекту, улицу проложат через Ульяновский лесопарк, который является особо охраняемой зеленой территорией (постановление Правительства Москвы № 424-ПП от 22.08 2012 года). Новая автодорога пройдет от улицы авиаконструктора Петлякова до существующей дороги к поселку «Бристоль». Проект не содержит параметров дороги, но скорее всего, ее ширина в красных линиях составит не менее 30 метров. Таким образом, улица фактически разрежет Ульяновский лесопарк, уменьшив его рекреационный потенциал для жителей поселения Внуковское и в целом ухудшив экологическую обстановку в Новой Москве. При этом очевидно, что новая дорога должна обеспечить подъезд к жилому району «Солнцево Парк» со стороны Киевского шоссе. Однако эту же задачу призваны решить Боровское шоссе и будущая магистраль Солнцево — Бутово — Видное, которая пройдет чуть севернее предполагаемой дороги.   В обращении также отмечается, что, безусловно, некоторые спорные с экологической точки зрения, проходящие через лесные массивы дороги необходимы для развития новых территорий, и тут, что называется приходится выбирать меньшее из зол. Но в данном конкретном случае, новая дорога свою задачу улучшения транспортной доступности района не решает. Проблему можно разрешить с меньшим вредом для экологии города, сохранив уникальный зеленый массив.   Напомним, что в ТиНАО очень остро стоит проблема трассировок новых дорог. Ранее ИА REGNUM сообщало о протестах жителей районов Ново-Переделкино, Переделкино Ближнее и поселения Внуковское против строительства дублера МКАД — трассы «Внуковское шоссе — Боровское шоссе — Минское шоссе». Тогда жителей возмутило не только некорректно проведенные слушания, в ходе которых выяснилось, что большинство жителей за строительство трассы. Хотя в реальности это не соответствовало действительности. Наибольшее недовольство вызвал как раз тот факт, что дублер МКАД должен разрезать все тот же многострадальный Ульяновский лесопарк. При всем том, что, по словам самих представителей власти, дорожную ситуацию трасса не улучшала.    ИА REGNUM.
    • Автор: Котобус
      Приведу здесь фрагмент статьи о строительстве проекта А101

      Как думаете, поможет ли жителям г.Московский эта дорога?
  • Сейчас популярно