Перейти к содержимому
Войти  
Войти  
AlekcDolche

Деревня Тишина - место громкое

Оцените эту тему

Recommended Posts

10 декабря 2017 года. Филимонковское, деревня Староселье. Замстаросты деревни Наталья Баринова у местной достопримечательности – старой липы. Фото: Виктор Хабаров

10 декабря 2017 года. Филимонковское, деревня Староселье. Замстаросты деревни Наталья Баринова у местной достопримечательности – старой липы. Фото: Виктор Хабаров

Небольшую деревушку в поселении Филимонковское местные жители называют очень нежно и поэтично — Тишина. Хотя на карте такого топонима нет. Почему вдруг два названия у одной деревни — официальное и народное? Корреспонденты «Новых округов» решили провести собственное расследование «по-старосельски».

Заместитель старосты деревни Наталья Баринова говорит, что, только повзрослев, узнала, что деревня, где она каждое лето гостила у бабушки, называется не Тишина вовсе, а Староселье.

— Здесь действительно всегда было тихо и уютно, — объясняет Наталья. — По утрам только и слышался скрип телеги, которая на ферму за молоком ехала, да мычание коров. Наверное, поэтому? Сейчас Тишина уже не такая тихая, как в былые годы. С одной стороны к деревне подступили многоэтажки, с другой — зашумела дорога, дублер Киевской трассы.

Да и официальное название — Староселье — уже не очень подходит этому месту. Совсем новая жизнь в деревне. Дороги оделись в асфальт, вечерние сумерки освещают светодиодные фонари, новые коттеджи все чаще вырастают на месте стареньких деревянных домов с мезонинами.

И живут старосельцы уже не по старинке.

Старые деревенские домики граничат с новостройками. Фото: Виктор Хабаров

Старые деревенские домики граничат с новостройками. Фото: Виктор Хабаров

Последние новости обсуждают не на лавочках, а в деревенском чате. Пользуясь техническим прогрессом, они созывают соседей на субботники — прошлой весной 30 мешков мусора сообща вывезли с берегов Незнайки. Об отключениях электричества узнают онлайн от старосты, даже где посадить новую аллею решают по удаленке. Вот и недавно высадили несколько рядков сосенок в центре деревни, рядом с главной достопримечательностью Староселья — огромной раскидистой липой, которой, по самым скромным подсчетам, лет триста.

Самый возрастной житель деревни Валентина Владимировна Рослова вспоминает, как под этой липой лет 60 тому назад назначали свидания, устраивали игры и танцы под гармонь. Сейчас, как и много лет назад, под вековой кроной тоже происходят основные деревенские события. На игровой площадке резвятся дети, гоняют в футбол на поле с самодельными воротами.

Коренная жительница Староселья Валентина Рослова зовет гостей на чай. Фото: Виктор Хабаров

Коренная жительница Староселья Валентина Рослова зовет гостей на чай. Фото: Виктор Хабаров

Эта липа так и осталась гордостью и визитной карточкой Староселья.

— У дерева уже давно много веток пустотелых, поэтому администрация предчащ дерев старосел новос дерев про су м б но удаленке нес до Старосе кидисто три В Рос эт устраи гармон наз пр ревенск площадк н поэтом ложила совсем ее спилить, а нам жалко.

Эта липа — символ деревни и наша история, — объясняет Наталья Баринова.

Замстаросты убеждена, что деревня должна быть современной, но нужно сохранить деревенский колорит. Колорит этот и в старых домиках с резными наличниками, и в деревенских уличных застольях на праздники, и в этой старой липе. Хотя многодетная мама Наталья Баринова мечтает и о таких атрибутах современной деревни, как детская площадка с безопасным прорезиненным покрытием и роллердром, где бы местные ребятишки могли гонять на великах, скейтах, роликах. А старейший житель Староселья Валентина Рослова мечтает, чтобы Староселье опутала сеть пешеходных дорожек: женщина пристрастилась к ходьбе со скандинавскими палками.

Старые деревенские домики граничат с новостройками. Фото: Виктор Хабаров

Старые деревенские домики граничат с новостройками. Фото: Виктор Хабаров

Старожил рассказала, как много лет назад в деревне кипела колхозная жизнь: все поля засаживали капустой.

— Я еще совсем маленькая была, а в четыре утра вставала, чтобы пойти вместе с дядей Гришей к реке Незнайке. Он заезжал на тракторе с прицепленной бочкой прямо в речку, а я, засучив штанины, залезала в холоднючую воду и черпала ее в бочку. Нужно было набрать воду и полить капусту до того, как солнце взойдет, чтобы капуста не засохла. На обратном пути бежала домой, останавливалась только иногда, чтобы погреть ноги в коровьих лепешках, — вспоминает Валентина Владимировна.

В речке Незнайке тогда раков ведрами ловили. Местные сами пруд в овраге вырыли, чтобы поближе можно было брать воду для поливки огородов. Лес в Тишине всегда был полон грибов — хоть косой коси.

Коренная жительница Староселья Валентина Рослова показывает старый семейный альбом. Фото: Виктор Хабаров

Коренная жительница Староселья Валентина Рослова показывает старый семейный альбом. Фото: Виктор Хабаров

— Позже я за работу в совхозе квартиру в Кокошкине получила, но не жила там ни одного дня. Как отсюда уехать? Здесь всегда благодать, тишина, — вздыхает Валентина Владимировна.

Деревня под названием Староселье известна по документам еще с XVII века, рассказал нам историк и краевед Дмитрий Юрков. Вместе с соседним Середнево она была приписана к селу Березки и принадлежала тамошним владельцам: Проестевым, Великогагиным, Салтыковым, Алябьевым, Бромлей. По документам всегда называлось именно Старосельем.

А Тишина (Тишино) — это маленький выселок, появившийся в XIX веке и постепенно выросший настолько, что после революции уже обогнал старую деревню по численности населения.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Странные люди. Староселье - это место, давно заселённое. Чего им в названии не нравится? Никакой связи с современностью или несовременностью жизни нет, да хоть на космолётах можно летать.

По Староселью названо целое лесничество - Старосельское. Я бы не стал от него отказываться.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
В 04.02.2018 в 10:49, aeneus сказал:

Странные люди. Староселье - это место, давно заселённое. Чего им в названии не нравится? Никакой связи с современностью или несовременностью жизни нет, да хоть на космолётах можно летать.

По Староселью названо целое лесничество - Старосельское. Я бы не стал от него отказываться.

А как ни крути. но с Середнева через Заразы всё едино в Тишину попадаешь)))

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Гость
Ответить в тему...

×   Вы вставили отформатированное содержимое.   Удалить форматирование

  Only 75 emoji are allowed.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Войти  

  • Похожие публикации

    • Автор: Ирина-1968
      Небольшая деревенька Бурцево, или Бурцово, как её называли в старые времена, многое повидала на своём веку. А век у неё был долгий, как история её обитателей — от первых поселенцев, обживающих земли Московского княжества до современных жителей Новой Москвы.
      В самом начале 17 века хозяином Бурцево был Путила Резанов, сподвижник царя Михаила Романова. Путила Фёдорович не был первым владельцем деревни, но именно при Резановых здесь была обустроена господская усадьба, с большим хозяйским домом, надворными постройками, садом и прудами.Под конец жизни Резанов решил удалиться в монастырь, принял постриг под именем инока Дорофея. Его имение по духовному завещанию перешло брату Андреяну и было в собственности семьи не один десяток лет.
      Род Резановых не так хорошо известен широкой публике, он остался в тени более громких фамилий и персон.Самым известным на сегодняшний день можно назвать графа Николая Резанова.Дипломат и путешественник, Николай Петрович был одним из основателей Российско-Американской компании, и участником первой кругосветной экспедиции 1803-1806 года под руководством адмирала И.Ф.Крузенштерна. Драматическая история путешествия Резанова и роман с дочерью губернатора Калифорнии, Кончитой Аргуэльо, известна многим. В 20 веке стала сюжетом культового спектакля театра Ленком — «Юнона и Авось».
      Надо сразу оговориться, что знаменитый путешественник в Бурцево никогда не жил — в его бытность Резановы уже продали имение.На момент генерального межевания 1767 года, Бурцево -сельцо Московского уезда Таракманова стана, владеют вдова полковника Фёкла Михайловна Любовникова и гвардии капитан Николай Иванович Карташов, всего земли 195 десятин, душ в сельце 38. Несмотря на редкую фамилию полковничьей вдовы, ничего примечательного о её семействе в истории не обнаружилось, равно как и о Карташовых.
      В конце 18 века Бурцево приобретает бывший казначей монетного двора, поручик Иван Дмитриевич Алмазов. При нём в имении открывается небольшая полотняная ткацкая фабрика.
      Фрагмент карты размещения ткацких фабрик в Московской губернии. Источник "Крестьянская промышленность середины 18 - начала 19 века"  том 2  И.В.Мешалин

      Во время войны 1812 года усадьба и ткацкое производство серьёзно пострадали от рук солдат Наполеона. Судя по всему, дела у наследников Алмазова с годами шли всё хуже, и к середине 19 века Бурцево за долги изымается в государственную казну. А в 1854 году имение выкупает соседняя помещица -Александра Васильевна Киреева.Она присовокупила деревню к своему владению в составе села Берёзки, Базарово, Середнево и Староселье.
      В 50-х годах 19 века в Бурцево приезжал собиратель фольклора Николай Фёдорович Щербина.Уроженец города Таганрога, писатель и поэт, Щербина поселился в Москве и работал в редакции «Московских губернских новостей». А в 1854 году переехал в Санкт-Петербург и получил должность при Министерстве народного просвещения. В этот период Николай Фёдорович увлёкся народным творчеством и стал собирать лучшие образцы русского песенного фольклора по всей Московской губернии.Однажды до него дошла весть, что деревня Бурцево Подольского уезда славится на всю округу замечательными песнями, а жительницы, крепостные крестьянки -удивительными голосами.
      Щербина специально приезжал в эти края и записал две тетради с текстами песен. Куплет «свадебного вопля» невесты перед бракосочетанием:
      «Ты, родимая моя матушка,
      В день денна моя печальница,
      В ночь ночная богомольница,
      Векова моя сухотница,
      Прогляди ты в очи ясные
      На свою дочку глядючи,
      На свою на дочь любимую,
      В последний раз, останешний»

      Путешествуя в 1861 году по Европе, Николай Федорович общался по переписке с А.И.Герценым: «Я писал вам, что намереваюсь издать русские народные песни за границей.Нужно объяснить вам моё намерение подробно.Я вывез с собой несколько сборников русских народных песней в видах ознакомления европейцев с русской народной музыкой, которая может дать им понятие о высокой даровитости нашего народа, о его богатых духовных средствах и внутренних данных....»
      «Иностранцы знают нас только с военной и политической стороны, а народ считают животными и не любят нас.Узнавши хоть через распространение песен, какое богатое содержание у русской души — они получат о нас иное, лучшее понятие, которое быть может, будет нам со временем в пользу».
      Н.Ф.Щербина

      Неизвестно, сумел ли издать Щербина сборники русских песен за границей, но на родине тетради с его записями не публиковались, и в настоящее время хранятся в отделе рукописей Российской Государственной Библиотеки.
      Во время  реформы 1861 года, крестьяне Бурцево и соседних селений получили освобождение от крепостной зависимости, и выкупили со временем свои земельные наделы у Александры Киреевой. Но не все жители деревни были крепостными. Ещё в начале 19 века часть территории купила в собственность семья вольного хлебопашца Федота Максимовича Волкова. Род Волковых был самым многочисленным и активным среди жителей округи.Некоторые потомки проживали в деревне до начала 21 века.Сейчас никого из
      старожилов рода застать уже не удалось.
      План земельного надела крестьян Волковых середины 19 века в д.Бурцево

      В бланках обследования крестьянских хозяйств пореформенного периода, среди крестьян Бурцево на отхожих промыслах числилось 5 человек: кузнец, маляр, два извозчика в Москве, и фабричный рабочий на Троицкой фабрике. Вплоть до революции, жители деревни занимались сельским хозяйством и перебивались случайными заработками.
      В советское время работали в колхозе. Изначально это было хозяйство Берёзки.После его упразднения территория вошла в состав плодоводческого совхоза Мешково, вокруг Бурцево были разбиты обширные сады. Весной окрестности деревни были окутаны белоснежной пелериной яблоневого цвета.Осенью наступала пора сбора урожая, и на подмогу приезжали целые бригады из соседних посёлков.
      Во время войны здесь проходил один из рубежей обороны столицы.В Бурцево и соседних Берёзках размещался 335 отдельный пулемётный батальон со штабом, медпунктом и пунктом боепитания, несколькими железо-бетонными огневыми точками (ЖБОТ).
      Фрагмент карты РККА по Московской области 1942 г

      По сравнению с соседними деревнями Бурцево всегда считалось малонаселённым пунктом, а после войны деревня ещё больше опустела. К 1950-м годам здесь оставалось всего 7 домов, постоянно жили в основном пенсионеры, остальные перебирались на работу во Внуково.
      Большим подспорьем для многих был пионерский лагерь «Берёзки», возникший в конце сороковых годов на месте бывшей помещичьей усадьбы, и расположенный в непосредственной близости к Бурцево. Часть жителей подрабатывали в лагере и его подсобном хозяйстве.Учреждение было ведомственное и относилось к ХОЗУ МВД СССР. Благодаря руководству лагеря, взамен разъезженной грунтовой дороги в деревню был проложен асфальт.
      В 1960 году Бурцево и соседи по Филимонковскому поселению (кроме Филимонок и Валуево) внезапно «переехали» в Наро-Фоминский район.Разумеется, все населённые пункты остались на своих местах.Просто решением Мособлисполкома от 20 августа они вошли в состав Первомайского сельсовета, переданного в Наро-Фоминский район Московской области из Ленинского района. И только спустя 5 лет, очередным решением Мособлисполкома их вернули в ведение родного Филимонковского сельсовета.
      Рабочих рук в крупных хозяйствах района не хватало, поэтому привлекались трудовые ресурсы из других регионов.Для работников совхоза Московский и Мешково в 60-е годы под жильё в Бурцево перестроили бывшую кирпичную конюшню, в этом доме жило несколько семей. Когда в Московском началось строительство теплиц, для работников построили 3 деревянных дома, каждый на 4 семьи, а старое здание бывшей конюшни снесли. Спустя время, большинство обитателей общежитий получили квартиры в совхозе Московский.
      Будущие жительницы Московского, Мария Склянкина и Зинаида Капитонова в Бурцево

      И Бурцево вновь постепенно стало пустеть.Однако, пока жители деревень стремились перебраться в посёлки городского типа, а то и в Москву, некоторые горожане наоборот приобретали здесь дома с участками для дачного отдыха. Так, в 60-е годы тут поселилась семья Тарасовых. Главу семьи, Александра Никитовича, местные жители называют не иначе как Маэстро.Он и его супруга, Наталья Викторовна — профессиональные музыканты, всю свою жизнь посвятили музыке.Александр Никитович много лет проработал в Большом симфоническом оркестре радио и телевидения СССР. Последние годы был директором Государственного академического русского народного оркестра им.Н.П.Осипова. За свою профессиональную деятельность награждён Орденом почёта и званием «Заслуженный работник культуры». Сын супругов, Сергей Тарасов — талантливый пианист, востребованный и известный не только в России, но и далеко за её пределами.

      В конце 90-х годов в километре от Бурцево, на месте упразднённой деревни Аннино построили завод по производству пенополистирола.Негативное влияние вредного производства не помешало развернуть в районе интенсивное строительство загородной недвижимости. Например, элитный коттеджный посёлок «Променад» уютно расположился на бывших полях бурцевских крестьян.
      Время неумолимо меняет облик и уклад жизни подмосковных деревень.Грандиозные стройки Новой Москвы ещё не добрались до Бурцево, но теперь эти исторические и природные места-неотъемлемая часть нашей современной столицы.
      Автор благодарит за воспоминания и фотографии из личного архива Екатерину Склянкину п.Московский, за консультацию по военному периоду Игоря Нефёдова п.Московский
      Автор Ирина Гаврилина
    • Автор: Ирина-1968
      История деревни Харино насчитывает как минимум пять столетий.Одними из первых владельцев были Мезецкие.Этот княжеский род вёл своё происхождение от черниговской ветви Рюриковичей, в середине 17 века их род пресёкся.Но ещё с конца 16 века владение князя Михаила Ивановича Мезецкого приобрёл Никита Кончеев. Деревня в то время называлась Харина Околица.Входила в состав одного общего землевладения наряду с Кончеево (ранее Саларево) на речке Саларевке и прилегающими пустошами.В течении времени поместье переходило из рук в руки знатных владельцев — Хлоповых, Ермоловых, и менее знатных -Дубровиных, Латышевых, Дмитриевских.
      Соседние селения Харино превосходило по количеству и активности жителей.В деревне было известное на всю округу питейное заведение -трактир, в котором работали два местных жителя, а в Харинское сельское общество входила деревня Кончеево.
      Климат и низкая плодородность подмосковной земли не позволяла крестьянским семьям обеспечивать себя вдоволь хлебом и другими продуктами. Даже в самые урожайные годы своего хлеба хватало только на 8 месяцев. Для выплаты всевозможных оброков, подушной подати, выкупных платежей за землю требовались средства.Многим жителям приходилось покидать родные края в поисках заработка, особенно этот процесс усилился после освобождения крестьян от крепостной зависимости со второй половины 19 века.По статистике пореформенного периода, из 381 жителя мужского пола селений Филимонковской округи 156 человек получили паспорта для того, чтобы отправиться на отхожие промыслы.
      Харинские крестьяне обычно устраивались посезонно -с сентября по апрель — на Троицкую ткацкую фабрику.
      В усадьбе и на фабрике Крыгина в Старо-Никольском житель Харино с сыном работали лесниками, ещё несколько человек — фабричными рабочими. Другие трудились в Москве -медниками, обойщиками экипажей и карет, чернорабочими.
      Но были и те, кто смог зарабатывать на хлеб насущный в своей деревне — местные печник и портной. А одна семья занималась изготовлением мебели и недорогой домашней обстановки - шкафы, буфеты, столы, стулья.Готовую продукцию сбывали в мебельные лавки столицы, там же приобретали материал. Кроме одной вдовы, что работала кухаркой в господском доме в Москве, женщины пределы деревни редко покидали, несколько девушек занимались бисерным промыслом.   Печать Харинского сельского общества
      История деревни Харино и её обитателей в 20 веке во многом схожа с историей других селений Филимонковского.
      После революции-коллективизация, трудились сначала в небольшой сельхозартели, затем объединились с другими деревнями в один колхоз.Работали на ферме, в птичниках, на полях сажали злаки, овощи, кормовую свёклу.Центральная усадьба колхоза располагалась в Марьино, там же была машинно-тракторная станция.
      Во время Великой Отечественной Войны погибло 16 жителей Харино, только из одной семьи Пафнутьевых не вернулось с фронта 5 человек.
      Николай Александрович Пафнутьев родился в 1931 году.Вспоминает, как в 12-летнем возрасте был участником трудового фронта.На колхозной лошади возил дрова на железнодорожную узкоколейку в д.Кресты.Каждая семья должна была выполнить норму-нужно было сделать по 4 ходки, это 40 кубометров дров.Его отец, А.В.Пафнутьев, 1898 года рождения, был инвалидом со времён Первой Мировой войны, там заболел туберкулёзом.Во время Великой Отечественной тоже был на трудовом фронте, но до Победы не дожил.
      В 1970 году к 25-летию Великой Победы силами жителей Харино был поставлен памятник погибшим односельчанам.Делали его своими руками, из подручного материала, под руководством участника войны  Григория Андреевича Дмитриева.Со временем, памятник стал разрушаться, тогда ветераны обратились к директору Марьинской птицефабрики. Руководство предприятия решило установить на месте старого памятника воинский обелиск и взять над ним шефство. А в 2009 году был установлен современный памятник жителям Харино, погибшим во время войны.   Ученики Марьинской школы у предпоследнего памятника, 2008 г

      С начала 50-х годов, многие, в основном мужчины, трудоустраивались во Внуково -в технические службы аэропорта, на ремзавод. Впоследствии, их семьи получили квартиры в Кокошкино, Марушкино, в посёлке Внуково и переехали туда жить.
      Несколько человек работали в интернате и детском доме в Филимонках.Заслуженный педагог, Лидия Ивановна Пафнутьева, посвятила работе в детском доме много лет.
      В деревне, в одном из бывших жилых домов открыли небольшой магазин.Там можно было приобрести продукты и товары первой необходимости.За более значительными покупками отправлялись в ближайшие посёлки городского типа, либо в Москву.
      Досуг проводили в Марьинском клубе.Одна из жительниц, Вера Михайловна Лунина, работала там: вела кружки, самодеятельность, играла на аккордеоне.
      В качестве знаменательных событий в истории деревни старожилы помнят съёмки батальных сцен кинофильма «Война и мир», что проходили в окрестностях Харино.
      Ещё об одном событии упоминают они с большим воодушевлением: в 60-х годах здесь проводились гонки на грузовиках.Один из этапов этой гонки стартовал из Апрелевки, часть маршрута проходила по Середнево-Харино-Кнутово.Зрителей, желающих увидеть соревнования и гонщиков в шлемах на тяжёлых грузовиках, собиралось великое множество со всего района. Одним из организаторов и участников гонок был местный житель Николай Васильевич Пафнутьев.
      Среди уроженцев и обитателей Филимонковского поселения встречалось много интересных талантливых людей. Один из них- Владимир Иванович Морозов из Харино.В молодости он хотел связать свою жизнь со службой в церкви, одно время был священником в храме села Большое Покровское.Но храм в советские годы закрыли, карьера священника по личным причинам перестала быть для Морозова актуальной.Несколько лет Владимир Иванович работал в санатории Валуево.В свободное время выступал в марьинском клубе-играл на аккордеоне, увлекался фотографией, живописью.Часто путешествовал по окрестным лесам, был большим любителем местной природы. Спустя время, он переехал во Внуково, выучился на зубного техника.Односельчане говорят, что слыл хорошим специалистом в своей области.Как человек творческий, всегда был в поиске чего-то нового, занимательного.Увлёкся орнитологией, изучал птиц, устроился работать в Московский Зоопарк.Вместе с другими специалистами из зоопарка участвовал в экспедициях, в том числе международных. Несколько раз снимался в телепередачах, в частности «Спокойной ночи малыши».Писал статьи и заметки в журнале «Птицеводство», «Юный натуралист».В 1988 году Владимир Морозов в соавторстве с орнитологом В.Остапенко написал книгу для любителей птиц под названием «Ткачики».Прошли годы, Владимира Ивановича уже давно нет на свете, но в памяти односельчан он остался ярким, интересным и добродушным человеком.
      В каждом посёлке есть свои заповедные уголки, топонимы, которых нет на карте, но они известны каждому местному жителю. Участки лесного массива вблизи Харино они называют Полоски, Чертёнки, Чёрный луг. Отрезки реки Незнайки, что протекает вблизи деревни, тоже имеют свои индивидуальные названия: Шумная река, Полдня, Коровий брод, Мостки, Переезд, Мельница, Пафнутки.А вот прежнее название -Харина Околица давно кануло в лету, местным жителям оно неизвестно.Теперь уже деревня в современном варианте именуется Харьино.Сельский колорит бывшего Подмосковья постепенно уступает место городским ландшафтам.И по нынешним временам это уже не деревня вовсе, а часть большой и шумной Новой Москвы.   Фотографии из личного архива Александра Илларионова, его семья много лет,ещё до войны, снимала дом в Харино : По дороге на дачу 1938 г   Анатолий,Владимир и Александр Илларионовы в Харино, сентябрь 1945 г   Выезд за черёмухой, 1938 г   Дом Илларионовых в Харино 1930 г   Автор благодарит за фотографии Харьино  Александра Илларионова г.Москва, за воспоминания по истории деревни Наталью Михайловну Завесину, Сергея Алексеевича Рысина, Юлию Ремизову.   Автор  Ирина Гаврилина
    • Автор: Ирина-1968
      Часть 1
      Основные источники по древним землевладениям упоминают деревню Голенищево как одну из вотчин Чудова монастыря.
      Чудов монастырь, или Великая Лавра, был основан во второй половине 14 века. Расположилась обитель в восточной части московского Кремля.В монастыре крестили младенцев царского рода, хоронили монахов, представителей родовой знати, содержали в заточении высокопоставленных узников, провинившихся перед церковной властью.
      В начале 17 века при мужской обители обретался Гришка Отрепьев — будущий Лжедмитрий Первый.
      За долгие годы своего существования монастырский комплекс неоднократно перестраивался, прирастал новыми храмами и зданиями.Здесь действовала патриаршая школа, была собрана богатая библиотека. К началу 20 века Чудов монастырь входил в группу из 15 богатейших храмов России.После революции был закрыт, а к 1930 годам разрушен.
      Веками накапливала Великая Лавра свои богатства: десятки сёл и деревень входили в обширные монастырские вотчины, на которых проживало порядка 20 тысяч крестьян.
      Одна из прежних чудовских вотчин на современной территории Новой Москвы формировалась вокруг села Станиславль.В неё входили такие населённые пункты, как Фоминское, Пенино, Писково, Десна, Ракитки (Дёсеновское поселение), часть деревни Летово (Сосенское поселение), Кнутово, Марьино и Голенищево в поселении Филимонковское.
      Соборный храм Чудова монастыря -церковь Архангела Михаила, конец 19 века

      После т. н. секуляризации церковных земель -реформы, проведённой Екатериной Второй в 1764 году — все монастырские вотчины были переданы Коллегии экономии, земли и крестьяне, жившие на них, перешли в разряд экономических.А по упразднении Коллегии в 1786 году — государственных. Экономические крестьяне обладали большей свободой, чем крепостные, платили денежные подати в казну вместо барщины и натурального оброка. Жизнь внутри каждого крестьянского сообщества управлялась и регламентировалась сельской общиной. Однако, как экономические, так и государственные крестьяне были закреплены за своей землёй, и только в 1866 году после принятия указа «О поземельном устройстве государственных крестьян» они получили возможность распоряжаться своими наделами и свободно покидать насиженные места.В этот период увеличивается отходничество — сельские жители осваивают новые профессии и нанимаются на различные работы — от сезонных на ближайших производствах, до постоянной в городах.
      Жители деревни Голенищево предпочитали работать в Подольске или Москве.Почти каждый второй взрослый мужчина из семьи трудился в столице: медники, маляры, приказчики, посадчики, обойщики экипажей и карет.Два человека зарабатывали частным извозом.Ещё несколько занимались изготовлением щёток в артели деревни Клоково.
      Одним из видов кустарных промыслов, который процветал в Голенищево, был токарно-игрушечный.Как правило, у каждого кустаря был свой токарный станок, с помощью которого вытачивался из дерева или кости тот игрушечный товар, который был востребован скупщиками, и на который уже имелся определённый заказ.В основном делали шашки, шахматы, пасхальные яйца, чайные приборы и т. д.
      За каждой экономической волостью закреплялась своя лесная дача.Голенищево относилось к Станиславльской экономической волости.Лесные территории этой волости, раскинувшиеся на многие вёрсты вокруг, носили название лесной дачи Бочкиной.Наряду с владельческими и крестьянскими лесными угодьями, на территории Московской губернии существовали обширные участки государственного леса.Для охраны казённых лесов была образована лесная стража, служить в ней обычно нанимали местных жителей- крестьян, приказчиков, отставных солдат.Иногда брали на службу нерадивых волостных и сельских писарей.Служба лесного сторожа была устроена по семейному: ему с семьёй предоставлялся дом- лесная сторожка.Сотрудники лесной стражи освобождались от мирских и рекрутских повинностей. В обязанности им вменялась охрана лесов от пожаров, незаконной вырубки и выпаса скота, браконьеров.Также лесники должны были предупреждать местную полицию обо всех происшествиях на вверенной им территории, в том числе, о скрывавшихся беглых каторжниках и разбойниках.Чины лесной стражи имели право носить и применять огнестрельное оружие.Одна из таких лесных сторожек находилась на окраине деревни Голенищево, там проживала семья из пяти человек.
      Лесная стража просуществовала до революции, после 1918 года казённые лесные дачи были преобразованы в лесничества, а сторожа в лесников.
      Нагрудный знак лесного сторожа

      Одной из самых предприимчивых и обеспеченных в деревне была семья Хреновых.У них имелось хорошо налаженное хозяйство, большой земельный надел, в Голенищево они держали лавки и чайную. Семья Хреновых была также связана с историей Троицкой церкви
      в селе Сергиевском-Берёзках.С середины 19 века Пётр Семёнович Хренов был бессменным церковным старостой, избирался несколько сроков подряд.При его непосредственном участии к зданию Троицкой церкви пристраивались тамбур и колокольня.Его сын, Александр Петрович, был приходским священником.В архивных источниках сохранилось прошение в Московскую духовную консисторию о ремонте церкви, которая пострадала от урагана 1904 года, за его подписью.В период коллективизации имущество Хреновых было экспроприировано в пользу местного колхоза.
      Продолжение следует....
    • Автор: new_muscovite
      Примерно в пяти километрах от Московского и примерно в восьми километрах от Троицка, в густых зарослях на берегу пруда затаилась старинная церковь. Она не блестит куполами. О ней не пишут современные путеводители. Да что там говорить – даже не все местные жители знают о ее существовании.

      Стены, пережившие целую толпу царей, генсеков и президентов, тихо разрушаются под неумолимым напором природы. И тишина… Церкви не повезло. Она оказалась на закрытой охраняемой территории, владельцы которой, судя по всему, совершенно равнодушны к судьбе исторических памятников.


      Моя первая встреча с загадочным Троицким (Покровским) храмом состоялась в стенах ГПИБ. Дело было к вечеру, я сидел и рассеяно листал справочник 1874 года («Краткие сведения о всех церквах Московской епархии в алфавитном порядке исчисленных» И. А. Благовещенского). Вдруг в глаза бросился знакомый топоним – «Березки». Хм… Знаю я эти Березки. Пионерлагерь, пруды. Когда-то там была усадьба известного промышленника Бромлея. Но церковь?



      Жизнь научила, что в таких вещах никогда нельзя верить на слово какому-то одному справочнику. Для начала, надо заглянуть поглубже в историю.

      «Списки населенных мест российской империи», 1862 год издания. Есть церковь!



      Популярный справочник г-на Нистрема, 1852 год. Есть церковь!



      В фундаментальном исследовании Холмогоровых, содержащем множество цитат из архивных материалов, храм тоже подробно описывался:



      Итак, что мы имеем? В XVII веке здесь была деревянная церковь. В середине XIX века уже стояла каменная. Следовательно, датировке из справочника И. А. Благовещенского и впрямь можно доверять. Вполне вероятно, что мы действительно имеем дело с памятником XVIII столетия. Или, самое позднее, первой половины XIX века.

      Возник последний и самый важный вопрос. Что осталось от этого сооружения? Сохранилось ли до нашего времени хоть что-нибудь? Интернет давал по этой теме весьма скудные и противоречивые данные. Кое-где и вовсе заявлялось, что была только деревянная церковь, которую уничтожили при советской власти. И лишь на фундаментальном сайте соборы.ру я обнаружил то, что искал - мутноватую фотокарточку 1994 года. Предчувствия не обманули. Каменный Покровский храм пережил советские годы!

      Оставалось лишь увидеть всё своими глазами.

      Из двух классических способов попадания на закрытую территорию (забалтывание/подкуп охраны и партизанское проникновение) был выбран «путь воина», как самый надежный и увлекательный. Но в итоге, мне даже не пришлось лазить через заборы и ползать по кустам, скрываясь от злых сторожей. Хитрым маршрутом удалось подобраться к месту, где забор вообще отсутствовал. Так что, формально, я даже никуда не проникал. Просто побродил по крапивным зарослям. Побродил, побродил, и вдруг наткнулся на осыпавшуюся кирпичную стену…



      К сожалению, у меня с собой тогда была лишь скудная мыльница.



      Но самое обидное, что буквально спустя минуту поблизости раздались голоса. Возможно, меня как-то умудрились заметить, а может это был лишь плановый обход. Не знаю. В любом случае, проверка доброжелательности местного ЧОПа категорически не входила в мои намерения, и я тихонько ретировался, так толком и не осмотрев здание. И правильно сделал, что ретировался, как потом выяснилось…

      Позднее, в интернете обнаружился отчет еще одних храбрых исследователей, попытавшихся подобраться к памятнику аж на Новый Год, но пойманных местными сторожами еще на подходе. Любителям остросюжетных историй советую ознакомиться. Ярко описано незабываемое общение с представителями слаборазвитого вида Homo Vahterus, сопровождаемое неожиданными сюжетными поворотами в виде брызганья перцовым баллончиком в глаза нелегальных посетителей и удивительными откровениями, в стиле: «Зае...ли историки!! А если я в твою квартиру влезу и жену твою вые...у!!?»

      Что мы имеем в сухом остатке? Посреди нашего ТиНАО стоит малоизвестный старинный храм. Предположительно, ему стукнуло уже четверть тысячелетия. Это очень много. Столь древние постройки принято охранять и беречь. А этот не берегут. Он разрушается, и это отлично видно на приведенных снимках. Его не наблюдается в путеводителях и реестрах культурного наследия. Если владельцы территории пионерлагеря завтра просто разберут его на кирпичики – этого даже никто не заметит. Середина XVIII века. Двести пятьдесят лет нашей истории находятся под угрозой. С этим надо что-то делать.

      Собственно, если есть смелые люди с хорошим фотоаппаратом (а также просто смелые люди), я бы предложил для начала рискнуть и сходить туда еще разок. Надеюсь, что моя хитрая тропа все еще проходима. Следовательно, мы официально ничего не нарушим. Никаких заборов, никаких табличек. Опять же, если по дороге встретятся неадекватные сторожа – они вряд ли будут предпринимать какую-то агрессию в отношении большой группы людей. А уж если к нам присоединится еще кто-то, обладающий особым статусом (например, счастливый владелец депутатского удостоверения) – будет вообще отлично.

      Конечно, еще лучше было бы договориться об официальном посещении территории пионерлагеря, но что-то мне подсказывает, что это будет довольно трудная задача, которая может растянуться на долгие месяцы. Судя по отсутствию фотографий в интернете и литературе, пока это вообще никому не удавалось сделать. В конце концов, владельцам территории есть что скрывать. У них там изуродованный и полуразвалившийся памятник архитектуры, и лишняя шумиха вокруг него им вряд ли нужна.

      Так вот… Подберемся поближе. Осмотрим, отснимем. Попробуем разобраться, что он из себя действительно представляет, и в каком состоянии находится сейчас, в 2016 году. Я попытаюсь уточнить датировку по кирпичной кладке и прочим признакам. Возможно, будут клейма на кирпичах, или другие зацепки. А затем, имея на руках внятный и актуальный материал – можно будет заняться привлечением внимания к этой теме. Раскачаем местную прессу, раскидаем письма в официальные инстанции. Работы не много. И оно того действительно стоит.

      В конце концов, не так уж часто выпадает реальный шанс спасти значимый кусочек исторического наследия родного края. Это в высшей степени достойное дело. Если кто надумает - пишите, скоординируемся и сходим. Например, на майских праздниках
       
      (http://new-muscovite.livejournal.com/7160.html)


Пользовательский поиск

Город Московский на карте

Яндекс.Погода

Новости города Московский

Новомосковский административный округ НмАО, ТиНАО (Новая Москва). Виджет Яндекс.







×
×
  • Создать...